artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Оружие и угроза оным

Так получилось, что сегодняшний день у нас посвящён оружейной теме. Потому что мне так угодно :-)

Итак, оружие.

Вот знаете, очень часто и в фильмах, и в блогосфере, и в реальном общении доводилось слышать такую сакраментальную мудрость, изрекаемую всегда с мрачноватым и глубокомысленным видом: «Есть такое правило: достал ствол — стреляй!» В смысле, не грози попусту, а вали сразу и наглушняк.



И не буду спорить, бывают ситуации, в которых подобный совет уместен. Например, на воровском сходняке. Ну, там не принято доставать волын просто так, чтобы им полюбоваться-покрасоваться, поэтому общественность не поймёт и нашпигует пулями без размышлений. Или, скажем, если вы совершаете негоцию, передаёте на пустыре мешок гердоса в обмен на мешок денег. Там-то — и одно только резкое «несанкционированное» движение за пазуху может кончиться тем, что через полсекунды из вас решето будет. Ну, люди-то на нервах.

Опять же, если вы твёрдо вознамерились кого-то замочить (ради мщения, например) — весьма глупая затея будет направить на него ствол и начать перечислять, за какие именно злодеяния вы намерены призвать его к ответу. Может статься, за это время он надыбает болотной ржавой жижи, слепит из глины сыродутную печь, выжжет крицу, выбьет из неё железо и выкует хотя бы арбалет. И вы окажетесь в каком-то роде на равных. Нет, если ты хочешь кого-то грохнуть — не надо показывать ему такое намерение. Нахера оно? Ребячество это пустое, упиваться пафосом момента и животным страхом в глазах караемого злодея. Убивая — убивай. Шмальни ему в спину, законтролируй в затылок — и вся недолга. Пусть от склеит ласты хоть с блаженной улыбкой на устах — главное, чтобы сделал это.

Но много ли в жизни простого мирного обывателя бывает таких ситуаций, когда ему доводится присутствовать на сходняке больших воров, продавать мешок гердоса или карать злодеев неотвратимой гибелью?

Думается, не очень много. И если простому мирному обывателю в принципе нужно оружие — то для целей самозащиты.

Здесь, конечно, следует сделать ту оговорку, что самозащита — это НЕ тогда, когда:

а) ты выходишь во двор, где какая-то молодёжь слишком громко горланит песни, шмаляешь в воздух и орёшь: «А ну съебали все нахуй, пидоры, пока не перешмалял всех ублюдков до единого!»

б) когда кто-то как-то «не так» посмотрел на твою подругу в маршрутке, и ты суёшь ему ствол под нос с вопросом: «Чё пялишься, падла?»

в) когда ты хочешь заказать в кабаке одну музыку, а ребятишки за соседним столиком просят другую, и ты, достав ствол, идёшь объяснять им, какие они по жизни ничтожества.

Последнее — мне особенно знакомо и ностальгично. Потому что (по работе) я не единожды выступал в амплуа бармена или официанта в разных заведениях, и насмотрелся таких случаев выше крыши. Господи, как же они летают по залу, эти «клинты иствуды», не поделившие музон с другими гостями! И ведь пока стульями конкретно не начинают ебашить такого «техасского рейнджера» - даже оттаскивать не хочется.

Подобные сцены могли бы натолкнуть меня на мысль, что нашему народу пистолеты доверять нельзя, ибо дик. На самом же деле они подтверждают, что если чел мудак — то он и со стволом против безоружных остаётся мудаком. И ему лучше иметь парабеллум. Потому что там длинный тонкий ствол, а если спилить мушку — будет почти не больно. А нормальным людям, коих подавляющее большинство — вполне можно иметь летальные средства самозащиты.

Но при этом, конечно, полезно помнить, что пистолет — это именно средство самозащиты. От смертельно опасного посягательства. Явного и непосредственного. В чём, конечно, могут быть нюансы.

