artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Россия и море

Давеча я высказал ту мысль, что Россия в принципе не может быть, в обозримом будущем, «сверхдержавой» и «альтернативным центром силы» просто по той причине, что политическое могущество зиждется на экономическом, а последнее, на данной планете, в значительной степени определяется контролем над транснациональными морскими коммуникациями. У России же чисто географически с этим дела обстоят неважно.

Ну, несравнимо с Англией, которая как бы остров. Поэтому, во-первых, его, после Вильгельма, никому не удавалось завоевать, и там бароны могли себе позволить оттягиваться на полную катушку во внутренних распрях, пожинать плевелы раздора — и сеять зёрна гражданского консенсуса. А во-вторых, развитие морской торговли для Англии — это, что называется, на роду написано. Вошло в привычку, определило образ существования этого острова и менталитета его жителей. А ведь капитан даже торгового судна веке в шестнадцатом — это не просто буржуй со своим корыстным интересом, а довольно такой конкретный дядечка. Который, с одной стороны умеет договариваться по-хорошему, и свободу действий ценит, вплоть до контрабанды и пиратства против донов (ибо чо они? :-) ), а с другой — за бунт на корабле мигом на ноке вздёрнет. Специфический такой получился класс, очень существенно повлиявший на становление британского буржуазного либерализма. Не то, чтобы Гоббс и Локк были выходцы из той среды — но примеры перед глазами имели.

На Руси же после падения Новгорода ничего подобного не было. Либо псина государева, либо холопьё позорное, либо отморозь совсем уж каторжная. Ну и вечно хнычущая и мятущаяся русская intelligentia. При этом, у России (уже в «московитской» ипостаси) периодически случались приступы флотского энтузиазма, когда она клепала какие-то кораблики, даже победы какие-то одерживала на море — а потом быстро забывала, зачем ей вообще флот нужен. Ибо, в отсутствие сколько-нибудь серьёзной морской торговли, в отсутствие подходящих портов для этого — можно считать, что и не нужен.

Но, говорят, может, России всё-таки имела или имеет шансы стать великой морской державой, вровень с англосаксами?

Ну, если об исторических шансах — то такой был после падения Астраханского ханства в 1556 году и где-то по конец восемнадцатого века, покуда англичане уже плотно не обосновались в Индии. Я писал ранее в этом блоге, что нужно было сделать России для выхода на океанские просторы. Не размениваться на зубодробительные войны с Ливонией, Речью Посполитой, Швецией и Портой за выход к Балтике и Чёрному морю, а совершить прыжок через Каспий и подмять под себя Персию.

Технически — ничего сложного. В семнадцатом веке Стенька Разин, до того, как стать «борцом за освобождение трудящихся» в советской исторической мифологии, только в путь шерстил персидские порты на южном берегу Каспия, и довольно успешно отбивался от их береговой стражи. Это вот в порядке казачьей самодеятельности на полном самообеспечении. Если бы как-то более массированно вложиться в проект покорения Персии — да не вопрос был бы. Она довольно отсталая к тому времени была. Гораздо слабее таких держав, как Швеция, РП, и даже Оттоманская Порта.

Это дало бы выход в Персидский залив и в Индийский океан, а там и до Индии рукой подать с её несметными богачествами. Пока туда не пришли англичане — можно было и на Индостане пару-тройку махараджеств у них из-под носа увести (ну, в семнадцатом-восемнадцатом веках это считалось бонтоном).

Конечно, по территории Персии пришлось бы частично грузы посуху караванами переправлять (там реки — ограниченной судоходности, и канал в горах хрен прокопаешь, чтобы прорубиться через водораздел) — но потом через Каспий, по Волге-матушке, и с минимальным волоком, известным ещё с варяжских времён — в Онежско-Ладожский бассейн.

