artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Свобода через рабство

Эта фраза, вынесенная в заголовок, многим кажется не то оксюмороном, не то витиеватым парадоксом, не то просто издевательством над здравым смыслом.

Поэтому, вероятно, она нуждается в пояснении.

Ибо я знаю, что многим людям, в том числе взглядов цивилизованных, «прозападных», представляется абсурдом, что слуга ваш покорный, отъявленный либертарианец, провозглашает себя сторонником частного рабовладения. В этом им видится то ли какой-то изощрённый стёб, то ли «креза».

Что ж, я соглашусь с тем, что людям, плохо со мной знакомым, порою сложно понять, когда я шучу, а когда нет. Но в данном случае — не шучу. И в отличие от некоторых, я не считаю себя умнее и нравственней Аристотеля, который полагал, что иным — на роду написано быть рабами и подчиняться. Я просто считаю, что люди меняются. В этом смысле у меня, вероятно, более обширный материал для наблюдений, чем тот, которым мог располагать Аристотель.

При этом, я никогда не был прекраснодушным идеалистом, витающим в мире собственных грёз. Где стоит лишь неким гонимым и притесняемым дать свободу, убрать с них ярмо и спуд — и они тут же станут полноценными свободными гражданами. Нет, так это не работает. Никогда не работало.

Раб, внезапно освобождённый — становится рабом растерянным, пребывающим в поисках нового хозяина. Или же — рабом разнузданным, готовым мстить за былое своё унижение, бессмысленно и беспощадно, но не готовым ни на что большее. Но он не становится самодостаточным и ответственным свободным гражданином.

Страна, в которой я родился и живу, Россия, как ни печально это признавать, населена преимущественно рабами. Всегда была такой. Ну, я даже Лермонтова и Пушкина и Чаадаева цитировать не буду, окей? Это и так общее место: страна рабов, страна господ. Где и «господа», на самом-то деле, точно такое же холопьё, только что рангом повыше.

И мне это не нравится. То есть, Россия как страна — мне нравится. Места живописные, берёзки в рощицах, окушки в речках — это всё моё, родное. А качество людей, значительной их части, если не подавляющей - не нравится.

Между тем, один человек сказал: «Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя, спрашивай, что ты можешь сделать со своей страной». Или немножко не так — но мне такой перевод больше по сердцу.

И вот мне не нравится, что здесь, на самом деле, слишком мало по-настоящему самодостаточных, достойных, сильных духом и разумом граждан. А те, которые есть, - они тоже зачастую являют свойства «восставшего раба», но не гражданина.

Как бы это проиллюстрировать?

Ну вот я уже почти десять лет занимаюсь, в числе прочего, агробизнесом в Калужской губернии. Где со стороны областного начальства, вообще-то, созданы хорошие условия для развития сельхоза. Во всяком случае, Артамонов, тамошний губер, он вменяемый мужик и по крайней мере не вредничает, препятствий каких-то безумных не чинит.

И конкретно на том районе, где моя Плантация обретается — тоже нормальный глава, дружит с головой (не знаю, как такой троп назвать и надо ли за него извиняться).

Но вот приходят начинающие фермеры. Как они бизнес-планы свои строят — это отдельная песня. «А вот я хочу огурчики выращивать, а жена моя свёколку, а младший сынок гусями решил увлечься, а средний кролями, а старший думает раков разводить, бо выгодная, говорят, тема».

Да, зашибись. А я — хочу залудить авиастроительный завод. Ну чем я не Эмбраер? Я, правда, нихуя не понимаю в авиастроении — но как-нибудь получится, наверное? На энтузиазме-то?

Но ещё примечательней, как эти гордые люди, решившие сбежать из удушливых городов на вольную землю, строят отношения с окружающими.