Скажем, если в СИЗО или на зоне тебя кто-то, малознакомый, обзывает «козлом», «петухом», «пидором» - это по умолчанию выражает готовность к крайней агрессии. Это всё равно как заточку он тебе к груди приставил. И в принципе тюремная этика рекомендует за такие слова сразу ебашить фанычем (алюминиевая кружка) в лоб, валить на пол, и, по крайней мере, отпинать. Во всяком случае, так было в девяностые, когда я сам (по работе) на Бутырке несколько месяцев отдыхал, прикрывая одного паренька, сынка подкрышного банкира (это был познавательный урок, и я благодарен жизни за все её уроки).

Сейчас, может, уже не так строго и в той среде. Хотя и тогда можно было отбазариться в том роде, что «ты, чел, по ходу, на Серпах (институт судебной психиатрии имени Сербского) не был, а ведь тебе туда». В смысле, сам не знаешь, чего несёшь, а скаженных я не трогаю. Но для этого, чтоб отбазариться, нужно всё-таки иметь такую репутацию, что в принципе мог бы и замочить, но мараться не хочешь.

На воле, в «гражданском обществе», какие-то слова — это всего лишь слова. И вы ни в какой стране не объясните суду, мол, «Он высказал предположение о моей гомосексуальной ориентации, и потому, натурально, я выхватил пистолет». Или «Он уподобил меня мелкому бородатому парнокопытному, а я слышал, что в тюрьме, где я не был никогда, это очень обидное слово, и потому, конечно, изготовился его расстрелять».

Не, тут вам не приходится делить одну хату с этим хамом, которого вы видите первый и последний раз в жизни, у вас нет нужды выяснять, где чьё место в иерархии и кто главный альфа-бабуин в большом городе. Поэтому слова — это всего лишь слова. От них не умирают. Даже короли, узнавшие о проигранной генеральной битве и проёбанном престоле — обычно не умирают, а скипают в изгнание. Когда же кто-то просто ругается, пытаясь оскорбить незнакомого человека - считайте, что это как будто в Инете вам нахамили.

Но как быть, если с вами барышня, за которой вы ухлёстываете, а барышни — они инстинктивно льнут к крутым пацанам, вот чисто бабуински крутым, и, как бы ни пытались отрицать, плевать им на «умеренность и аккуратность»? И вас вот оскорбило какое-то жлобьё в присутствии барышни (или даже её оскорбило).

Не скажу, что очень просто такая проблема решается. В двадцать лет — я бы накернил по бритому затылку, чтобы подрубить малешко сознание, подхватил бы со стола вилку, приставил к глазу, пригнув голову ко столу (чтобы посторонние поменьше видели) и поинтересовался бы: «Ты чего-то сказал — или мне послышалось?» Но это нецивилизованно, конечно. Да я ж и есть варяг, впоследствии новгородский ушкуйник :-)

Сейчас — наверное, сказал бы в ответ на хамство следующее: «Видишь ли, у меня сегодня день смирения. Поэтому я пропускаю мимо ушей всё, что ты наговорил. Но будет завтра, будет утро, будет праздник. Вот тебе моя визитка — звони, если захочешь». Если он позвонит и услышит «Приёмная ФСБ, слушаю вас» - нет, не захочет забивать стрелку через этот сервис. Ну, почти гарантированно.

И это будет завтра, а сегодня — ты «соблюл» лицо перед своей барышней, когда бросил перчатку, как бы (на самом деле, кого вообще ебут разборки в барах на следующий день... только если особо тяжких последствий не повлекли).

В этом, собственно, смысл дуэлей был, в старые добрые времена. Что не по горячке-обидке пиздились блаародные доны, а когда кровь остыла, хмель сошёл. Ну а в наши времена — любое убийство будет считаться убийством, и за это ломится хороший такой тюремный срок.

Об этом нужно помнить всякий раз, когда ты достаёшь ствол, чтобы в кого-то выстрелить. Помнить хотя бы о том, что его нельзя доставать всуе, и нужно делать это так, чтобы минимизировать риск как смертоубийства, так и засветки.

Здесь мне вспоминается история, приключившаяся с одним из наших парней, сотрудником нашей Агентуры, которую (историю) все мы, высший директорат, просматривали как возможный учебный материал для своих подопечных.

Парень (худощавый, малорослый, но не дай вам бог с ним в спарринге сойтись) зашёл в кабак со своей барышней. Посидели, выпили по бокалу винчика, намылились к нему или к ней. А проходя — паренёк немножко зацепил семипудового окорока, сидевшего, против правил, на проходе, в торце стола (потому что их пятеро за столиком было, примерно таких же).

Парень извинился — но окорок всё равно возбух. «Эй, ти куда пошёл, бля! Сюда иди давай, пидар ёбаный!»

Парень сказал: «Утихомирься, брат! Давай не будем на ровном месте конфликты создавать»

Тот (вскакивает, опрокидывая стул): «Чё, бля? Кто тебе тут брат? Кто кому конфликт, бля, создаст. Ти - мнэ?»

Надвигается, довольно агрессивно, и вот только тут наш парень выхватывает ствол и наставляет в грудь этого мачо. И провозглашает при этом, внимание: не «я из ФСБ, а потому крут», и не «я из ЦРУ, представляя ЗОГ», а просто — «Уголовный розыск!» В смысле, мусора-опера местные.

Бугай этот тут же посунулся: «Всё в порядке, брат, я пошутил просто!» Наш парень кивнул, убирая ствол: «Счастливо отдохнуть, парни. Но давайте мы все будем отдыхать культурно». С тем и удалился со своей барышней.

Почему он представился как ментовский опер, хотя у него, как и у всякого нашего сотрудника, была корочка ФСБ? Ну, в такой ситуации и я бы представился как «уголовный розыск». Поскольку это наиболее вероятный парень в штатском и со стволом - и готовый его применить.

И это очень важный момент. В каких-нибудь Штатах — люди привыкли, что боевой ствол может оказаться у любого гражданского, и тот умеет им пользоваться, готов применить. Поэтому обычно не лезут на рожон, увидев пистолет.

В России это пока что непривычное сознание. Отсюда все эти дурацкие случаи, когда поцапались двое мачо в кабаке, или на улице, или на трассе кто-то кого-то не пропустил-подрезал, и вот слово за слово, один достаёт травмат, а другой думает: «Да ты охуел ушлёпок, пукалкой своей меня пугать! Лошара позорный!» И прёт вперёд, с бейсбольной битой или баллонником, а тот пугается и засаживает из травмата в голову в упор. Тут ещё и то паскудство этого класса оружия, что оно позиционируется как нелетальное, хотя в упор в голову, да через глазницу — и из «Макарыча» какого-нибудь запросто пулька в мозг заходит.

Отсюда все эти роковые летальные случаи применения травмата. Немногочисленные, на самом деле. Меньше сотни за все годы, что легализованы резиноплюи, это абсолютный мизер по сравнению с десятками тысяч убийств сковородками и кухонными ножами, но пресса — очень любит, когда кто-то кого-то именно застрелил, а не огрел утюгом по башке. Ибо утюги по-любому не запретишь, а по стрелючему оружию — возможна общественная дискуссия, и ток-шоу, и голосование в прямом эфире, и всякое такое.

Для меня же в таких случаях важно, почему человек, увидев наставленный на себя ствол, не осознаёт степень опасности. Да потому, что он считает, что владелец ствола — такой же (или больший) цивильный лошарик, который лишь понтуется. И это в целом так, но от испуга и лох может выстрелить.

Но если намекнуть, что ты сотрудник правоохранительных органов — отношение будет совсем другое. Поэтому, если уж пришлось достать ствол, очень полезно присовокуплять к этому слова «Уголовный розыск!» И не стану лишний раз повторять, что не надо доставать ствол всуе. Это дурной тон, размахивать волыной, как Чио-Чио-сан веером.

В советские времена опера угро, ан масс, выглядели «характерно». Аккуратная стрижка, на ногах фабрика «Заря», на теле — фабрика «Большевичка». И сдержанность, и бдительность на комсомольской мордашке. Срисовывались в толпе — только в путь. Не, ну были и профессионалы, и артисты — но это исключение, а не правило.

Нынешние опера — могут выглядеть как угодно. И как хипстеры, и как гангстеры. И народ к этому привык.

Поэтому если действительно приходится достать ствол, пусть и травмат, - говорите одновременно «Уголовный розыск!» Как вы при этом выглядите — не очень важно. Но голос, конечно, не должен дрожать, там должна звучать нотка металла, должна звучать уверенность в себе, в своих действиях, в своих полномочиях. Вы должны сами поверить на данный момент, что уполномочены угрожать оружием и пускать его в ход в случае крайней неизбежности.

Это подразумевает такие ситуации, когда действительно имеет место какое-то опасное посягательство либо на вас самих, либо на кого-то другого, а не просто что вам показалось, будто кто-то был с вами недостаточно почтителен. Если по таким поводам, лишь ради самоутверждения, ствол выдёргиваете — мудак, значит.

Но если видите, как какая-то гопня пристаёт на улице к барышне — вполне уместно призвать их к порядку, а если не послушались — наставить ствол и сказать «Уголовный розыск».

Спросят: «А ксива где?» - отвечаете: «Я что, задержание провожу? Пока — нет. Домой идите».

И вообще, ствол, наставляя на кого-то, лучше держать двумя руками, показывая, что вы всерьёз целитесь. Левая, упёртая локтем в рёбра, фиксирует правую на уровне запястья. Стойка — в «три четверти», левым боком к цели. Так меня, во всяком случае, учили — и действительно удобно так стрелять.

Редко какой гопник при этом догадается спросить: «Слышь, мусор, а какая статься за кражу?»

Но если догадается — нужно быть готовым ответить: «158-я. Но вам, по ходу, чего похлеще ломится. Покушение на износ, для начала. А то, может, у вас и наркотики есть, когда такие дерзкие? Домой лучше, говорю, идите!»

Да, чтобы косить под ментовского опера — надо представлять себе ту область юрисперденции, с которой ему приходится каждый день иметь дело. Он невелик, но статьи «кража», «грабёж», «разбой», равно как и незаконное хранение и сбыт наркотиков — он знает на зубок.

Может ли повлечь какие-то неблагоприятные юридические последствия то, что вы, наставляя ствол на некую реально опасную и буйную гопню, представлялись сотрудником правоохранительных органов?

Нет. Вот если б вы пытались вымогать бабло с коммерсов, корча из себя правоохранителя — тогда были бы. Мошенничество — по меньшей мере. А здесь, пресекая общественно опасное какое-то посягательство, вы можете говорить всё, что угодно. Если, конечно, это именно пресечение общественно опасного посягательства, а не самоутверждалочки с волыном.

В целом же, это чушь, будто бы при любых обстоятельствах «раз достал ствол — стреляй». Вовсе нет. В большинстве ситуаций — именно демонстрация оружия останавливает преступника (или просто быковатого быдлана, который по пьяни может наворотить дел). Если это правильная демонстрация, когда ему внушается мысль, что применить — за тобой тоже не заржавеет.

P-s.: Да, ещё такой немаловажный момент. Если конфликт, который вам надо погасить, происходит в публичном месте, то если вы просто достанете ствол и начнёте им угрожать - то кто-то будет снимать это на мобилки, а кто-то - воспользуется ими, чтобы вызвать ментов. Особенно - администрация заведения. А оно вам надо?
Но если вы сразу представились, как сотрудник угрозыска - с большой вероятностью ментов без вашей команды вызывать не будут.



Tags: оружие, психология, самозащита
Subscribe

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…