При этом — нахрен не нужен был бы собственно выход к Балтике, целиком тебе подконтрольный. Ну вот как новгородцам, ребятам практичным, он не особо нужен был. Зачем? Сам по себе Новгород — довольно глубоко упрятан от побережья, так, что внезапное нападение каких-нибудь рейдеров невозможно. Но при этом связан с Финским заливом через систему рек и озёр, которую можно контролировать опорными крепостями. Поэтому Новгород, как и Париж, как и Лондон — располагался хоть и на реке, хоть и связан с морем ею — но не прямо на побережье, не в дельте.

И вот Питер — мой родной город, и я люблю его, там всё для меня ценно, «Марсово пастбище, Зимнее кладбище», но при этом прекрасно понимаю, что это город — которого, по уму, вообще не должно было быть. Это противоестественно, строить города такой величины и значимости в такой местности. Пётр Первый был, во многих отношениях, конечно, гений — но и самодур притом. Строительство Питера — одно из проявлений.

И с этим городом, конечно, очень много было и есть геморроя. «Невы державное теченье — береговой её гранит» - сколько это стоило, обуздание Невы, чтобы Евгений бедный не улепётывал от всадника медного в упомешательстве при каждом наводнении?

Да, в детстве меня изрядно забавляло, когда я проводил по Питеру экскурсии как для иностранцев (которых мне поставляли дружки-фарцовщики), так и для приятелей-родичей из других городов Союза. Забавляло их реакция при первом знакомстве с таким природным явлением, как река Нева. Особенно — москвичи доставляли. Ну, они видели на карте, что Нева — она совсем коротенькая, что-то около восьмидесяти километров, и из этого делали вывод, что это нечто совсем несерьёзное, вроде Яузы какой-нибудь или Сетуни.

Когда реально Неву видели — у них челюсть отпадала. Ну потому что это километр в ширину (что видно сразу) — и двадцать метров в глубину (что подразумевается). Она по годовому стоку Нил превосходит. Она довольно уникальна — такая полноводная и такая короткая речка. На её фоне Москва-река (теперь мне тоже родная, конечно) — это просто жалкий ручеёк.

И это я к чему? Да к тому, что Нева, от Ладоги до устья — она судоходна настолько, что там Куин-Мэри-2 пролетит на ahead flank (и даже не спугнёт ни одной корюшки у дна). Вот она бы ещё больше была судоходна — если б не Питер с его этими мною любимыми и ценимыми, но дебильными всё же мостами, которые разводятся только на ночь, в период летней навигации.

Новгородцы — не пытались построить крупный город-порт в устье Невы. Это лишено практического смысла. Когда есть такой шикарный «пресноводный» путь, через Неву да через Ладогу — лучше в глубине континента разгрузку-погрузку производить. Не подставлять порт под возможность внезапной атаки (или огромный прибрежный город — под возможность блокады).

Тебе придётся как-то договариваться со шведами по выходу в Финский залив, если они оседлают устье Невы? Да тебе в любом случае придётся с ними договариваться, чтобы двигать свою торговлю куда-то дальше по Балтике. Отыграв пару клеток и зафиксировавшись на дельте Невы, на Кронштадте, на Моонзундах — ты ничего не получаешь, на самом деле. Балтика - это по-любому «внутреннее озеро» то ли Швеции, то ли Пруссии, то ли Дании.

Хотя, к слову, в четырнадцатом и пятнадцатом веках бывали случаи, когда новгородские ушкуйники (да, грубияны и хамы похлеще какого-нибудь Фрэнсиса Дрейка) совершали «визиты вежливости» в Швецию и Норвегию. Обычно поводом бывало притеснение новгородских купцов — а так-то любой повод «на пограбить», конечно, годился. Но в целом балтийское политическое сообщество вынуждено было считаться с тем, что если начнёшь беспредел творить, ущемляя купцов, — к тебе приплывут эти самые ушкуйники. А если хорошо обходишься с гостями — так они, большие купцы, первые же в Новгороде втык по голове ушкуйникам дадут: «Не вздумайте портить мне торговлю, сукины вы сыны!»