Пообщавшись с соседями, они узнают, что тут принято заключать договор со страховой компанией (аффилированной с той Корпорацией, к которой я имею честь принадлежать), и это даёт протекцию Артёма, «местного феодала». И они воспринимают это как некую форму рэкета. Им дают мой телефон, и вот несколько случаев бывало, когда звонит такой гордый и непреклонный глава семейства и делает мне грозное предупреждение: «Только попробуете на нас наехать — мы встанем с ружьями и будем стрелять! Имей в виду!»

Я отвечаю: «Хорошо. Я принял к сведению, что ты сам свои дела решать можешь. Поверь, с нашей стороны никаких наездов не будет. Мы вообще этим не занимаемся».

Про себя же думаю: «Вот же дебил, прости господи!»

Что делал я сам, когда впервые решил заняться там агробизнесом? Вообще-то, я туда пришёл изначально совсем не за этим. Восстановить «графские развалины», наше родовое гнёздышко. Которое находилось на землях бывшего совхоза, к тому времени (начало нулевых) совершенно убитого, на этой почве подружился с директором этого «агрохолдинга», выкупил пару га под домом и вокруг, отстроил усадьбу по дореволюционным фоткам, потом совхозник познакомил меня с главой района, ну и они, можно сказать, впарили мне 500 га брошенной пашни, за копейки по моим меркам, но для них это были хоть какие-то деньги.

И я решил: почему бы нет? Я как раз заделался начальником, появилось чуток свободного времени, и можно было употребить его на сельхоз. Благо, я с самого начала имел на уме ещё одну «социальную», можно сказать, программу.

Но первым делом — я зарулил в местное РОВД. Познакомился с тамошним начальником, Тимуром. Хороший парень, довольно резкий и толковый, из оперов. Мы усосали ботл добротного скотча, покалякали о делах наших.

При этом, я ксиву свою — никому не показывал за всю историю в том районе. Но когда стройка моей усадьбы охранялась ребятишками в брониках, шлемах и с автоматами, а грузы с материалами сопровождала БРДМ — никто и не спрашивал. В России есть такой народный обычай: если видишь людей в полной «сбруе» с калашами и при БРДМ — не задавать лишних вопросов.

В общем, Тимур — он понимал, что я очень непростой человек. Там ходили уже слухи, что фэбэс из Центрального Аппарата. А он — всего лишь местечковый ментовский начальник. По иерархии — он десять раз «ку» должен был бы делать. А по факту — я мог бы нагнать в район роту нашего «Мицара», и так всех раком поставить, чтобы за три версты ещё полвека мои владения обходили.

Но мне этого было не надо. Мне надо было подружиться с местными ментами. Поэтому я обратил внимание, что у них во дворе копошатся в моторе полудохлого «козлика», и выразил готовность улучшить обеспеченность транспортом. Подогнал десяток крузаков, семидесяток и восьмидесяток. Из нашего автопарка, не вполне свежих — но это неубиваемые машины. Сто тысяч - не пробег вообще. И менты радовались, как дети.

Да, конечно, половина этих крузаков разбежалась по начальству — но и начальникам же надо на чём-то добираться к месту службы. И семидесятки всё же остались на вооружении (ну, они кондовые такие). И это лучше, чем три уазика, какие у них были на ходу.

С компьютеризацией тоже подсобил. У приятеля завалялись на складе немножко устаревшие ноуты — так их ментам и подарили. И нужно помнить, что это 2007-й год был, когда в глубинке — менты ламповому монитору радовались. А тут — полное обеспечение сравнительно мощными ноутами, на которых даже в Контру погонять можно.

Рации с защищённым каналом связи. Сканеры для оперативного снятия «пальчепятков».

В общем, оказал им хорошую такую спонсорскую помощь. И что это, уплата дани с моей стороны было? От подполковника ФСБ — местечковой ментовке?

Нет. Просто мне нужны были эти пацаны. Нужно было их хорошее отношение. Потому что они свою землю знают, а мне — слишком долго вникать будет, в случае чего. И мне нужно было, чтобы в этом самом «случае чего» - они добросовестно на меня работали.

Говорят иные: «А вот нехер подмасливать мусоров, они и так за наши налоги должны нас защищать и спасать».

Ага. Налоги — это очень сложная сделка. Они уходят куда-то наверх, там распределяются хер знает как, потом чего-то перепадает полиции, и она всегда недовольна своим материальным положением, и смешно от неё требовать, чтобы она жопу рвала и носом землю рыла только потому, что ты, возможно, заплатил налоги.

Нет. С людьми — лучше договариваться напрямую.

«Но в Европах не так! Там полиция очень-очень хорошая и ответственная перед налогоплательщиками!»

Да, в британском Ротерхэме — полиция была очень ответственна перед гражданами города, налогоплательщиками. Чьих дочерей годами насиловали пакистанские отморозки, а полиция всячески отмазывала этих уродов. Чтобы не портить статистику, чтобы не возбуждать какую-либо рознь. А реально — потому что долю имела от подпольных борделей.

И я, кстати, давно имею серьёзные сомнения касательно благостной европейской статистики по особо тяжким. То есть, в «белых», бюргерских таких общинах — уровень насилия низок просто потому, что там живут цивилизованные люди. Но в этнических всяких кварталах — да хрен его знает, сколько там на самом деле мочат они друг дружку. Мясо в речку, заявы ни от кого нет — и полиции просто похер. Опять же, не хочется портить статистику.

Что я хочу сказать: если тебе что-то от кого-то нужно — надо договариваться конкретно с этим челом, доказывать ему свою полезность, что ты тоже в долгу не останешься. Это — подход ответственного человека. А уповать на абстракции типа «моя милиция и так обязана меня беречь, потому что так написано в законе» - это инфантилизм. Непонимание жизненных реалий. Хотя, конечно, многие могут не согласиться.

Но мне вспоминается пассаж одной блогерши, ярой противницы легализации короткоствола. Она там писала: «Нет, оружие у граждан — это не выход. А надо просто заставить ментов, чтобы они защищали нас, простых граждан, так же, как защищают всяких богатеньких буратинок».

И мне стало очень смешно. Заставить? «Да как же ты их заставишь-то, дорогая моя овечка? Они — парни с пушками. А ты — принципиально без. Ещё и бабла за сервис платить не хочешь. Так кого ты к чему заставить-то можешь или хотя бы простимулировать? Кто тебя вообще слушать будет? Разве лишь из милости — и пока терпение не лопнет».

Ну а с Тимой мы очень хорошо поладили. Он мне рассказал, кто у них на районе среди криминала вменяемые люди, а кто отморозь, которая мешает им жить, но трудно подкопаться. Ничего: с нашими возможностями - не трудно. Славно так городок подчистили (да без особой «жести» даже), любо-дорого стало. Вплоть до того, что люди тачки перестали запирать, оставляя на ночь.

И попутно я развивал свою главную программу. «Свобода через рабство». Я уже много писал об этом, поэтому повторюсь вкратце.

Через знакомых ментов я или мои агенты находят какого-то кренделя (или группу), предпочтительно молодых, которые совершили сравнительно малозначительное преступленьице (мокрушников не люблю, только если в драке как возможный эксцесс самообороны), за которое им светит реальный срок (допустим, уже были под условным за кражу, угон, что-то такое).

Или даже не светит — но судимость будет. А если не судимость (у несовершеннолетних) — отметка о привлечении всё равно будет, которую легко найти. И это несколько портит биографию, что ясно даже малолетним долбоёбам.

Я предлагаю альтернативу. Отработать на моей ферме в положении, которое можно назвать, конечно, «рабским», а можно воспользоваться словом «индентурное услужение», но это в любом случае лучше, чем в колонии.

Вернее, в колонии — лотерея. Бывают очень даже сносные условия, а бывают такие, что хоть вешайся. И когда тебя три здоровых вертухая будут мудохать дубинками, вышибая бабло из дома — хрен кому пожалуешься. Насмерть забьют — на колючку бросят, тушку прострелят, и, типа, напал на конвой, пытался бежать.

У нас — по крайней мере такие эксцессы исключены. Потому что я рабовладелец, я заинтересован в сравнительной сохранности и работопригодности своего имущества.

При этом, дело твоё — пропадает с концами. Как не было. Ещё и военкомат о тебе забудет навсегда. А по желанию — можешь научиться вождению, получить права, выучить английский, кое-какие иные навыки обрести, небесполезные в жизни. Потому что квалифицированный невольник — более прибыльный невольник.

Но, конечно, это не пионерлагерь, наше заведение. Там довольно жёсткий режим. Всего три выбора блюд в столовке и заказывать нужно заранее. Сёмги в ананасах, при этом, не предусмотрено. И никакого бухалова в расположении или на работе. Увольнительные в райцентр — только по прошествии трёх месяцев и при хороших рекомендациях от твоего сеньора. Да, там совершенно официальная дедовщина. К тебе прикреплён будет парень, который у нас уже давно, знает, что к чему, и тебе лучше его слушаться. Ты можешь потребовать замены сеньора, но, честно, я бы не рекомендовал это делать.

Можно ли считать этих юных уголовничков свободными людьми? Скажем так: личинки свободных и ответственных граждан. В смысле, есть некоторый бунт против устоев «системы», но они ещё слишком глупые, чтобы понимать, что к чему. И безответственные.

Но из них — может получаться толк. Из них — могут получаться достойные полноценные граждане. Из какого-нибудь сорокалетнего Васисуалия Лоханкина, «внутреннего эмигранта», - хуй уже чего получится. «Такова сермяжная правда жизни. Плетью обуха не перешибёшь. Сила солому ломит». Конечно, ломит. Если ты чучело соломенное.

А эти юнцы — они ещё не потеряны. Они способны усваивать, что есть правила и Правила. И нужно различать.

Допустим, делать селфи на нашей плантации и выкладывать в соцсеть — это нарушения Правила. Ты других подставишь, если сделаешь так. После этого — тебя никто знать не будет. Ни я, ни Комендант Ваня, ни твои товарищи. Просто, собирай вещички, получай расчёт — и пошёл вон.

Каким образом спецназ ГРУ умудряется НЕ донести до своих салабонов ту мысль, что нельзя фоткаться с друзьями в располаге и выкладывать в соцсеть с указанием индекса особсекретной части — загадка во тьме. И кого они туда берут, какой у них сейчас фильтр — тоже.

А есть просто «правила». Вот то, что нельзя бухать в расположении, нельзя ходить в самоволки, нельзя перетаскивать пакет с пивом через забор. Но если нельзя, но очень хочется выебнуться перед пацанами — значит, можно. Только осторожно. Ибо если попалишься — ну, никто не обижается, что к нему применяют меры дисциплинарного характера.

Или две недели без Инета (и любимых танчиков) — или тридцать розог. На выбор.

Да, в таком виде у нас в ходу телесные наказания. И я решительно не понимаю, почему вдруг в кратковременном и дозированном причинении боли стали видеть какую-то «варварскую дикость». Как по мне, гораздо более дико — красть у юного существа время, будь то в кутузке по любому поводу, или даже detention, оставление после уроков в школе (в США). Это какой-то гораздо более изощрённый садизм. А лёгкая трёпка — с одной стороны, не то, конечно, ощущение, которое хочется претерпевать слишком часто, а с другой — менее унизительная штука, нежели ограничение той или иной свободы.

К тому же, такое сравнительно безобидное телесное воздействие — помогает лучше выработать то, что мы называем «менеджмент боли». Ну, в самом деле, не стрелять же юнцу в плечо, чтобы проверить, сможет ли он, несмотря на шок, удерживать ствол другой рукой?

