May 26th, 2014

Long live the Choko-King!

Должен признать, со своим прогнозом касательно украинских выборов я пролетел мимо кассы, преимущественно.
Единственное, что угадал – довольно высокий процент Ляшко (я давал 10, вышло 8,5, что для многих в России стало совершенной неожиданностью) и Гриценко (я давал 5, а так вроде уже и 6).
Касательно «самых лютых бандерофошыстов», Тянгибока и Яроша – предполагал, что будет меньше пяти, но что настолько мало (вкупе около двух) – не думал. Но, вероятно, весь их электорат утянул Ляшко, который действительно, типа, воевал.

С Богомолец – просчитался абсолютно. Получилось, не нужна сейчас Украине «женщина и врач» во главе государства, способная примирить всех и вся своей безобидной фигурой. Ну и ради справедливости, она была очень пассивна в избирательной кампании, всё жаловалась на то, что ей не дают доступа к центральным каналам, а когда давали – выступала очень невыразительно и невнятно.

Collapse )

Немного лингвистики

Решил малость отвлечься от раздумий и забот о судьбах мира и посвятить этот пост одному лингвистическому нюансу, который мне доводилось прежде объяснять своим «студентам», а сейчас он снова всплыл в разговоре с коллегой.

Он, как потом выяснилось, почитывал один сборничек американских рассказов и наткнулся на непривычный для себя оборот в речи персонажа: “I should of been more careful”.
Поделился со мной недоумением. Типа, как такое могло возникнуть?

Сначала, признаться, я не понял. И замороченный я был в конце дня, и, что комично, этот парень, в отличие от подавляющего большинства англоговорящих русских, произносит предлог “of” правильно.
Правильно же он (последние лет полтораста, во всяком случае) произносится не как «оф», а как «ав». Вернее, там не «а» даже, а вот тот краткий неопределённый гласный звучок, выражаемый знаком в виде перевёрнутой «е», который называется «шва».
Поэтому я и не понял, когда он сказал: «Ай шуд ав бин мо кэафул». Не понял – что его озадачило?

Collapse )