Собственно, тогда это была общеевропейская реальность, что все как-то сами договариваются, на каких условиях кто кого не трогает. ООН ещё не было.

Ну и это я к тому, что хотя не было у новгородцев перманентного контроля над устьем Невы, над Финским заливом — им этого просто не надо было, чтобы делать то, что они считали нужным делать.

А уж если бы мне веке в семнадцатом дали порулить набухающей Московией — то я бы, конечно, приложил все усилия, чтобы она не была именно «Московией». Вот этой дремучей-вонючей псевдополитической субстанцией, которая особенно ярко и душисто проявила себя в последние два года (и это аромат увядания, конечно).

Но тогда, в семнадцатом веке, я бы постарался взять под контроль Персию (ей бы хуже от этого точно не стало), выйти в Индийский океан, сесть на маршруты из Ост-Индии и замкнуть их на нашу Персию, на Каспий, и Волгу — а далее мне совершенно не интересен был бы выход на внутренние европейские моря, что Балтийское, что Чёрное. Пусть даже шведы и немцы приплывают в Новгород и там покупают индийские товары. Мы — в любом случае держим кратчайший путь.

Сделай русские так — может, радикально изменилась бы их историческая судьба (которую в общем и целом принято считать несчастливой — это на местности-то, где не происходит землетрясений, извержений вулканов, да и заграничные вторжения можно по пальцам одной руки перечесть).

Появилось бы самодостаточное купечество. Сначала полупиратская вольница, вот из таких «личинок», как Стенька Разин — а потом и вполне респектабельное. Такое, что мало зависит от царёвой милости в своих делах, и потому может царю яйца выкрутить, вместо того, чтоб августейший хуй по жизни сосать.

Появился бы капитализм. В смысле, раньше и полноценней он развился бы. Без этого же условия, прибыльной частной морской торговли — капитализм в России развивался и замедленно, и всё же однобоко. Ну, были в среде промышленников просто очень умные и сильные люди, вроде Акинфия Демидова, который реально на политику влиял — но это скорее исключение, а не система. Так-то деловая жизнь вплоть до новейшего времени в любезном Отечестве строится по распильно-откатной схеме, где решающим фактором является «придворность» капиталиста, а не его успешность.

Правительственный фиск контролирует экспорт какого-то довольно ограниченного ресурса (в Царской России это преимущественно зерно было, и Сталин в коллективизацию лишь творчески-маньячески развил постулат Вышнеградского «Недоедим, но вывезем»). На полученную выручку — размещается заказ на всякие там броненосцы (причём, стараются развить собственное производство, любой ценой — мы ж держава первого ранга). Броненосцы отправляются через весь свет в Корейский пролив — и потом сто лет мир гадает: то ли сталь на них не та была, то ли снаряды не той системы, то ли флотоводческий гений Рожественского, то ли боевой дух и выучка такие своеобразные, но уму не постижимо, как можно было проебать сражение ТАК. Вот при равных силах — всухую практически.

И это был переломный момент в истории России, когда она наконец обзавелась незамерзающим океанским портом. Не вполне законно, не вполне прилично, правда — и это сильно напрягло Японию, которая считала Порт-Артур и вообще полуостров Ляодун своей правомерной добычей, честно отжатой у китайцев. А её оттуда, защищая Китая от посягательства, турнули, Тройственной Интервенцией России, Франции и Германии, после чего Россия хапнула полуостров себе, от каковой простоты прихуели даже дружественно настроенные Франция и Германия. Япония же была в ярости — Англия привычно потирала руки. Она всегда любила, когда какие-то выскочки, претендующие на морское господство, готовы схлестнуться между собой. Потому что это её, Англии, дело — править морями. Потому что она знает, для чего ей это нужно — для морской торговли.

