artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Мысль в пользу бедных

Те, кто читал мой журнал, вероятно, согласятся с тем, что я никогда не позиционировал себя в качестве защитника униженных и угнетённых, бедных и гонимых, сирых и убогих. Я довольно жёсткий и циничный парень, «капиталистический кархародон», если вам угодно, имею крайне, «ортодоксально» либертарианские взгляды на участие государства в экономике (а это значит, что предпочёл бы видеть таковое участие практически нулевым). Как по мне, только свободный рынок есть единственное и моральное мерило социальной справедливости — и только он, как совокупность частных и непринуждённых волеизъявлений, вправе определять, кто чего стоит и какова чья ценность для общества. Любой иной подход, даже из лучших побуждений, неизбежно образует «вкусовщину» и произвол.

Вместе с тем, я не могу не признать, что даже и на свободном рынке частных волеизъявлений порой возникает чисто техническая трудность с тем, чтобы удостовериться в их непринуждённости (или незамутнённости).

Что я имею в виду конкретно? Ну вот, скажем, молодая семья (или пожилая старушка, или средних лет безработный) желает взять что-то в кредит. Находит контору, которая обещает самые выгодные условия. Низкая ставка, долгая рассрочка, особо оговорена — возможность приостановки выплат на некий льготный период в случае, если у заёмщика возникают финансовые затруднения. Так, во всяком случае, им объясняют. И они подписывают договор.


Который, при ближайшем рассмотрении, оказывается не так прямолинеен, как можно было подумать. Он содержит массу «приписок мелким почерком». Вроде того, что ставка-то по кредиту действительно низкая, но вот помимо неё взимается какая-то ещё «плата за обслуживание кредита». А в случае приостановки погашения - «плата за пользование льготным периодом», в тройном размере. Нет-нет, это ни в коем случае не «пеня». Мы не пугаем своих клиентов такими словами, как «пеня» или «штраф». Это просто — плата за дополнительную услугу. Вы сообщили, что приостанавливаете выплаты, поскольку нечем? Да, кредитор пойдёт навстречу. Но сам факт приостановки — означает, что вы решили воспользоваться этой дополнительной услугой, льготным периодом. И, значит, согласились её оплатить. Но это не пеня, что вы, что вы.

Думаю, любой юрист подтвердит вам, что в договор можно ввернуть очень много всяких интересных штучек. Таких, что вы-то думали, будто перехватили ссуду до получки, а оказалось, что продали почку трансплантологам, да хорошо ещё, если одну. Или хотя бы две. А то ведь может статься, что и три. Вас выпотрошат вчистую — а вы ещё должны останетесь.

Ну, я немножко утрирую — но в принципе так.

И если какой-нибудь знакомый бизнесмен пожалуется мне, что подмахнул договорчик, а там оказалось чего-то не то, что он думал — я лишь пожму плечами. «Ты что, дебил? Не читаешь, чего подписываешь? Контракт — это тебе что, лицензионное соглашение при установке компьютерной игрушки? Ты там выплатить этот трёхъярдовый долг Януковича — нигде, часом, не обязывался, между делом?»

Подразумевается, что бизнесмен — умеет читать договор. Или — имеет своих юристов, которые тоже умеют это делать. Имеют представление о том, какой обычно вид имеют стандартные, общепринятые в практике бумаги по той или иной теме. И если видят, что с какой-то целью конкретно в этом договоре составитель начинает петлять, наводить тень на плетень, - тут же заподозрят, что цель эта вряд ли благая.

Обыватель — он лох в финансовых и юридических делах (да и во всех остальных, как правило, тоже). Он понятия не имеет, как выглядят «честные» бумаги такого рода в общепринятой деловой практике. Поэтому, даже если у него возникнет вопрос, почему кредитный договор, простой и внятный (как ему втирают), имеет объём листов в двадцать — ему легко объяснят, что «таковы уж требования, таковы нормативы и регуляции». Мы ведь легальная кредитная организация (чёрта с два, как правило, какие-то левые loan sharks — но ведь никто не запрещает одним частным лицам ссужать деньги другим частным лицам), а потому вынуждены соблюдать предписания Центробанка, Минфина и Международного Валютного Фонда. А там — сами понимаете, какая бюрократия.

И клиент лишь сочувственно покивает головой. Да-да, они по одну сторону этой баррикады, они — жертвы бессмысленного правительственного бумаготворчества.

Поэтому, к чёрту условности, к чёрту формальности, и нехер читать, чего там навязали эти бюрократические упыри из Центробанка. Главное — по сути-то договорились. По-людски. Главное — люди хорошие. Это ж сразу видно. А он-то — воробей стреляный, глаз намётанный. Он-то в людях разбирается, и были б какие мошенники — так это сразу б вычислил.

