artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Педагогика последнего шага.

В тринадцать лет я ушёл из бокса и занялся карате. Во-первых, тогда, в середине восьмидесятых, это было модно (и чуть-чуть противозаконно, что меня особенно радовало), во-вторых, при всём уважении к боксу, он не в полной мере удовлетворял моей концепции любви к ближнему. В том смысле, что — почему только руками-то? Почему ногами отпинать нельзя? В карате — можно. И даже — приоритетно.

Я очень плотно занимался этим делом, усиленно тренировался, и достиг определённых успехов. В шестнадцать лет сдал на коричневый пояс (старший ученический в шотокане), заделался сэмпаем, помощником сэнсея, ведушим начальной группы.

При этом — утянул за собой в пучину окинавского ногомашества несколько приятелей из школы, со своего класса и параллельного.


И у нас, на базе этой секции карате (очень хорошей) сложилось этакое молодёжное преступное сообщество (о которых тогда модно было писать в газетах, а нам — прикольно было создавать и поддерживать подобное).

Ну вот завелась у тебя в школе какая-то гопотская погань, которая беспредел творит. Самому тебе с ними в конфликт вступать — может быть не с руки. А даже если с руки (или с ноги), даже если ты их ушатаешь — ну проблемы всё равно будут. Они знают, где ты живёшь — могут и под дверь насрать.

Поэтому их встречают совершенно незнакомые ребята с другого района, хорошенько урабатывают — и объясняют, что не надо оно, девочек тискать без их на то согласия, с малышей мелочь стрясать, и вообще - «не баклань и не быкуй, а то в жопе будет хуй».

Там много анекдотов было в связи с этой нашей мафиозной деятельностью. Я уже рассказывал в днявке Прозы.ру, как меня менты «инквизировали», когда я отмудохал отмороженного сынка начальника их мусарни — и он своих оперов напряг, и они таки вычислили, таки повязали. Забавная была история. Но много было и других.

И в целом — мы были не гопниками, а именно что «антигопниками», но при этом довольно резкими ребятами. То есть, для нас, в случае надобности, дать поддых — всё равно как «здрасьте» сказать.

Но был один из моих одноклассничков, Слава, который... вот от рождения очень здоровый парень, метр девяноста роста, большой физической силы, и технику он кое-как наработал, занимаясь с нами, но в реально драке — живая иллюстрация цитаты из Высоцкого: «Бить человека по лицу я с детства не могу».

То есть, абсолютный «лох», «тюфяк», «пацифист» в этом отношении. Вплоть до того, что его, уже вроде бы квалифицированного бойца, у его же парадной обули двое мелких гопняров с выкидухами. Отобрали плеер, шапку и деньги, какие были (да, мобил тогда не было — а то бы тоже отобрали).

Этих гопняров мы нашли, по своим каналам, поучили немножко, вещи вернули. Но со Славиком что-то надо было делать. Ибо, с одной стороны, он свой, он в курсе наших движений, а с другой — сколько можно это терпеть, его «виоленсивную импотенцию»? «Не, ну вот не могу я ударить человека. На спарринге наметить удар — ещё ладно, но в жизни? Не могу!»

И я принял волевое и единоличное решение, что надо избавляться от Славика в этом качестве.

Заманив к себе в «Волгу» под каким-то вымышленным предлогом — вывез покататься, и заехал так далеко в лесной массив, как только позволяла «Волга».

Да, тут педанты могут сказать, что я не мог тогда, ещё в советские времена, рассекать на «Волге» в шестнадцать лет, заведомо не имея водительских прав для самостоятельной езды.

Ну что ответить? Порядок-то был, конечно. И был он таков, что чёрную(!) Волгу гайцы не стопили практически абсолютно. У них такое суеверие было, что останавливать чёрную Волгу — не к добру :-)

А наша эта «баржа», ГАЗ-2410, вообще-то, из таксопарка была куплена. И это означало, что пришлось её перебирать целиком. Батя руководил, знакомые мужики наставляли, чо как надо там — я делал.

Да когда мы эту волжанку купили — я под ней больше времени провёл, чем даже на мечты уходило бы о «девушке верхом». Реально дрочить чуть не разучился в те недели, когда руки под гаечный ключ затачивались :-)

Поэтому я считал эту волжанку преимущественно своей, и ездил на ней по своим делам, и родаки не особо возражали, только бы не бил тачилку и не подставлялся.

Ну и Славу, значит, в лес вывез.

Говорю: «Слав, ты ведь знаешь, что я участвую в этаких боях без правил на денежный интерес?»

«Все знают».

«Да. Но не все знают, что там есть высшая лига. И в ней бои ведутся не просто до победы, а... Ну, гладиаторские, короче, это бои. Там может понадобиться просто грохнуть поверженного соперника, если публика попросит».

Слава (с некоторым подозрением): «А ты зачем мне это рассказываешь?»

Улыбаюсь: «Да там есть препятствие в допуске к тем боям на реальные суммы. Ты должен доказать, что способен убить человека. Что не спасуешь на ринге, когда публика палец вниз оттопыривает».

Слава: «Я(!) должен доказать?!»

Улыбаюсь шире: «Нет, конечно. Какой ты, нахер, боец? Это я должен доказать, чтобы получить доступ... извини, ценой тебя... Но рекомендую тебе положить голову на этот пень — и я абсолютно безболезненно тебе основание черепа рубану, ты даже не почувствуешь, как умрёшь».

Славка отказывался верить — где-то до четвёртого удара в морду. Когда я увещевал: «Ну чего ты кочевряжишься-то? Да решено уже, что ты должен умереть. И органы твои уже проданы. Смирись с этой судьбой, сократи свои страдания».

И вот Славка, вместо смирения, по-настоящему взъярился. Он парочку очень неплохих плюх мне навесил — и мне тогда тоже немножко страшно было, когда этот огромный парень так махал кулаками и ногами.

Но я всё-таки, хоть и «задрот» в метр восемьдесят ростом и семьдеят пять кило весом был тогда — но техничней, опытней. Поэтому, конечно, вырубил.

А когда он прочухался, когда я ему снегом физию растёр — первым делом вопрос задал: «Ну что, ты запомнил, каково это, бить ублюдка, который на тебя наехал? Не правда ли — охуительно?»

Он попробовал было меня за кадык взять — но, разумеется, этого-то я не мог позволить. Отбил и заломал руку.

Потом Славка много ругался, типа, «дурак ты боцман, и шутки у тебя дурацие» — но всё едино на моей машине в город вернулись.

Дальше судьбы разбежались, я вообще в Москву из Питера уехал после школы, но Славка — он, как говорят, добротно научился как держать удар, так и наносить.

Уж не знаю, какова в этом моя заслуга. И чего вообще вспомнился тот эпизод из детства — тоже не знаю. Наверное.








Tags: карате, педагогика
Subscribe

  • Out of Heaven's benediction to the warm Sun: из Ковида в диабет

    Ковид у Матушки вышел несколько муторней, чем хотелось бы. Всё-таки, довольно обширная пневмония, да ещё проявился диабет. Вообще-то, она сама врач…

  • В поисках ковидокиллеров

    Практически оклемался после Ковида. Единственное следствие - на бегу пульс взлетает поначалу до восьмидесяти, но быстро возвращается к норме. Думаю,…

  • До свиданья, Ковид!

    Самопрожарка под фенобарбиталом подействовала как нельзя лучше. На следующий день как проснулся — сразу понял, что перевалил через кризис.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • Out of Heaven's benediction to the warm Sun: из Ковида в диабет

    Ковид у Матушки вышел несколько муторней, чем хотелось бы. Всё-таки, довольно обширная пневмония, да ещё проявился диабет. Вообще-то, она сама врач…

  • В поисках ковидокиллеров

    Практически оклемался после Ковида. Единственное следствие - на бегу пульс взлетает поначалу до восьмидесяти, но быстро возвращается к норме. Думаю,…

  • До свиданья, Ковид!

    Самопрожарка под фенобарбиталом подействовала как нельзя лучше. На следующий день как проснулся — сразу понял, что перевалил через кризис.…