И вот Англия приласкала Японию, утешила, и заключила с ней как бы секретный (на самом деле тут же «протекший») пакт во имя мира и безопасности. Где значилось, что если случится война между Японией и Россией, и на стороне последней выступит третья держава, то Англия вступит на стороне Японии. Но при том условии, что каждая из договаривающихся сторон обязуются иметь в регионе группировку броненосцев, не уступающую по численности российской на том же ТВД.

Это был совершенно гениальный ход, и если говорить о британском коварстве — то вот где бы стоило ему поучиться.

Думается, Англия была совершенно уверена, что Россия поведёт себя как обычно, максимально высокомерным, провокативным и мудацким образом. Будет лезть в Корею, ещё более уязвляя Японию, будет наращивать силы своего флота в регионе. Англии, чтобы выполнить условие о достаточном военном присутствии — напрягаться не надо. У неё тех броненосцев — что паровых машинок у Карлсона в домике на крыше. Отогнать пару-тройку-шестёрку на Дальний Восток, в Гонконг — не вопрос. А вот Японии, чтобы соответствовать условиям договора, придётся покупать броненосцы у Англии, загружая заказами её верфи. Ибо собственного производства капитальных кораблей она тогда не имела — только приноравливалась. Собственно, все бэттлы, составлявшие костяк ударных сил Того — они британской постройки.

И если случается война (а рано или поздно Япония нападает, когда понимает, что дальнейшие закупки уже не потянет) — то Англия в любом случае в выигрыше. Эти «выскочки», решившие поиграть в «великие морские державы», по-любому ослабляют друг друга, но если на море возобладают русские - можно пожать плечами и сказать: «Что ж, эти косоглазые даже с нашими броненосцами не могут добиться толку — уж больно дикие». А если, паче чаяния, возобладает Япония — это отличная реклама не только японской выучки, но и британского судостроения.

Правда, что реклама получится вот такой(!), как при Цусиме — этого не ожидал никто. Это для всех шоком стало, что русские на самом деле настолько(!) слабы в действительности. И что после разгрома флота они без дальнейшей борьбы на суше практически капитулируют перед Японией, заведомо менее могущественной державой. Только потому, что война, как всегда поначалу встреченная небывалым поцреотическим подъёмом, через год вызвала фрустрацию и внутренние неурядицы в этом огромном, но рыхловатом и вечно бестолковом государстве.

Я всегда говорил, что это была трагическая ошибка российского военно-политического руководства — капитуляция в той войне, когда ещё и близко не были исчерпаны ресурсы для её ведения. Идиотской и хамской, конечно, была предвоенная российская политика, откровенно провоцировавшая Японию с полнейшим небрежением к её интересам, но если уж на твой флот внезапно напали на порт-артурском рейде и в Чемульпо — этого нельзя спускать с рук. Такую войну нельзя проигрывать, пока есть хоть какие-то силы для продолжения борьбы. Иначе ты просто не нация. Ну да Московия — это и не нация. Это историческое недоразумение. Хотя вот в тот поворотный момент — могла бы стать полноценной политической нацией, где каждый понимает, что можно иметь какие угодно разногласия с правительством, но не по вопросу о том, «можно ли безнаказанно и без предупреждения нападать на наши корабли».

А потом, конечно, Россия мечтала взять реванш, показать, что «нас неправильно поняли, на самом-то деле мы ого-го какие сильные!» И через десять лет с радостью встряла в Первую Мировую (а по хорошему счёту, была чуть ли не главной силой, её инициировавшей — вот именно как глобальный конфликт).

Ну, показала. Опять изначальный угар поцреотического куража, в воздух чепчики, всех порвём — всё, как обычно. Через пару лет — опять-таки привычная российская фрустрация: «Ой, оказывается, война — это больно и как-то неудобно!»

Как едко, но метко пошутил недавно один американский публицист: «Российский военный гений воистину неподражаем. Так, в Первую Мировую Россия умудрилась проиграть войну, находясь на стороне победителей. Нужно понимать, насколько это нетривиальная задача».