Это, замечу, во всех странах во все времена главная проблема лоховского идиотизма. Уверенность «подслеповатого» аутиста, не способного заметить тот момент, когда его родное чадо переходит с клея «Момент» на гердос, - в том, что он офигенный психолог, что он классно разбирается в людях и видит их насквозь.

Притом, что мошенники — они-то действительно хорошо разбираются в людях и умеют ими манипулировать. Это профессиональное, можно сказать, требование. Ну и «состязание» получается немножко неравным.

И можно сколько угодно взывать: «Граждане! Когда заключаете какой-то договор — потрудитесь для начала истребовать его проект на руки (и бегите сразу, если вам в этом отказали!) и показать знакомому юристу, которому доверяете. Или хотя бы отнести в ближайшую консультацию, где, может, сидят такие же жуки, как и те, которые пытаются вас развести — но они друг с другом не связаны, поэтому вы за пару тысяч рублей получите более-менее профессиональное и объективное мнение о том, куда вас этот договор заведёт».

Бесполезно. Это всегда «глас вопиющего в пустыне».

У лоха сейчас нет денег от слова «совсем», он хочет занять полтинничек или соточку — и его жаба задушит выложить сейчас пару косарей за независимую экспертизу контракта. Да и скажут ему там: «Чел, если подпишешь этот контракт, то через месяц просрочки твоя жопа поедет в тайский бордель отдельно от тебя. Там так написано в пункте 7.2.3, если увязать его со смыслом положений в пунктах 5.4.2 и 12.6.8». Ему легче от такого облома станет? Нет. А ему не нужно, как лучше в перспективе — ему нужно, как легче сейчас.

Поэтому — он делает «сознательный» выбор. Он предпочитает довериться собственному жизненному опыту, собственному превеликому психологизму. Он знает жизнь, он знает людей — и у него никогда не возникает когнитивного диссонанса на тему того, как он, при таком-то интеллектуальном счастье — оказался в столь печальном положении, что вынужден перехватывать соточку чёрт знает у кого и чёрт знает на каких условиях.

Ну и я бы не хотел, на самом деле, чересчур злобствовать на тему лоховской самонадеянности (хотя я ненавижу её, поскольку эти организмы, не способные и не желающие включать мозг в элементарных жизненных ситуациях, потом приходят на избирательные участки и голосуют там всеми органами, кроме мозга, и всегда с этой убеждённостью: «Вот это классный парень, а уж я-то разбираюсь в людях!»)

Я бы не хотел злобствовать на эту тему, потому что на самом деле, помимо «условно легальных» мошенников, которые просто вкручивают «неафишируемые» условия в тот контракт, который человек подписывает, - есть и совсем уж злостная уголовщина, которая не разводит на подпись, а подделывает её.

Замечу, хотя прогресс дошёл до невиданных чудес, а наука умеет много гитик, но вот на практике иногда всё бывает не так прекрасно и очевидно, как в полицейских сериалах.

Я писал уже (хотя сам являюсь сторонником частной вооружённости), что несколько преувеличенное у обывателей существует мнение о возможностях баллистической экспертизы. Вроде того, что «если ствол легальный и зарегистрированный, то его сразу же установят по пуле с места происшествия». Нет, не так всё просто бывает на практике, даже если имеется в базе данных цифровой образ пуль и гильз, отстрелянных из учтённого ствола.

Ещё более всё непросто — с графологической экспертизой подписи. Чтобы дано было стопроцентное заключение о поддельности — это очень грубая должна быть подделка. Когда эксперт выявляет именно признаки намеренной подделки, когда он видит, что человек не расписывался в естественной быстрой манере, а пытался, высунув язык на плечо от усердия, скопировать образец, и у него не то что завитушки не там, где надо — у него давление ненатуральным образом распределяется (ну там ещё есть некоторые «хинты», которые я раскрывать не буду, ибо тут не школа начинающего мошенника :-) ).

Но истинный «артист» - он, попрактиковавшись, воспроизведёт чужую подпись быстро и естественно, вжившись в «шкуру» того, кто её ставил. Так, что экспертиза вынуждена будет ответить уклончиво: «Может, да, может, нет».

В нашей практике был случай, когда одного подкрышного коммерса пытались развести некие ребята, убеждая, будто он подписал очень невыгодные для себя контракты (по пьяни, в сауне, это Россия, окей). И он там на самом деле подписывал — но, как нам объяснил, другие контракты, иного содержания. А это — фальшивка.

