artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Мытьё и нытьё: Европы и жопы

С весны 2014 года я (как и многие мои коллеги) уделял очень пристальное внимание украинским событиям, понимая, насколько судьбоносны они и для России, раз уж она вмешалась в них самым беспардонным образом.

Мне хотелось понять, кто там есть кто, что вообще происходит, и, особенно, чего именно хочет сказать гордый народ Новороссии, помимо того, что «Донбасс порожняк не гонит», «на колени не поставить», и его надо «услышать».

Честно признаюсь, при самых добросовестных попытках — я отчаялся его услышать. Я отсматривал многие записи с их митингов, интервью на улице, обращения вожаков, - но так и не понял, чего они хотят и в чём причины их столь бурного недовольства. Понял лишь, что, кажется, они вовсе не желают возвращения Януковича, которого теперь тоже презирают, но одновременно — клеймят «бандерлогов» и «хунту», которая выгнала Януковича, которого они теперь презирают и не желают. Тогда меня несколько удивляло, что эти люди сами не видят логического изъяна в основе своего протеста, но приглядевшись к этой публике повнимательней — перестал удивляться.

Нет, я не хочу сказать, что жители Юго-Востока Украины — сплошь дебилы. Знаю (хотя по Сети) и блестящих людей оттуда. Но вот то, что вспенилось тогда, на этой антимайданной волне — оно... неблестящее.

Но больше всего, наверное, на моё отношение к этой публике повлияла фразочка, которую они повторяли, как мантру, обличая «бандеровцев-западенцев» в самом страшном грехе на свете: «Они ездят в Европу, чтобы мыть унитазы!» (Вариант: «Они там в Европе старикам жопы моют!») И произносилось это всегда с таким видом и тоном, что будто бы собеседнику должно сразу стать ясно, какие аморальные и духопадшие типы - эти западенские заробитчане.

Особенно умилило, когда эту фразу, про «старикам в Европе жопы моют» озвучила на «колорадском» митинге у Харьковской ОГА (накануне захваченной «новоросами», но оперативно освобождённой Ягуаром) тётечка, которая впоследствии оказалась медсестрой. Да, та самая, которая получила некоторую нелучшую известность, когда, выражая свою пророссийскую позицию, принялась пинать сидевшего на ступенях входа в метро участника проукраинского шествия с пробитой головой (после нападения защитничков «Новороссии»).

Это вызвало некоторое возмущение в украинском обществе, тётечку установили и даже привлекли к суду. Тогда-то и стало известно, что она работает медсестрой.

И я, помнится, подумал: «Знаешь, милочка, не хотел бы я, чтобы кто-то из моих знакомых оказался в больнице, где работают такие медсёстры. Которые видят что-то зазорное, ниже собственного достоинства в уходе за больными. И если тебя так искренне возмущает, что кто-то из твоих сограждан моет жопы европейским старикам в приютах и хосписах — могу догадываться, как вы обходитесь со своими».

На самом деле, это поразительно, какое отвращение к любому честному, полезному и востребованному труду имеют поборники «русского мира», патриоты Советского Союза, страны трудящихся и для трудящихся (будто бы). Неописуема их спесивость в отношении тех, кто ищет работу, прилагает к этому изрядные усилия (вплоть до переезда в другую страну), находит её и выполняет добросовестно.

Было б ещё объяснимо, если б такой сноббизм являли ребята моего круга. Пижоны, летающие персональными бизнес-джетами. Но как раз в наших-то кругах считается крайним моветоном насмехаться над людьми, которые проявляют инициативу в поиске работы и относятся к ней достаточно ответственно, чтобы получить её и сохранить за собой. Ибо многие из нас — self-made, которые сами начинали с низов и чего только не делали в жизни, иные же, прирождённые наследнички крупных состояний — как раз тяготятся в нынешние времена тем фактом, что у них не было возможности «начать с нуля». Поэтому им в жизни не придёт в голову оскорблять своего садовника или сантехника, не говоря уж о тех особо доверенных людях, кто отвечает за омовение их бабуси. И то — отношение к людям труда (хоть и простого, хоть и «непрестижного») у подлинной аристократии, у реально богатых и успешных людей, имеющих влияние на судьбы мира.

Но эти-то «рускимирские» обсосы, грезящие собственным невзъебенным величием на фоне заробитчанского «унижения» - чего они сами-то в жизни добились? Того, что сумели присосаться к бюджету, в той или иной форме, и паразитировать на деньгах налогоплательщиков, выскуливая себе пайку пожирнее, занимаясь кликушеством, щёконадувательством и пустозвонстовм вместо какой-либо реально полезной работы, которую так презирают?

Извините, но это не внушает никакого уважения. А вот когда человек не ждёт милостей от правительства, не ждёт, когда ему каким-то чудом другие люди сделают рай на земле в месте постоянного обитания, но едет в другую страну, по-любому чужую, чтобы найти там работу, принести людям пользу, честно получить деньги, и вернуться с ними в свою страну, и влить те деньги в её экономику, способствуя её оживлению — это достойно уважения.

Да, разумеется, работа санитаром в хосписе или уборщиком публичных сортиров — это не предел мечтаний. Но это может быть хороший старт и это в любом случае честная работа, подразумевающая ответственность. Ведь и к жопам европейских пенсионеров — не подпустят дегенерата, который может ненароком ошпарить их тушки по небрежению, халатности и ебанутости. Придётся выплачивать страховку, у заведения будут проблемы — поэтому приходится проявлять разборчивость в кадровой политике и на такие должности. Нужно ещё заслужить право получить такую работу, произвести достаточно хорошее впечатление, зарекомендовать себя.

И мытьё сортиров — тоже требует ответственного отношения к делу. Требует усердия, хозяйственности, чистоплотности.

Вспоминается такой эпизод из мемуаров академика Лихачёва. Когда его, ещё студента, посадили в конце двадцатых — камера имела ужасный вид. Толстый слой грязи на полу и стенах, разруха, запустение. И тут к ним подсаживают новенького — нэпмана, человека небедного и делового. И он говорит: «Господа, вам не противно ли жить в таких условиях? Мы ведь можем их улучшить. Пусть нас и расстреляют — но до расстрела мы хоть не будем жить в хлеву».

Он выпросил (или даже купил) у охраны тряпки, кое-какие моющие средства — и организовал уборку, в которой сам активно участвовал. И они быстро отдраили камеру до сиятельного состояния, такого, что и самой печальной участи ждать стало значительно веселей.

Вот этот нэпман — представитель реального Русского Мира. Такого, в котором не стыдно быть русским, когда это подразумевает и готовность разгребать «авгиевы конюшни». А эти, попрекающие «хохлов» чисткой сортиров — это просто бакланьё, которое слышало с детства, что «шнырём быть западло», и по этой причине возомнившее себя «блатными». Считающее, что чморение тех, кто представляется им «шнырями» - делает их «авторитетами». Хотя — какое там, нахер.

На самом деле, страшно представить, на что похожи унитазы в их собственных домах, когда мытьё этого агрегата представляется им каким-то запредельным падением. Ведь есть разумное подозрение, что далеко не каждый адепт «русского мира» имеет прислугу для уборки.

Порою же сдаётся, что они так бесятся из-за европейских похождений заробитчан ещё и потому, что про себя точно знают: им бы самим никто не доверил мыть сортиры, не говоря уж о стариковских жопах. Их потолок — лизать анус Путина и отсасывать нефтебаксы, пока они есть (были).

Вообще же, отношение к труду — это фундаментальная проблема совкового (и вообще «люмпен-пролетарского») менталитета. Такое отношение, когда труд воспринимается как каторжная неизбежность «впахивать на дядю», а не как нечто, что нужно и приятно тебе самому.

Поскольку мне приходится много внимания посвящать дрессуре своих юных невольничков на Калужской плантации (уголовничков, которых я выкупаю у ментовки с их согласия) — я представляю себе масштабы именно психологической проблемы.

Но она — решаема. Когда парень начинает халтурить — я беседую с ним по душам. Говорю:

«Видишь ли, я не хочу, чтобы ты работал на меня из-под палки. Хотя, разумеется, мы не имеем дефицита палок. Но это будет морально тягостно. Я не хочу, чтобы ты превратился в забитое существо, вздрагивающее от каждого окрика. У тебя есть лучшие перспективы. Но они будут тем лучше, чем больше ты сумеешь полюбить(!) свою работу, получать удовольствие от неё и гордиться её качеством».

«Кажется какой-то пафосной хуйнёй и разводкой? Возможно. Но мне самому доводилось прибегать к этой разводке в отношении самого себя — и здесь это можно назвать «аутотренингом». Ну, ты знаешь, что сейчас я старший офицер ФСБ, начальник отдела (они, мои невольнички, до поры знают меня именно так, хотя на самом деле я сотрудник частной спецслужбы несколько большего масштаба, которая, правда, дружна с некоторыми людьми и использует «Лубяную Избушку» как прикрытие). Но так было не всегда. В смысле, я не вылупился начальником. Я много лет провёл на оперативной работе, иногда - «под прикрытием», что называется. Скажем, поступает инфа, что интересующая нас банда отморозков тусит в неком кабаке. Я туда устраиваюсь барменом или официантом. По-честному, «с улицы». И работаю по-честному, отыгрывая роль. Добросовестно — и тащусь от своего профессионализма».

«Хотя иногда это бывает немножко напряжно. Когда на тебя бычит какое-нибудь пьяное быдло, которое в обычных условиях - через пару секунд конфликта было бы завязано в такой узел, какого не знает ни морское дело, ни йога, и делало бы минет моему табельному оружию. Ну, образно говоря. А тут — тебе приходится забыть, что ты перешибаешь ребром ладони доску-пятидесятку, что ты видел крови больше, чем этот быкующий придурок — Сангрии, что ты - офицер спецслужбы, а это — какое-то недоразумение природы, которое сейчас по прихоти Фортуны подняло где-то шальных бабосов, но при таких повадках — быстро сольёт их».

«Но будучи профессиональным «шпионом» - ты можешь быть и профессиональным «халдеем». Или барменом. Или грузчиком. Или уличным продавцом. И ты разруливаешь конфликты так, как подобает твоей этой роли. Убалтываешь, успокаиваешь. Так, чтобы не внушить подозрения, не явить какую-то чрезмерную крутизну, не подобающую статусу. Ибо иначе — провал. Хозяин заведения что-то заподозрит, братва эта отмороженная, которую ты пасёшь — что-то заподозрит».

«Поэтому, если я работал грузчиком — то я любил работу грузчика. Я нежно и бережно переносил и ставил коробки, гордясь тем, что делаю нечто полезное для Цивилизации. Помогаю перегрузить товар с наименьшими потерями. А если я работал сварщиком — то гордился тем, как ровно и чистенько шов делаю. А если я работал барменом — я гордился тем, как могу мило улыбаться бухим быкам, и убалтывать их, урезонивать, являя профессионализм. И вообще я гордился тем, как классно могу замутить коктейль B-52, KGB по английской терминологии, трёхслойный — и чтобы очень чётко там обозначены были границы слоёв куантро/гран-марньер/бейлис. Девочки в восторге — и я тоже. Ведь я — бармен. For now. А так-то «шпион», конечно».

«Ну вот я и тебе советую принять этот подход. «Так-то я шпион, но чтобы не проколоться — мне нужно изображать видимость усердной работы в том качестве, в котором я внедрился сюда. Мне нужно полюбить эту работу, и тогда я смогу гордиться ею, а не тяготиться».

Может показаться невероятным, но с моими невольничками — работает замечательно. Мальчишки есть мальчишки — они любят игры. И такой подход, как «Я не просто впахиваю на дядю, отрабатывая долг, я на самом деле суперпрофессиональный шпион, который изображает работягу и для этого любит свою работу» - он чудеса творит. Они реально начинают любить свою работу, стараться, думать, как сделать лучше — и внезапно для самих себя становятся профессионалами. Некоторые — не только в этой работе, но и в оперативных играх, почему и образуют кадровый резерв нашей Агентуры.

С «ватой» постарше — случай, конечно, сложнее. Эти-то типусы уверились в том, что им по-любому весь мир должен безотносительно их профессионализма, добросовестности и востребованности их труда (который, на самом деле, и трудом назвать сложно).

Они хавали подачки с барского стола новейшей великоросской державности (весьма опереточной) — покуда у неё была возможность бросать крошки и огрызки под стол.

Сейчас такая возможность иссякает стремительно. И наступает понимание, что «украинцы моют сортиры в Европе» - это трагедия не украинцев. А этих «вато-патриото». Поскольку в России сейчас идёт коллапс, абсолютно неизбежный, — а в Европу их и сортиры мыть не пустят. Поскольку эта ниша занята украинцами, доказавшими свою профпригодность и добросовестность. Среднестатистическому же русскому в Европе — теперь приходится доказывать, что он не никчёмная, безалаберная, чванливая мразь, а какую-то ценность из себя как работник представлять может. Что ему можно хоть что-то доверить — и он не подставит, не провалит самое простейшее задание в припадке мегаломании и великоросской обидки.

Да, сейчас эти сентенции про «хохлов, моющих сортиры и жопы старикам в Европе» - всё более будут превращаться в выражение зависти, а не высокомерия. Но — завидуйте молча, что называется.

Вот будь у меня живая бабушка - «рагулей» западенских я бы допустил до ухода за нею. Они хорошо себя зарекомендовали на этом поприще. Но «рускимирскую» медсестру из Харькова, пинающую раненых и публично брезгующую уходом за больными, или дипломированного белгородского хирурга, ушатавшего насмерть пациента в приёмном покое — ну его нахуй, таких персонажей допускать до ухода за ценными для тебя людьми.

Да что там люди? Я бы и до мытья сортиров таких не допустил, если состояние сортира представляет для тебя важность, если он должен быть вылизан и сверкать к приходу гостей — а на этих рускимирских придурков с необоснованной манией величия ни в чём нельзя положиться.

В этом-то их проблема, их трагедия. Особенно, когда халява в обмен на лояльность — ВСЁ. Или, как говорят татары: "Йок"(и они ещё не то скажут в дальнейшем).

Tags: Россия, Украина, психология, этика
Subscribe

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…

  • Афган и Ишаки (не афганские)

    Понятно было, что амеры рано или поздно уйдут из Афгана, но от того, как(!) это делается сейчас — ей-богу, хочется напиться, чтобы не видеть…

  • Лука и Люка

    На днях в киевском парке обнаружили повешенным главу Белорусского Дома в Украине. Естественно, подозревают белорусские спецслужбы — благо, СБУ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…

  • Афган и Ишаки (не афганские)

    Понятно было, что амеры рано или поздно уйдут из Афгана, но от того, как(!) это делается сейчас — ей-богу, хочется напиться, чтобы не видеть…

  • Лука и Люка

    На днях в киевском парке обнаружили повешенным главу Белорусского Дома в Украине. Естественно, подозревают белорусские спецслужбы — благо, СБУ…