Конечно, тогда пришлось надолго забыть о таких амбициях, как выход в тёплые моря. Тут внутри слишком весёлые дела начались.

Но вот на пике советского имперского милитаризма, по итогам Второй Мировой — на самом-то деле Советы отжали обратно Порт-Артур (и это самое ценное было приобретение).

Тут надо сказать, что и с японцами их успех в 1905-м сыграл злую шутку (которую не смогли предвидеть мудрые англосаксы, не вполне понимая этот самурайский менталитет). Они так возгордились от своей победоносности, что через тридцать лет решили, будто им вообще всё можно. Аннексировать Корею, кусать Китай, и посылать нахуй англосаксов с их возражениями. И не просто посылать — а долбануть по Пёрл-Харбору, совсем как тогда, на Порт-Артурском рейде. И парочку британских линкоров потопить у берегов Малайзии. Типа, а ты, Борменталь, не лезь.

Кончилось, правда, тем, что через четыре года им на голову упало немножко бомб, включая ядрёные, приплыли десятки союзных авианосцев, пришли GI и уточнили: «Всё понятно, почему Россия — не Америка, а Америка — не Россия?» Потому что амеры, в противоположность московитскому всегдашнему единому предвоенному угару джингоизма — могут иметь очень сильную внутреннюю оппозицию самой идее вовлечённости в какие-то заморские конфликты. Очень сильные пацифистские настроения. Но ровно до того момента, как кто-то атакует их корабли и базы.

И на тот раз Россия всё-таки выиграла войну, находясь в стане победителей. И, повторю, снова заимела Порт-Артур.

Но снова ввязалась в корейские дела, поддержала этого ёбнутого отморозка Ким Ир Сена с его агрессией, и чтобы сохранить Северную Корею, вынуждена была полагаться в наземной операции на силы коммунистического Китая, попасть в зависимость от него по этому вопросу — и в 54-м уступить ему Ляодун с Порт-Артуром.

Да, это тот же год, когда и Крым был передан УССР. Будто бы «пьяным Никитой». Что чушь, конечно, полная. И вот Крым — мне просто пофиг. Это проклятое какое-то место, никогда ничего хорошего России не дававшее. Всегда обузой он для неё был, стратегически бессмысленной, хозяйственно затратной. Да ещё и такая, видимо, природная там «энергетика», что население через одну генерацию становится по ментальности больше похоже на домашних кошек, а не гомо сапиенс. Нахер такое «сокровище» нужно? Слава богу, что сбагрили его тогда — и величайшая глупость, что вернули обратно, поимев на этом такие проблемы, каких, возможно, у России вообще никогда не было.

А вот Порт-Артур — это серьёзно. Это могла бы быть заявочка на выгодную морскую торговлю, на развитие нации в духе вольной коммерческой инициативы (пусть и из «сталинской шинели»). Но Московия просто не понимает таких вещей, не понимает важности открытых круглогодичных портов — поэтому так легко и слила единственное своё по-настоящему важное достояние.

Ну а сейчас, когда время для покорения Персии немножко упущено (я давал этот совет Путину в своём блоге ещё прошлой осенью, что надо брать Иран — но он, очевидно, зассал), когда и Китай вряд ли вернят Ляодун — я даже не знаю, как России сделаться великой морской державой (а значит — и сверхдержавой).

Никак, вероятно. Но вот Швейцария — она выхода к морю не имеет вообще, а держится как-то. Часы, там, шоколад, банковская тайна (насколько это возможно в нашем мире).

Для России, впрочем, я разрабатывал в своё время проект, который называл «Освобождение Родезии от Зимбабве». Создать «Общество Евразийско-Африканской Дружбы», наподобие британской Ост-Индской Компании, к которому подключить всех желающих, не только из России, но и из Европы, особенно Восточной Европы, особенно — с постсоветского пространства, и, обеспечив себе коридор через Мозамбик (я узнавал: Португалия не возражает), прийти в Родезию. Некогда одну из самых развитых и успешных стран субэкваториальной Африки, а ныне — пример абсолютного failed state под тридцатилетней диктатурой этого уёбка Мугабе.

То есть, понятно, что туда бы устремилось примерно то же, что сейчас в Лугандонии — и нацики, и абреки — но в Зимбабве они бы хуже не сделали. Потому что хуже там некуда. Там и эти — проканают всё же за «цивилизаторов» и «прогрессоров». А главное — вот этот буйный элемент будет выведен из России и других стран Восточной Европы. И сможет хоть какую-то наладить эксплуатацию Зимбабве, хоть какое-то восстановление некогда роскошного сельского хозяйства Родезии — а соответственно, и морскую торговлю его продуктами.

При этом, естественно, такая торговля будет идти через проливы, подконтрольные НАТО, и зависеть от теплоты отношений с этой организацией. Это была бы наша «точка уязвимости». А ведь только дураки, которые бывали в школе абсолютными чмошниками, считают, что они могут стать абсолютно сильными и независимыми и всех нагибать. Нет. Те, кто в школе мог дать пиздюлей — понимал, что ты не прогнёшь под себя весь класс исключительно с позиций силы. Тебе придётся ладить с людьми, а для этого — иметь «точки уязвимости». Чтобы они считали, что тоже имеют на тебя влияние.

У государств — всё то же самое. Вот взять Штаты. Их экономическое, научное, технологическое и военное могущество — конечно, непревзойдённое. Поэтому самоубийственная затея бросать им прямой вызов как единой нации. Но в условиях мирного времени — они не являются сплочённой и единой нацией. Там есть реально конкурирующие политические кланы, там есть реальные возможности для лоббирования своих интересов. Чтобы не противостоять Америке — а использовать её для своих нужд. Умные люди — поступают именно так, а не «борются с кликой Ротшильдов-Рокфеллеров», существующей исключительно в их больном воображении.

Россия — не самое, конечно, сейчас технически продвинутое государство, но она внушает некоторую опаску своим историческим небрежением к человеческим жизням, к комфортности среды обитания, вкупе с ядерным арсеналом, про который никто не знает, насколько он будет эффективен при действительном применении, но предполагается, что может быть эффективен.

Чтобы этот фактор убрать — стоило бы заявить: «Мы теперь решили заняться Африкой, её развитием, мы теперь изрядно зависим от торговых путей с нею, которые вы легко можете контролировать. Поэтому мы не заинтересованы в конфликте с НАТО».

В этом, собственно, была моя идея «Африканской Реконкисты». И там предполагалось плавное внедрение силовых элементов, в поддержку оппозиции Мугабе, без какого-либо формального объявления войны. Эти наработки — во-многом спизжены были теми, кто устроил эту идиотскую авантюру на Востоке Украины. Украины, Карл! Европейского вполне «цивильного» государства, с которым и так вполне можно договариваться.

Ну не придурки ли? Различать-то всё-таки надо, где Зимбабве, а где Украина, которая реально «це Европа» (не в меньшей степени, чем Румыния или Болгария).

А теперь, вместо того, чтобы Россия «реколонизировала» Зимбабве — оттуда приезжают делегации аборигенов и учат Россию, как «выживать в условиях санкций».

Можно себе представить какое-то большее унижение и ничтожество? Блядь, я вот даже загадывать боюсь, какими словами будут Путина крыть, когда он лишится власти! Да «Хуйло» - это самое мягкое будет. Потому что ТАК опустить свою страну — ну это, блядь, реально каким-то инопланетным агентом нужно быть.

На самом деле — ну просто гопником из питерской подворотни нужно быть, со специфическим менталитетом, который никуда не выветривается.

Сейчас, конечно, не стоит вопрос о том, чтобы Россия могла обрести какое-то «таласократическое» величие. Сейчас стоит вопрос о том, способна ли она отмыть свою столь измаранную в этой украинской авантюре репутацию до такой степени, чтобы ей в принципе жить позволили.