Но подпись его, как признали наши графологи, очень натуральная.

Тем не менее, мы выявили, что это подделка. Как? Очень просто. Наш коммерс (как и большинство людей, даже отточивших свою подпись) — расписывался всё-таки немножко по-разному в каждом случае. По одному паттерну — но по-разному. Уж тем более резонно было ожидать, что подпись его будет немножко «гулять», когда совершена в сауне по пьяни. А вот тот «артист», который подделал её, — виртуозно и чётко воспроизвёл только один вариант на всех листах договора. Тот вариант, с которым был ознакомлен.

Ну и так мы объяснили этим ребятам, что если хотите идти в суд с этим вашим художеством и чего-то там качать — то ради бога. Но вы оттуда в наручниках можете выйти. Потому что здесь-то «как сядешь — так и слезешь, а потом опять сядешь, но уже надолго».

Но это мы так защищаем своих подопечных коммерсов, даже таких беспечных мудаков, которые в бане под водочку многомиллионные контракты подписывают. Ибо этот мудак нам отстёгивает за крышевые услуги, а значит, его проблемы — наши проблемы.

Создавать общегражданское движение защиты прав всех вообще беспечных мудаков, которые то ли подписывают невесть что, то ли дают повод думать, будто они подписали, - я не намерен.

Но должен признать, что это создаёт некоторую проблему. Когда мошенники разводят лохов, а суды оказываются перегружены такими делами, где неясно, кто чего на самом деле хотел, подписывая тот или иной контракт.

То есть, когда Бритиш Петролеум заключает контракт с Роял Датч Шелл — там-то глупо было бы говорить, что одна либо другая сторона не вникла в суть того, на что подписывается. Подразумевается, что у них есть люди, которые должны в это вникать. А если признаться, что людей таких нет, что такие «массивные» субъекты гражданского права сами не знают, чего творят — ну тогда просто акции их обвалятся.

Когда какой-то гражданин заявляет в суде, что не знал, на что подписывался, — этому можно поверить. Тут работает презумпция его идиотизма и безответственности. Но если ей придавать абсолютный характер — тогда просто утратят смысл сделки с частными субъектами уровня меньшего, нежели Бритиш Петролеум. Тогда получится, что на каких бы условиях ты ни дал кредит частному гражданину — ему будет достаточно поплакаться в суде «а вот я дурак такой, я сам не понимал, на что подписываюсь», и добрый суд вынесет решение в его пользу. Что ненормально, на самом-то деле.

И вот многие люди говорят, что нужно вводить всё бОльшие и более жёсткие регуляции, чтобы избежать мошенничества со всех сторон.

А мне же вспоминается, что вообще-то всё наше нынешнее гражданское право — выросло из Рима. Где и две тысячи лет сталкивались со многими проблемами, когда надо бы людям заключать контракты между собой, но вот как проверить осведомлённость сторон об условиях сделки, как сертифицировать эту осведомлённость, чтобы потом никаких вообще ни у кого претензий не возникало, будто кто-то кого-то надул, будто бы имел место «порок воли»?

У них, у римлян, была такая замечательная штука, как «манципация». Это очень такое торжественное, ритуальное оформление сделки по важным объектам (которые назывались res mancipi — то есть, вещи, которые переходят к другому владельцу только по обряду манципации: недвижимость, права, возникающие из владения недвижимостью (сервитуты), рабы, скотина).

Там нужно было, в присутствии пяти свидетелей из числа достойных граждан, провозгласить условия сделки, взять брусок металла, символизирующий плату, положить его на медные весы, и объявить, что ты оплачиваешь перечисленное имущество по квиритскому праву, «возложив сей металл на сию медь» (это символическое, конечно, действие).

В этом видится иным исследователям пережиток прежних варварских времён, поскольку римляне к тому времени уже вполне владели письменностью, но на самом деле фишка была в том, что ты при свидетелях контракт заключаешь, очень чётко его формулируя вслух.

И как бы ни владело общество письменностью, но отголосок манципации видится в том, как сейчас некоторые сделки требуют не простого письменного, а нотариального оформления.

Это требование, как и в Древнем Риме, призвано служить тому, чтобы хоть как-то подстраховаться от мошеннических разводов, когда речь идёт о действительно значимых активах простых людей. Ну, для них значимых. Вроде последней квартирки или последних пары рабов. А то отберут ведь это у лоха, охмурив его — так он с ножом на улицу бросится, типа, «где правда?» И это образует уже некоторые общесоциальные проблемы, коих желательно избегать.