А моя эта Плантация — это ведь и «школа кадрового резерва» для той Корпорации, к которой я имею честь принадлежать. Для штурмовых подразделений, для Агентуры, для Техсапорта. Мы проходим занятия и по физподготовке, и по огневой, и тактические игрища. Вскоре им это становится так интересно, приобщиться к чему-то секретненькому и внушительному, что даже если изначально они шли ко мне, чтобы избежать зоны, то приоритеты меняются. И они вполне терпят такое неудобство, что если их спалят на каких-то косяках, то могут надрать задницу.

Вообще, вот многие умники восклицали: «О, когда же подрастёт первое непоротое поколение!» Подразумевая, что оно-то будет органическим носителем духа свободы.

Выяснилось, что первое непоротое поколение — просто панически боится быть поротым, и падает в обморок при виде розги. Только-то и приходится из него отбирать, что воришек да угонщиков, из которых ещё можно вылепить толк. А вот дай мне стайку «селигерышей» - не уверен, что даже я смог бы внушить им какое-то человеческое достоинство.

Конечно, везде бывают исключения. Есть и там циничные карьеристы-оппортунисты — и это лучшее, что там есть. Остальное — реально болото. Им нравится быть зомби, им нравится быть рабами «Московии», это их имманентная внутренняя потребность. Им страшнее всего представить, что хоть что-то в этом мире может зависеть от них самих, от их воли, и что она вообще может быть. Порченое, выморочное племя.

Мои же — учатся тому, что любой страх можно преодолеть. Не то что темноты, высоты, или ещё какие-то дурацкие фобии. Но можно преодолеть страх даже передо мной.

Да, здесь-то, в Инете, я, разумеется, такой развесёлый сетевой пиздобол, байки травлю, народ развлекаю, но, поверьте, в реале очень мало людей, которые не поёживаются, когда я смотрю на них сколько-нибудь недобро. Генералы поёживаются. У них фуражки над головой приподнимаются. Матёрые гангстеры не могут попасть сигарой в пепельницу, когда чувствуют моё недовольство. И даже некоторые сисадмины вздрагивают, хотя этой публике вообще всё похуй.

Как сформулировал один мой юный друг (собственно, младший братец Лёшки Зимина, вызвавшийся в свои тогдашние четырнадцать лет запарковать Лёхину бэху и полирнувший ею мой Гелик): «Тём, не смотри, пожалуйста, на меня своим взглядом номер семнадцать! А то у меня стенки мочевого пузыря индевеют». И это я ещё по-доброму на него смотрел, практически по-родственному.

А мои невольнички, эти сопляки, уже познакомившись со мной, примерно зная, кто я и на что способен, — осмеливаются мне перечить, даже огрызаться, когда считают, что правы.

И это не совсем то, что «я свободен, я забыл, что значит страх». Только удолбанный может забыть, что значит страх. Тем более, в моём присутствии.

Но они — учатся преодолевать(!) страх. Даже передо мной. А после этого — какой там, нахер, Путин, какая там, нахер, государственная машина подавления и запугивания!

Даже те, кто не идёт к нам, а идёт на вольные хлеба в коммерческие фирмы (но по нашей рекомендации, как привило, что дорогого стоит) — всё равно становятся подлинно свободными, самодостаточными и ответственными гражданами. Не из страха ответственными — а потому что понимают, зачем это нужно, отвечать по добровольным сделкам с другими людьми.


Tags: Россия, педагогика, политика, психология, рабовладение
Subscribe

  • Афган и Талибан

    Как бы плохо я ни относился к ишакам (Демократам) в целом и к Байдену в частности, должен признать, что для выхода из Афгана и сдачи его талибам…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments

  • Афган и Талибан

    Как бы плохо я ни относился к ишакам (Демократам) в целом и к Байдену в частности, должен признать, что для выхода из Афгана и сдачи его талибам…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…