Этот вопрос становится всё более актуален по мере того, как выявляется реальная слабость России даже в военном отношении, в пандан привычному джингоистскому щёконадувательству.

Ну вот сейчас сраные игиловцы отрезали наступающую на Алеппо довольно значительную (в пару дивизий) группировку асадовских вояк — и, судя по видео, довольно успешно мочат «тоушками» новейшие «сирийские» Т-90. А российская авиация — нихера не может поделать, кроме как засыпать городские кварталы кассетницами, РБК, и тупо отрицать это, несмотря на многочисленные видео.

И вся эта поддержка Асада — она вообще лишена какого-либо практического смысла, помимо того, что «мы усадили амеров за стол переговоров». И чо? Ну да, они, изображая готовность прекратить кровопролитие (а в общем-то и желая прекратить) — будут вести переговоры с кем угодно, хоть с чёртом лысым.

Но что Россия-то доказывает, помимо своей способности устраивать проблемы и кровопролитие? Кто бы сомневался, что держава, имеющая всё же некоторый военный потенциал (некоторый!), способна на это. А вот вопрос, нахера она это делает, не добиваясь при этом никаких разумных для себя целей - он озадачивает людей и наталкивает на неудобную мысль: а надо ли этой державе быть?

Но это не «Россия», в действительности, а вот та ёбаная «Московия». Иррациональная и злонамеренная по определению. Последние политические судороги этой ёбаной Московии. И на сей раз она сдохнет окончательно и будет похоронена.

Ceterum censeo, Московия мастдай, Новгородчина форева :-)

P-s.: Да, вот концепция "точек уязвимости" - она мало освещена как в психологии, так и в политологии. Потому что статьи там обычно пишут "бывшие школьные чмошники", которые чувствовали себя слабыми и уязвимыми в примитивном сообществе (каким является тот же школьный класс) и потому им всегда казалось, что нужно стать крутыми и сильными, и тогда-то они всем зададут жару, отыграются за свои унижения. Но они просто не понимают, с какими проблемами приходится сталкиваться, когда ты реально крутой, резкий и сильный.
Первая и главная проблема - ты не можешь быть абсолютно сильным. Не можешь потому, что тебя очень быстро начнут ненавидеть, если ты вот такой крутой, неуязвимый и всех нагибаешь. А тебе оно надо? Если не полный дебил - то нет. Поэтому - и нужно создавать "точки уязвимости" перед людьми, с которыми ты всё-таки сотрудничать должен, а не просто нагибать их.
Я с этим экспериментировал и в отроческие школьные годы, когда замечал, что людей напрягает мысль о том, что я в пару секунд могу сделать из них инвалидов, в случае конфликта. Ну, я раскалываю чурбачок ребром ладони, просто чтобы потешить своё самомение и позабавить барышню - а её кавалер, парень на пару лет старше меня, затаивает какую-то обиду.
И тогда я доверительно признаюсь ему, пользуясь случаем, что панически боюсь темноты. На самом деле - нет. Но он - считает, что получил в чём-то превосходство надо мной, когда у меня есть такая слабость, а у него нет. И у нас - снова хорошие отношения.
Ну и если хочешь по-настоящему дружественные отношения иметь с кем-то - нужны точки взаимной уязвимости. Которые друзья друг про друга знают - но не пользуются ими для взаимного "опущения". И потому друзья, что не нагибают друг друга и не опускают.
Это вот фишка, которой напрочь не понимают "Московия" и все её приверженцы. "А вот хули там, мы круче всех, расступись-подвинься, всех к ногтю прижмём". По прошествии некоторого времени: "Да за что же нас так-то? Да что ж у нас за злая такая судьба, у Расеюшки?"
Наблюдая это в истории - конечно, думаешь: "Ну когда мозги-то включатся?"
И надеешься, на в этот раз всё-таки включатся они, мозги.
       










Tags: Московия, Новгородчина, Россия, история, политика
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…