artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Почему он у нас такой большой?

Продолжим восьмимартовскую тему, пожалуй. Поговорим о любви и её атрибутах.

Да, «он» в заголовке — это именно то, что вы подумали.

Итак, на фоне прочих высших приматов, пенис гомо сапиенс (это по латыни, а по научному — МПХ) — просто огромный. У гориллы, способной держать подмышкой Майка Тайсона с одной стороны и Шекила О'Нила с другой — он всего четыре сантиметра. В «боеготовом» состоянии. У орангутанга — примерно столько же. У шимпанзе больше — аж «целых» семь сантиметров, но при этом тонкий, как карандаш.

Нет, поймите правильно. Я уж не помню, когда последний раз парился в бане с голыми шимпанзе, но есть специальные люди, которые делают такие замеры, и я доверяю их данным. И вот они утверждают, что у ближайших к нам гоминид МПХ смехотворно мал по нашим меркам. А у человека — гораздо крупнее (даже у сторонников ВВХ... хотя у них при этом редуцированы тестикулы).

И вот учёные гадают: почему так, зачем так?

Некоторые договариваются до того, что большой пинус повышал привлекательность самца для самки, и вот наши предки его себе отращивали, а чтобы лучше продемонстрировать своё достоинство — изобрели прямохождение на двух задних.

Я бы сказал, это полная чушь. Прямохождение человека, по моей теории, - следствие того, что получали огромное преимущество те, кто умел высвобождать руки под оружие. Именно под оружие, типа палка-дубинка, а даже не орудия труда. Ибо, имея палку, можно и леопёрду по морде врезать, и соседнее племя с земли согнать. А значит, кто лучше научился орудовать палкой — тот и побеждал в конкурентной борьбе. А для этого желательно освободить руки и научиться перемещаться на двух ногах. То же самое подтверждается документальными кадрами из начальной сцены фильма Стенли Кубрика «Одиссея-2001».

Далее, прямохождение приводило к тому, что оказывались уязвимы наиболее деликатные места. Раньше они были прикрыты корпусом и ляжками от жёсткой степной травы и колючек, а теперь — оголены.

Возможно, сработал бы какой-то эволюционный механизм биологической их защиты, но поскольку это была уже почти разумная обезьяна — она быстрее научилась прикрывать эти места подручными материалами. Набедренной повязкой из пальмовых листьев, шкурой непонятливого леопёрда, чем угодно. А когда так — эволюции можно уже было не париться на тему того, как бы создать механизм втягивания гениталий внутрь набегу.

Отсюда же, по моей теории, происходит представление о постыдности полной наготы. Ну, если ты не утруждаешься тем, чтобы прикрыть мудя — значит, ты не готов в любой момент броситься в погоню за леопёрдом, умыкнувшим детёныша. Потому что оставишь яйца на первом же терновом кусте. Соответственно — ты несознательный член общества. Не думаешь о насущных нуждах, о взаимовыручке. И это стыдно. Это всё равно как в рейд идти без броника, чтобы тебе лёгкое осколком мины прошило и товарищи вынуждены были тебя на руках выносить, вместо того, чтобы выполнять боевую задачу.

Что это, прикрытость мудей одеждой, означало для размера МПХ? Это означало, что размер имеет не такое уж большое значение. В смысле, он может отрасти и до колена, но если под повязкой — жить и бегать не мешает.

Но значило ли это, что он обязан был отрастать? Для чего? Чтобы привлекать девчонок? Ну да, очень актуально, когда вообще-то он скрыт от их глаз.

Ей-богу, меня вообще забавляют все эти гипотезы, строящиеся на том, что любые телесные модификации обусловлены повышением привлекательности для противоположного пола.

«Наши самки отрастили такие сиськи, чтобы самцам это напоминало жопу, и, значит, это привлекает».

«Наши самцы отрастили большие члены, потому что это привлекает самок».

Авторы таких гипотез как-то малешко путают эпохи. Им всё кажется, будто бы эволюция вида свершалась то ли в наше время офисных клерков с застоем крови в тазовой области, то ли во времена обожравшихся султанов, утомлённых мельканием одалисок.

Нет, существо дикой природы — не нужно как-то особо «привлекать», чтобы у него встал. Вот, казалось бы, что привлекательного для кобелька в джинсовой штанине? Как это похоже на хоть какую-то сучку? А поди ж ты!

А приматы — они ещё более похотливы, чем хищники. Вообще чемпионы по сексуальной распущенности. И пока примат, живущий на природе, в принципе здоров, ещё не стар, и «плодоносен» - он готов трахать всё, что движется. Тут проблема-то уже культурной, а не биологической эволюции была (и есть) в том, чтобы отучить приматов-гомосапов ебать хотя бы гусей, когда невозможно отучить ебать коз и осликов. А вы говорите: «привлекательность самки».

Что до привлекательности самцов для самок — да кто б их когда спрашивал, чего им там привлекательно? Не, ну в последние несколько тысяч лет, в некоторых культурах, как-то вот интересуются мнением самки, хочет она или нет. И это победа эмансипации, что особенно приятно констатировать в Восьмое Марта.

Но так-то у приматов, вообще-то, самку тупо берут, а не соблазняют. Это не птички-шалашники и даже не кошечки, где имеется ритуал ухаживания, когда кошка может и по морде коту врезать, прежде чем отдаться. У приматов всё незатейливей. Если самец достаточно высокоранговый — он просто нагибает и ебёт.

Так почему же, при таких делах, всё-таки эволюционно развился столь огромный, по меркам других гоминид, человеческий хуй?

Думаю, всё довольно просто. Чистый физиологизм, и никакого бихевиоризма.

Когда наши предки обрели прямохождение — это повлекло ряд последствий. Ну, свобода рук для войны и творчества, и появление одежды, и редукция волосяного покрова под одеждой — это само собой. Но при этом — встала такая проблема, как сохранение плода в утробе прямоходящей самки. Грубо говоря, нужно было модифицировать самку так, чтобы оно из неё не вывалилось.

Этого достичь можно было только увеличением расстояния от входа во влагалище до матки.

При этом, влагалище у самки гомосапа — оно такое растяжимое и «мускулистое». Потому что детёныши наши — они очень «головастые». И нужно, чтобы голова прошла. А потом — сомкнулись стенки, чтобы снова «граница на замке», чтобы не вывалилось оттуда ничего при вертикальной позиции тела.

Что при этом требуется от МПХ? Ну, чтобы он был достаточной длины хотя бы, чтобы достать до шейки матки и впрыснуть туда генофонд. А желательно — и достаточной толщины, чтобы не болтался в девичьей пихве, как гиацинт в полынье. Чтобы стимулировал эрогенные зоны и вызывал полноценный оргазм, когда происходят этакие «конвульсии» и шейка матки начинает работать на всасывание, наилучшим образом венчая сперматозоида с яйцеклеткой во имя их счастливого зиготирования.

Вот так и получилось, что у наших гомосапских барышень «долог путь до Типперери», по сравнению с ближайшими гоминидами, а парню нужен инструмент достаточной длины, чтобы преодолеть этот путь.

Какой именно длины? Ну, как я говорил уже, на фоне гориллы, вот этого могучего Кинг-Конга, любой человек — половой гигант. Потому что четыре сантиметра в эрегированном состоянии — ну, у людей это крайняя редкость. Но если так — то можно ебать самок горилл, и им не покажется мало, они другого не знавали :-)

А так, по современным научным данным, для доставления полноценного оргазма барышне, в европеоидной расе, вполне достаточно длины пениса в 22 сантиметра и диаметра в 4 сантиметра.

Да, знаю, что официально публикуемые данные выглядят скромнее, но ведь читатели моего блога — взрослые, сознательные люди, и должны понимать, как много в этом мире делается во имя политкорректности.

Конечно, официальная публицистика будет уверять, что чуть ли не семнадцать сантиметров — уже неплохо, и вполне достаточно, чтобы вызвать оргазм, ведь есть же «точка Джи».

Джа не знает, что у неё есть такая точка. А что до оргазма, так барышни — это психически сложные существа. Они могут впадать в некое подобие оргазма, увидев шубку или бусики или прокатившись на карусели. И если парень ей нравится как человек — ну конечно, она сама себя убедит в том, что оргазмирует. Иначе — зря отдалась, получается? Опять же, материнский инстинкт включается.

Но чисто для физиологического оргазма, ведущего к зачатью, по данным науки мужской половой уд должен иметь не менее 22 сантиметров (это усреднённо для европейской популяции).

Поэтому, собственно, все династии всяких Рюриковичей — очень быстро превращались в «Конюховичей».

Ну, эволюция — дело неминуемое и безжалостное к чьим-либо чувствам. Она не судит, она не сочувствует — она счёт ведёт тому, какие конкурентные преимущества реализованы.

P-s.: Ладно, я не эволюция, я имею жалость, я должен думать о том, что меня и школота какая-то читает, поэтому войду в сочувствие и утешу. Хорошо, я пошутил насчёт «если твой член короче 22 см — полноценный оргазм ты девчонке не доставишь». Чушь, конечно. Преувеличение.

Да не, 19 см — вполне хватит :-)  

Tags: антропология, наука-много-гитик, секс
Subscribe

  • Немного "психиатризма"

    Список специфических фобий, официально признанных психиатрической наукой, перевалил, наверное, уже за тысячу. Или перевалит скоро. Я не считал. Но…

  • Новая угроза, новая борьба

    Возможно, мы наблюдаем сейчас кризис планетарного алармизма. Ковид — того гляди пойдёт на спад и сдуется, с вакцинацией или без. Во всяком…

  • Ночные променады

    Занявшись оздоровлением Матушки после ковида, не забываю и себя. Собственно, я всегда уделял внимание гимнастике, даже с лютого бодуна, но сейчас…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Немного "психиатризма"

    Список специфических фобий, официально признанных психиатрической наукой, перевалил, наверное, уже за тысячу. Или перевалит скоро. Я не считал. Но…

  • Новая угроза, новая борьба

    Возможно, мы наблюдаем сейчас кризис планетарного алармизма. Ковид — того гляди пойдёт на спад и сдуется, с вакцинацией или без. Во всяком…

  • Ночные променады

    Занявшись оздоровлением Матушки после ковида, не забываю и себя. Собственно, я всегда уделял внимание гимнастике, даже с лютого бодуна, но сейчас…