Но надо ли говорить, каковы бывают нотариусы в наше время? (Да и во все времена). Они призваны свидетельствовать дееспособность человека и чистоту его волеизъявления, но они, нотариусы, бывают и таковы, что могут засвидетельствовать «чистоту» подписи Иоанна Кронштадского под его пожеланием передать Кронштадт японцам.

Поэтому нужно нечто большее, нежели контроль со стороны лицензированных государством (которое само по себе тот ещё жук) нотариусов (которые ещё большие жуки могут быть). Нужно — чтобы имелся хоть какой-то элементарный контроль того, осознаёт ли лох, что именно он подписывает. Особенно, когда дело касается важных вещей, вроде недвиги, коров и рабов.

И вот римляне на этот случай ввели свой обряд манципации с пятью свидетелями — потому что у них не было аудиовидеозаписывающих устройств.

У нас — есть. Давно и общедоступно.

Поэтому я бы предложил ввести в закон такую норму, что если гражданин заключает сделку, требующую нотариального удостоверения, или же любую сделку на сумму свыше 500 долларов — любые доказательства по этой сделке будут приниматься в суде лишь в том случае, если имеется аудиовидеозапись, где бы гражданин зачитывал тот контракт, под которым подписывается.

Иначе, если нет записи, где бы гражданин зачитывал договор от и до, под камеру, — сразу нахер.

И у гражданина в голове может чего-то проясниться, когда он монотонно зачитывает контракт и может даже начать понимать его суть (а не витает в эйфории от той эльфийской классности ребят, которые угостили его кофейком в офисе) — и у контрагентов имеется доказательство, что клиент со всем ознакомился, сам зачитал на камеру, а не то что подмахнул не глядя.

В своей собственной практике я давно к этому пришёл. В той её части, где я беру у знакомых ментов юных «уголовничков», которым ломится реальный срок в колонии, за повторные кражи-угоны-грабежи, когда уже под условным были — и мы договариваемся. Что отсидки и судимости у них не будет, что они просто пару лет на меня отработают на моей картофельной плантации, на моих условиях — но вот нужно договор на камеру воспроизвести, чтобы не было потом каких-то непоняток.

Не для суда (выкуп рабов у МВД — это в любом случае незаконно в России) — а для себя. Чтобы ты сам потом, если вдруг оборзеешь, когда в джакузи тебе струи не те, креветки слишком мелкие, — мог увидеть, на что ты подписывался изначально, когда иной твоей альтернативой была государственная воспитательная колония, где не факт, что тебе хоть кто-то и хоть как-то гарантирует сохранность твоей личности и телесных её элементов.

Ну и вот в нашем случае — это волшебно работает, что любой парень, прежде чем отправиться к нам, проговаривает контракт на камеру. И знает это. Во-первых — осмыслил, на что подписывался, во-вторых — понимает, что когда под камеру сказал, то уже не получится сказать «я не читал, там слишком многабукаф».

И это, мои молодые невольнички — элита российского общества. Это те, кто будет занимать здесь ключевые посты лет через пять. Ребята, приученные мыслить и действовать ответственно. Вся нынешняя шушера — естественно, не будет значить ничего, когда мы придём :-)

Но сам по себе подход, чтобы человек, для своей и чужой ответственности, проговаривал значимые условия контракта под камеру, и чтобы только это считалось значимым даже более, нежели нотариальное удостоверение, - это можно внедрять уже и сейчас. Особенно — на Украине (поскольку это сейчас более прогрессивное государство, чем Россия, хотя из той же советской кроватки выползла и тамошняя элита).

Передача прав на недвижимость, завещание, крупные займы — вот чтобы всё это было действительно лишь в том случае, если человек проговаривает условия договора под видеозапись (и она должна быть единым файлом, с контрольной суммой, чтобы предъявить в суде, как там не было монтажа).

Это затруднит не столь дотошным гражданам получение «халявных» кредитов и осуществление иных сделок? Ну, в какой-то мере. А предоставителям кредитов — это затруднит вкручивание в договоры каких-то невнятных условий, которые человек обнаружит, когда проговаривает. И придётся договоры делать довольно короткие и внятные, а то иначе — конкуренция же.

Ещё раз: я никогда не претендовал на роль защитников лохов от их лоховства, но поскольку их фейлы могут образовывать некоторую общесоциальную проблему — я за то, чтобы оптимизировать систему так, чтобы абсолютно прозрачно для лохов было, подо что они подписываются, чтобы они сами проговаривали это — и чтобы только при этом условии какие-то жалобы от них могли рассматриваться.







Tags: манципация, экономика, юрисперденция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments