artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Рейтинги и реальность

Не очень умные люди часто говорят: «Врагам ни за что не победить нашего национального лидера, ибо народ един, как никогда, полностью одобряет действия властей, и рейтинг зашкаливает за 90 процентов».

Люди поумнее в таких случаях напоминают, что много было в истории диктаторов, которые тоже были всеобщими кумирами, имели рекордные рейтинги — а слетали с поразительной лёгкостью. В одночасье.

Но многие считают загадкой, почему так происходят. Выдвигают версии.

Во-первых, говорят, врут придворные льстецы, выдавая желаемое за действительное, накручивая рейтинг безбожно. Во-вторых, говорят, люди потихоньку ненавидят «отца нации», но боятся об этом заявить открыто, ибо запуганы и подавлены. А вот когда наступает прозрение о том, как их на самом деле много, когда народ осознаёт свою подлинную силу — тут-то тирана и свергают.

Всё это чушь. И всё проще. И всё дело в том, что симпатии или антипатии народа в подобных случаях вообще не имеют значения. Его мнение — нерелевантно к сотворению политической истории страны.

Вот каковы бывают рейтинги лидеров в тех обществах, где мнение граждан действительно чего-то значит? Для начала, там существуют различные политические силы, представляющие разные воззрения, разные группы интересов, они между собой вполне серьёзно конкурируют в борьбе за влияние и власть, и это считается совершенно нормальным дело, а не «преступной крамолой».

Поэтому кандидат от любой из этих политических сил — по определению не может иметь какой-то сверхвысокий рейтинг. А даже если случается исключение (ну вот какой-то очень харизматичный политик) и чел заходит в офис, имея процентов шестьдесят общенациональной поддержки — довольно быстро наступает разочарование.

В нормальных условиях люди не то чтобы перманентно глубоко несчастны, но всё-таки большинство считает, что заслуживают лучшей доли, а в том, что её не имеют — так или иначе винят правительство. За то, что оно делает нечто, что им представляется неправильным, или не делает того, что представляется правильным, насущно необходимым. Это неизбежно.

И вот уже через несколько лет рейтинг даже у самого многообещающего и любимого политика падает до тридцати, иногда и до двадцати процентов. А иногда — и до уровня плинтуса. Он имел время, чтобы проявить себя — а значит, накопить «отрицательную карму», ибо любое его действие или бездействие — вызывает недовольство у тех или иных социальных групп. Да и в конце концов, он просто надоедает. Хочется какого-то разнообразия, хочется новых лиц. Это — в нормальных условиях здорового общества.

Но что произойдёт, если сейчас, скажем, в тех же США тот же Обама, имеющий сейчас далеко не рекордный рейтинг популярности, будет низложен тем же моим любимым Тедом Крузом (при поддержке ястребов Пентагона), объявлен китайским шпионом, и вообще «Мазерлэнд надо спасать, мазафака!», и похер всякие условности вроде Конституции.

Произойдёт то, что миллионы людей выйдут на улицы и зададут один вопрос: «Ты чего, парень, охренел?» При этом, там будут не только негры, левые либералы и нищеброды. Скорее, там будет больше республиканцев, в этом протесте — причём, с пушками. Они, вообще-то, на дух Обаму не выносят, считают факинг социалистом, гробящим страну, но для них очевидно, что такая наглая узурпация власти — угроза гораздо бОльшая, чем президентство Обамы. Ибо у этой игры есть правила, и если за стол садится откровенный шулер — это значит, что он неизбежно обнесёт и тебя.

Да, американцы — они тупые, они ограниченные, они умудряются не найти на карте Тихий океан. Но они знают, что нельзя играть с шулером. И что если какой-то хуй с горы лезет во власть «без очереди», только потому, что он сам себя счёл достойным — надо брать шотган и валить его нахер. Потому что если он так демонстративно положил на Конституцию — на тебя лично он положит ещё и не такой. Особенно, когда укрепится во власти.

Поэтому, каков бы ни был рейтинг действующего презика США, но сковырнуть его неконституционными методами — крайне проблематично. Ты рискуешь тут же нарваться на такой гражданский протест, что пожалеешь о своей опрометчивости. И дело не в том, что у них полно оружия. Его-то всегда можно одолжить у полиции, если протест реально массовый. Дело в том, что несмотря на все проблемы, это всё-таки здоровое общество, где людям не похуй, кто и как приходит к власти. Поэтому беспредела они не потерпят.

Но что означает ситуация, когда лидер находится несколько лет у власти, а его рейтинг только растёт, а не падает, стремится в заоблачные выси, соперничая с рейтингом Девы Марии у католиков?

Это может означать, что статистика недостоверна — а людям плевать, что кто-то врёт за них про их политические предпочтения. Это может означать, что люди запуганы, не хотят выделяться, боятся высказывать своё мнение. Это может означать, что люди искренне, всем сердцем и на всю голову влюблены в своего лидера, что бы он ни делал. Ну или, полагают, что от добра добра не ищут, главное стабильность, не надо раскачивать лодку — и всё такое.

Во всех случаях это означает, что общество тяжело больно. Народ, который, по прошествии десятка и более лет правления, терпит лидера с 90% рейтингом — это примерно как подросток, который во всём слушается родителей и никогда с ними не собачится. Иные родители могли бы умиляться такой «шёлковости», но я бы их предостерёг: «Возможно, он уже обдумал план вашего убийства и даже подыскал киллера».

Но народ, конечно, не подросток. Особенно, такой народ, который терпит лидера с 90% рейтингом. Он — тупее, инертней и малозначительней отдельно взятого подростка. Он не способен на сколько-нибудь решительные самостоятельные действия.

И в этом залог силы власти тирана? Нет. В этом — главная для него угроза.

Ибо перевороты-революции — в действительности не делаются народом. Они делаются очень малой, но активной частью народа. Иногда — горсткой заговорщиков. Но тем, для успеха предприятия, нужно знать, что они, захватив власть, сумеют её удержать.

И вот в случае с «мягкотелыми» цивилизованными странами — любой потенциальный заговорщик знает, что шансов на сохранение власти, захваченной путём переворота, у него ноль. Потому что его не поймёт ровным счётом никто, и большинство граждан, включая полицию и армию, будут готовы оказать ему решительное сопротивление.

А что в странах, где народ неподдельно даже, всей душой боготворит своего вождя? Ну вот возьмём крайний клинический случай, Северную Корею. Представьте, что какой-то генерал набрался смелости, низверг этого внучка охуевшего, а народу объявили, что «царь был не настоящий». Что настоящего Ким Чен Ина похитили подлые цээрушники и впарили вместо него двойника, который только и делал, что вредил стране.

Кто-то возбухнет? Кто-то пойдёт протестовать? Да хрен там!

Не то что утрутся — а сразу уверятся, что всегда подозревали, что с этим мнимым Ким Чен Ином что-то не так. Действительно, враг какой-то, тьфу на него. А генерал этот — молодец, что разоблачил. Его, значит, теперь любить надо, песенки петь в его славу, руки целовать, ноги мыть и воду пить.

Вот так и происходит в одночасье падение всеми любимых «отцов народа». И плевать даже, искренне их любили и верили всему, что втирают по ящику, или просто языки в жопу засунули, держа фигу за спиной. Вот просто — это не имеет никакого значения. Поскольку сам по себе народ такой — не имеет никакого значения в собственной стране.

Поэтому в любой момент вместо привычного и любимого лидера к такому народу может заявиться некий левый хуй с горы и сказать: «Тот парень был крут, но я круче. Я его уделал. У меня теперь сосать. Я теперь ваша стабильность». И будут сосать, как миленькие. Ибо — не раскачивать лодку и только б не было войны.

А так-то, конечно, спроси любого крестьянина году в 1800-м, как он оценивает политику царя Павла Петровича — отшатнётся в ужасе. «Да сдурел ты, мил человек! Кто я такой, чтоб царя-то оценивать? Он же Царь! Помазанник Божий! Что ни делает — во всём прав!»

Полнейшая верноподданность, полнейшая любовь. Но как сделали Павлу шарфиком, да табакерочкой приложили — хоть бы одна собака почесалась. Нет-с. Новый царь — новая любовь и верность. Король умер — да здравствует король.

И вот умные ребята в этих всяких европах, наученные горьким опытом, — давно поняли, что укрепление собственной власти — опасно прежде всего для тебя самого. А лучшая гарантия твоей безопасности — это сильная, реальная оппозиция. Элитные кланы, которые открыто играют против тебя, претендуют на свою долю власти, отчасти имеют её, но при этом соблюдают правила и не потерпят явного их попрания.

Любовь же народных масс, да почти всеобщая — они вообще ничего не стоит. Ибо когда народ дошёл до такого состояния, что массово, почти единогласно любит своего вождя — это значит, что он просто утратил гражданскую и политическую субъектность. Его мнение, в действительности, всем проебом.

Поэтому мне смешно, когда мои приятели из «внесистемной оппозиции» (а у меня есть, конечно, знакомые и там) начинают ломать голову на тему того, как бы завоевать побольше голосов избирателя, как бы привлечь на свою сторону. Я уточняю: «Речь идёт о современном российском избиратели? Нет ничего проще, чем завоевать его симпатии. Разок прикладом в ебло — и всё, он твой. Ты для него бог. Но вопрос: а нахуй тебе нужно такое чмо, как современный массовый российский избиратель? Стоит ли на него отвлекаться, стоит ли тратить силы?»

Но на самом деле, конечно, мне очень неприятно, что российское общество деградировало до такой степени. Что опять вылезло это историческое холопство и холуйство, верноподданничество и раболепие.

Надеюсь, в последний раз. В смысле, надеюсь, что Россия как страна и русские как народ всё-таки уцелеют (ну, культура-то интересная, да и не хочется отдавать родные берёзки и окушков китайцам). Хотя и получат очень крепкий урок необходимости гражданского сознания и критического отношения к властям. Чтоб больше не возникало искушения «обоготворить» очередного гопника и отдать ему на откуп свою страну.

Политикам же российским должно наконец стать ясно, что это очень опасно — не иметь реальной, действенной оппозиции. Ибо в таком положении «ымператор» практически целиком зависит от своих «преторианцев». Чью личную преданность никогда не стоит переоценивать. Поэтому удар может прийтись в любой момент, из-за любого угла в дворцовых коридорах.

Нет, бывает, конечно, что диктатор доживает и до глубокой старости, и умирает своей смертью, - но если у него есть хоть немного мозгов, он ждёт удара каждую секунду. Потому что в этом есть смысл для заговорщиков, когда народ его боготворит на 90%

Tags: Россия, Штаты, политика, философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments