artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Economics and comics

Доводится читать иногда что-то вроде: «Ну и что, что упали доходы в валюте от нефтянки? Мне-то что за дело до этих олигархов, которых я не больно-то и люблю? Я вообще автослесарем работаю и всяко не пропаду».

Это ж, когда человек умеет чего-то делать, и профессионал в своём деле, и считает себя самостоятельным «экономическим субъектом» — это очень хорошо и похвально. Надеюсь, что действительно не пропадёт.

Но, всё же, не всё так просто.

Как вообще устроена российская экономика? Вот есть корпорации, которые гонят продукцию на экспорт. Сырьё, преимущественно. Нефтегаз, металлы, лес. Они отстёгивают часть валютной выручки государству, из чего формируются все эти золотовалютные фонды. И под них, в общем-то, Центробанк выпускает рубли, которые распределяются в соответствии с бюджетом. Уже исходя из этого можно догадаться, что мировые цены на сырьё имеют критическое значение для финансовых возможностей российского правительства.

Ситуация, однако, могла бы облегчаться тем, если бы само правительство не имело критического значения для экономики. Но в России так сложилось за последние лет пятнадцать (на самом деле и раньше), что — имеет. Что формально-то государственная доля может составлять сравнительно скромную цифру от ВВП (на северокорейском фоне), а реально большинство бизнесов либо прямо завязаны на государственную власть (в лице наиболее достойных его сынов и дочек), либо это «придворные» бизнесы, которые опять же зависят от бюджетных заказов.

И вся эта система, во-первых, не очень прозрачна (хотя всем очевидна), во-вторых — в её рамках даже изначально толковые люди теряют деловую эффективность. Ибо — а чего тебе напрягаться, когда у тебя всё схвачено и ты по-любому подряд получишь от мэрии? Ну или — приходится свои конкурентные навыки обращать на то, как бы присоседиться к админресурсу, обойдя других таких же умников, а не на то, как бы оптимизировать собственно свой бизнес.

В общем, в сложившейся за последнее время ситуации — доля государства (вот всей массы его служащих) очень велика в российской экономике. Это не значит, что оно может сколько-нибудь эффективно рулить такой экономикой. Это значит, что его проблемы — неизбежно становятся проблемами национальной экономики.

И вот что происходит, когда падает цена на сырьё, когда схлопываются доходы бюджета от сырьевого экспорта? Да, кто-то работает автослесарем, автомойщиком, или в розничной торговле, или в общепите. Может считать себя самостоятельным экономическим субъектом.

Но его клиенты, в значительной их части, - очень зависят от государства. Это могут быть непосредственно бюджетники (а они года с 11-го сравнительно прилично стали получать), это могут быть «придворные» коммерсы того или иного уровня, это могут быть их жёны, любовницы, работники.

И вот три года назад парень с зарплатой в пятьдесят тысяч рублей — пользовался услугами автосервисов, автомоек, общепита, не очень задумываясь о расходах. Сейчас, даже если зарплата осталась на прежнем уровне — ему уже приходится задумываться. «Да ладно, сам помою! Да ладно, сам в зимнюю резину переобуюсь! Да ладно, бутеров на работу нарежу!» Потому что он хочет всё-таки слетать в Тай — а там теперь немножко дороже всё стало, если доход в рублях имеешь.

То есть, даже в таком идеальном случае, когда сохранился прежний доход в рублях и не висит никаких валютных ипотек — люди, прежде «шиковавшие», начинают ужиматься, экономить. Соответственно, сокращается и «клиентская база» всех подобных будто бы самодостаточных заведений.

Но это — идеальный случай. Более частый — что зарплату и в рублях даже подурезали, одновременно переведя на трёхдневную неделю. Или вовсе приостановили то предприятие, где ты работал, отправив в вынужденный отпуск за половину, а то и треть зарплаты.

Почему так происходит? А всё потому же, что российская экономика в целом очень зависит от государства, а оно — от валютной экспортной выручки.

И вот я писал уже о таком феномене, когда у муниципальных транспортных компаний сплошь отечественные автобусы, а у частников — подержанные импортные. И это происходит от того, что частники вынуждены считать свои деньги, экономить, брать пусть десятилетнюю, но всё ещё рабочую лошадку — а муниципальные транспортные компании, контролируемые государством, де факто обязываются закупаться у отечественного производителя. Но им это субсидируют из федерального центра. Поэтому — пофиг. Ещё и попилят на закупках вместе с представителями того отечественного завода :-)

И это частный случай, но так во всём, что касается госзакупок. Обязательно субсидируется отечественный производитель (ну, если, конечно, речь не идёт о персональной начальственной машине).

Но по мере падения доходов бюджета — очень сильно падают возможности для такого субсидирования. И производства встают, занятые там люди вынуждены ужиматься в расходах, а это уже по цепочке влечёт падение всех, в общем-то, бизнесов.

Но говорят иные оптимисты: «Вот и славно, вот и не будем больше зависеть от нефти, наконец-то диверсифицируем экономику. Понастроим заводов много, будем продукцию хорошую выпускать, в том числе на экспорт. И плевать нам на валютный курс — достаточно рублей для этого напечатать и запустить в инвестиционные проекты».

Ну, когда это школьник говорит — оно извинительно. Когда взрослый дядечка экономист, который имел возможность в сознательном возрасте наблюдать, как что происходило в восьмидесятые — это уже клиника.

Да тогда ведь, если кто помнит, именно это и попыталось сделать политическое руководство. И не потому, что Горбачёв - «агент Госдепа», а потому, что и до самых упёртых членов Политбюро дошло, что нельзя больше проедать нефтяные доходы, когда нефтянка падает. И пресловутую Перестройку они затеяли не от хорошей жизни. Это была именно попытка преодолеть зависимость от сырьевого экспорта, совершить резкий технологический и промышленный рывок, преодолеть уже давно всем ставшую очевидной отсталость от Запада. И это называлось «Ускорение» — которое непременно шло в паре с «Перестройкой».

Ради справедливости — да что-то и было сделано. Ну, шаттл Буран вот запустили. Но в целом — как-то не очень получилось. Хотя старались. На самом верху, по крайней мере. И средства щедро выделяли на инновационные всякие производства. А вот уровнем чуть пониже — там...

Как бы это объяснить? Смотрели фильм «Коммунист», с Урбанским в главной роли? Ну или «Как закалялась сталь» (рекомендую экранизацию с Лановым — она наиболее «эпическая»)? Так вот советская элита образца восьмидесятых — это были немножко другие люди. Они немножко притомились строить «светлое будущее, претерпевая тяготы и лишения». Они погрязли в мещанстве, можно сказать. И своекорыстии.

Поэтому типичный инновационный и модернизационный проект времён Перестройки — это когда громко и радостно заявляется, что здесь будет какой-то крутейший завод (или новые цеха существующего), под это выделяются фонды, они благополучно осваиваются, идут бодренькие рапорты, у них там всё на мази, уже пробные партии продукции пошли, газеты-журналы об этом пишут, вот-вот прорыв свершится — а реально там котлован под этот новый цех не до конца выкопан. Кроме шуток. Я лично знаю такие случаи — и не единичные. Когда не просто «долгострой»(было такое словечко), а долгострой, который никто и не собирается достраивать никогда, а докладывают, будто уже всё работает.

Поэтому, собственно, очень осторожно нужно относиться, когда вам вещают, как в девяностом году мы были впереди планеты всей по каким-то экономическим показателям. Там масштаб приписок и очковтирательства был порой таков, что в иных случаях просто невозможно было его оценить даже приблизительно.

И это я говорю не для того, чтобы «плюнуть в советскую действительность», а для того, чтобы понятно было, как благие пожелания могут остаться таковыми. При любых размерах финансирования.

По сути, вот именно наращивание денежной массы для инновационных проектов, имеющих большое значение для народного хозяйства и развития страны — и привело к тому, что стало известно как «рублёвый навес» и впоследствии жахнуло по банковским вкладам простых граждан.

Вообще, советская финансовая система — она очень хитро была устроена. Когда вам, опять же, говорят, что доллар тогда был по шестьдесят копеек — нужно понимать, что это шестьдесят копеек «инвалютного» рубля. Что ты не мог просто так на улице поменять свои советские рубли на доллары (вернее, мог, но у специфических людей, по курсу пять-семь деревянных за бакс, по середине восьмидесятых).

А предприятие — не могло просто так снять деньги со своего счёта и потратить их на какие-то нужды. Потому что, во-первых, это государственное предприятие (частного бизнеса, можно считать, вообще не было, пока не появились кооперативы — ну да это отдельная история). А во-вторых, вот помимо существования понятия «инвалютный рубль», который совершенно никак не коррелировал с местной национальной валютой, было ещё жёсткое разделение на наличное и безналичное обращение. Это полагалось разными просто денежными массами, которые сообщаться между собой могут только через особые «клапана» под бдительным государственным контролем.

Безнал — только для расчётов между предприятиями (которые все государственные). Наличностью — выдавалась зарплата. При этом, предприятие не могло просто так поднять её, по своему изволению. Тарифная политика — тоже регулировалась на правительственном уровне. И фонды на развитие производства — были отделены от фондов заработной платы.

Вот такая была строгая система финансового контроля, чтобы ни рубля не утекло на сторону из народного хозяйства, чтобы никто не мог жировать на нетрудовые какие-то доходы, чтоб не растратил, не прикарманил народные денежки. И в этой строго контролируемой и зарегулированной системе руководство сочло возможным нарастить безналичную денежную массу для обеспечения инвестиционных проектов. Да, они понимали, что это немножко авантюра — но надеялись, что отобьётся, когда новые заводы построятся да продукция новая на экспорт пойдёт.

Что получилось? Ну, когда чего-то нельзя, но очень хочется — значит, можно. Способы найдутся, схемы нарисуются. И как безнал обналичить, и как даже за бугор в валюту вывести. Хотя в те времена, естественно, средний советский чиновник-казнокрад вообще очень плохо себе представлял жизнь за бугром, он и был-то разок в Болгарии на Слынчев Бряге, и контактов никаких деловых ни с какими тамошними бизнесменами заведомо не имел.

Сейчас — времена изменились. Сейчас наши чиновники и придворные бизнесмены — как рыба в воде себя чувствуют в Европах и запросто болтают по Скайпу с кем угодно. Но они, конечно, имеют несравненно более высокие морально-нравственные качества, нежели советская элита восьмидесятых? Они ни в коем случае не станут, получив от тебя бюджетные средства, вешать лапшу на уши про свою бурную деятельность, при этом попиливая бабло и выводя его за бугор?

Я бы не был так уверен. Ну, очень мягко говоря. Нет, сами по себе эти чинуши и придворные коммерсы бывают очень даже милыми людьми, где-то интеллигентными, почти что рафинированными — но у них нет серьёзных моральных тормозов против того, чтобы пилить бюджетное бабло и выводить его в офшоры.

Но ты этого не допустишь, ты пришлёшь к ним сурового ревизора, который ухватит их за руку и погрозит пальчиком?

А если они ему откат предложат? Нет, понятно, что если у тебя ревизор — кто-то вроде Павки Корчагина, то он в этом случае просто маузер достанет и на месте шлёпнет как «контру». Потому что он реально идейный, на всю голову. Его не подкупишь, не запугаешь.

Да только где ж ты возьмёшь в современной России таких ревизоров, которые бы всех готовы были порвать ради твоих маниловских фантазий? Ну хорошо, честные люди есть — но у них есть жёны, дети. А то, с чем им придётся столкнуться — это будет реальная мафия. Которая пилит очень большие бабосы, и может пойти на крайне отчаянные меры, защищая свою кормушку (и свободу).

В общем, это всё ненаучная фантастика, мол, мы запустим в экономику много-много рублей, и это вдохнёт новую жизнь, пойдут крутые проекты, которые гарантируют наше будущее. В российских условиях, даже если тебе чего-то построят на твои бабки (бюджетные бабки) — всё равно распил будет такой, что хрен когда отобьются твои проекты.

Почему? Да потому, что ты, как государственный муж, исходишь из посылки «а вот чтоб было!», нимало не заботясь коммерческой рентабельностью проекта, а бизнесмен, который тебе это строит — ему тоже плевать на конечную коммерческую рентабельность. Он озабочен тем, чтобы побольше на подряде бабла срубить — и увести от тебя подальше.

Почему? Потому, что у тебя такая репутация, что ты в любой момент можешь сказать «Извини, братуха, на хавчик пробило» - и наложить лапу на чужое бабло. И чем больше ты будешь кричать: «Не допустим оттока капитала!» - тем больше он утекать будет из твоей юрисдикции. Ибо — а какого хрена ты вообще возомнил себя в праве указывать людям, в каких юрисдикциях им хранить их частные капиталы? Когда возомнил — твоя юрисдикция по определению неуютной считается.

Ещё эта репутация усугубляется тем, что ты в любой момент не корысти ради, а по каким-то своим личным обидкам можешь взять и перекрыть торговый оборот с целыми странами. И тебя немало не заботит, как это сказывается на самочувствии коммерсов. Которые, может, годами выстраивали отношения с Испанией, чтобы повыгоднее завозить сюда ихние фрукты, добились преференций, скидок за надёжность и постоянство — тут ты вводишь «автосанкции».

Эти коммерсы, отпоившись валидолом, переключаются на Турцию. Ведут переговоры, налаживают отношения, заключают контракты, оптимизируют логистику. И тут ты в одночасье рвёшь связи с Турцией, только потому, что она сбила бомбер, который заебал кошмарить ихних сирийских туркоманов.

Тебе плевать на этих коммерсов, ты в других традициях и ценностях воспитан? Они для тебя просто дойная корова? Ну а им — плевать на тебя. На твои традиции и ценности, на твои геополитические самоутверждалочки и хотелочки. Ты для них чёрт и хам, которого развести и кинуть — святое дело. Они в этом ничего аморального не видят. И их можно понять.

Нет, конечно, бывают случаи, когда правительства вынуждены нарушать интересы своих буржуинов по политическим мотивам. Вводят эмбарго, санкции. Но, во-первых, там имеется общее понимание, что нужно наказать недвусмысленных оборзевших отморозков, которые в любом случае по правилам играть отказываются, а во-вторых — у цивилизованных людей это принято делать с уважением к своим бизнесменам. Так, чтобы минимизировать их потери, а то и компенсировать.

Но, конечно, всё равно буржуины, вложившиеся в какую-то юрисдикцию - бывают недовольны, что пришлось выводить оттуда активы по политическим причинам. Вот только главную проблему такое недовольство создаёт не транснациональным корпорациям, а той юрисдикции, которая своим поведением вызвала наложение эмбарго и санкций. Потому что на неё ещё очень долго будут смотреть с опаской, даже если там власть сменится и заявлено будет, что всё, мы теперь хорошие мальчики, мы теперь хулиганить не будем.

Такие вещи — доказывать приходится. Вот как Китаю в течение десятилетий пришлось доказывать, что, всё, никаких больше хунвейбинов, никаких больше «культурных революций», никакой дури красножопой (а на вывеску не смотрите, она для проформы), никакого силового решения по Тайваню, и добро к нам пожаловать.

Если же государство ведёт себя по принципу «что хочу, то и ворочу, и пофигу все морские знаки» - ну, не стоит удивляться, что иностранный инвестор начинает от него шарахаться, а собственные капиталисты (вообще любые люди, получающие доступ к финансовым потокам) норовят их раздербанить и свалить с баблом. И вовсе не заинтересованы в том, чтобы чего-то всерьёз развивать на этой территории, находящейся под властью неадекватов.

Сейчас доводится слышать от иных околокремлёвских мыслителей: «Да нет же! Вы живёте представлениями позавчерашнего дня! Давно мы уже не зависим от нефтегаза! Давно уже у нас построены чудесненькие такие новенькие заводы, которые теперь-то и обеспечат основу нашего экспорта, потому что у нас теперь такая дешёвая рабочая сила, что любо-дорого».

Да-да. Вот именно по этой причине — рубль за нефтью ходит, как поплавок за рыбкой. Сразу видать истинно диверсифицированную структуру экспорта.

Серьёзно, заводы-то кое-какие и построены. Когда за бюджетное бабло заказать завод — чего ж его тебе не построят-то? Сами не справятся — китайцев наймут. И будет там всё нарядненько, красивенько. Но вот экономическая рентабельность, чтобы этот завод в плюс работал да ещё и на внешнем рынке мог конкрурировать своей продукцией? А кто-то просчитывал ту рентабельность, когда строительство заказывал? Кто-то налаживал внешнеторговые связи? Там хоть рядом-то стоял кто-то, кто теоретически мог бы это сделать?

Если б стоял — столкнулся бы с той проблемой, что с русскими сейчас вообще очень опасливо контактируют. Ну потому что завяжешься с этими психами — так завтра они ещё что-то отчудят, под новые санкции влетят, и сами на себя санкции новые наложат, а у тебя контракты будут сорваны, в убытки войдёшь. И тот факт, что у них немножко дешевле — он не такое большое значение имеет, на фоне таких рисков.

Да и потом, когда эта заварушка с Крымом началась — в Европе (особенно в Германии) действительно было сильное бизнес-лобби, заинтересованное в сохранении уже налаженных отношений с Россией. Оно давило на правительство, требуя не делать резких движений.

Но сейчас, когда из России уже в целом выведены иностранные капиталы — играет другое лобби. Которое заинтересовано в том, чтобы не пускать русских на местные рынки. Да, протекционисты есть во всех странах. Но когда примешивается ещё и флёр политической ебанутости какого-то государства — им гораздо проще продвигать идею антидемпинговых пошлин или вовсе эмбарго. Ну вот как в Штатах поправка Джексона-Венника была продвинута в своё время под тем соусом, что если СССР (и некоторые прочие страны) препятствует выезду своих граждан за рубеж, то, значит, они там находятся де факто на положении рабов, и их можно эксплуатировать на заведомо неприемлемых для свободного общества условиях, а потому морально допустимо закрыться от товаров из такой юрисдикции. Тут можно усмотреть некоторое лицемерие со стороны лоббистов-протекционистов, но в принципе-то звучит благопристойно, а не чисто жлобски.

Поэтому даже когда в России действительно начнут, в значимых количествах, производить что-то, потенциально годящееся на экспорт — всё равно ещё долго будут серьёзные проблемы с проникновением на внешние рынки. Политически обусловленные проблемы, даже если Путина анафеме публично предадут и чучело сожгут на Красной Площади.

Пока же существует этот режим — естественно, России не «грозит», что здесь кто-то проинвестируется в какое-то прогрессивное производство и начнёт гнать конкурентоспособную продукцию. Те, кто в принципе способен это сделать — они обычно, не идиоты. И самоуважение имеют. Отношения к себе достойного требуют.

В России же исторически существовала некоторая... attitude problem в отношениях между государством (да и народом) и бизнесом.

К чёрту Путина, как отдельно взятое недоразумение природы, - но ведь тут реально многовато («многоватисто») охотников порассуждать о том, «как бы заставить бизнес работать на благо национальной экономики».

И мало кому приходит в голову, что сначала нужно выбросить из лексикона слово «заставить». Ибо это ты шкета своего можешь заставлять уроки делать, а когда ты пытаешься «заставлять» человека, который способен наладить эффективный бизнес (по каковой причине имеет очевидное интеллектуальное превосходство над «заставляльщиками») - ну он тебя пошлёт просто вместе с твоим «благом национальной экономики» (под чем всегда подразумевается, что он тебя должен содержать и кормить, за красивые твои глаза). Он найдёт способ тебя послать с твоей борзаторией, каких бы ты там законов ни напринимал, какой бы штат грозных ревизоров ни завёл.

Поэтому России в принципе чего-то хорошее светит — лишь когда она научится ценить «буржуя». Человека, который способен организовывать бизнес. Ради своей корысти, конечно. Что совершенно естественное и моральное его устремление. И он при этом совершенно не обязан создавать кому-то какие-то блага за здорово живёшь. Он не обязан думать о других, по большому-то счёту. Хотя обычно — думает. В большей степени, чем «пролетарий».

Пока же здесь превалируют охотники рассказывать, как народ восстанет и пойдёт раскулачивать «мироедов» — ну вот не стоит удивляться, что «мироеды» норовят по-быстрому хапнуть и свалить, а не долговременные какие-то эффективные инвестиции осуществлять.

Иные, правда, при этом говорят: «Ладно, и хрен с ней, с экономикой ентой вашей. Не жили хорошо — и привыкать нечего. Но вот хоть не будет больше этих пафосных бутиков да спа-салонов, которые меня бесят, а как их не будет — так сердце моё исполнится радости!»

Обломитесь, нищеброды! Что в последнюю очередь исчезнет (по крайней мере — из крупных городов), так это пафосные бутики и спа-салоны.

Почему? Потому, что их-то клиентура — это не бюджетники. Во всяком случае, не те бюджетники, которые выгадывают, как бы протянуть на оставшиеся десять тысяч рублей две недели до получки и при этом оплатить ЖКХ.

Это люди, которые, конечно, могли потерять на падении акций и недвиги, но не до такой же степени обнищали, чтобы не нашлось пары косарей баксов для жены на спа-салон? Как бы ни упали их доходы — их уровень потребления просто не сопоставим и с тем, что осталось. Столько бабла в одно рыло не прожрёшь, не прогуляешь. Поэтому для них-то сохранится именно сектор вип-услуг.

Более того, в трудные кризисные времена — частенько ещё и разбухает именно «роскошной» сегмент. Поскольку кризис — это когда кто-то теряет, кто-то находит. На случайных людей порой сваливаются шальные бабки, которые те норовят просадить с «шиком». Вот для таких и заводятся дорогие кабаки, пафосные бутики, спа-салоны и прочие ювелирки. Растут, как грибы после дождя.

Так было в НЭП, так было в Перестройку и в девяностые. Так будет и сейчас. Треш и угар. Да, заводы встают, офисы пустуют, кафешки, торгующие бизнес-ланчами — разоряются, а вот пафосные заведения могут даже аншлаг иметь. Ибо - «Жги-гуляй, однова живём».

В заключение же скажу следующее. Вот если предполагать, что в России снова появится чего-то похожее на выборную демократию, и будут там какие-то встречи кандидатов с избирателями — задавайте кандидатам один простой вопрос.

А именно: «Как пресечь бегство капитала из России и заставить бизнесменов работать на благо национальной экономики».

Если кандидат начнёт рассказывать, какие он введёт запреты и кары, чтобы пресечь и заставить — застрелите его :-)

А если скажет, что бизнесмен — это, вообще-то, не раб государства, чтобы заставлять его чего-то делать и указывать ему, куда двигать свои капиталы — что ж, по крайней мере, этот парень знает, что нужно говорить на публике, чтобы соблюсти приличия и дать хоть какую-то надежду на инвестиционную привлекательность.

Если же он скажет, что намерен оказать широчаюшую поддержку национальной экономике субсидиями из бюджета - имейте в виду, что он говорит о намерении подарить ваши деньги каким-то бизнесменам, которых вы, возможно, не знаете. Стрелять ли его в этом случае - дело ваше.

Tags: Россия, психлогия, уроды, экономика
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…