artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Learning English - Взлелей свою Эллочку

Отставим в сторонку политические судьбы мира: Кремлёвские и сами делают офигенно хорошую работу по избавлению его от этого бастардного страхолюдного недоразумения под названием «Московия» и подготовке грунта к возрождению «Новгородчины» на этой прикольной всё же земле, которая заслуживает лучшего, чем то, что на ней творилось последние пятьсот несчастливых лет.
Если же вам послышалось шуршание английское кальки в обороте «делают офигенно хорошую работу» - так это потому, что оно там есть. Ибо сейчас у меня настроение продолжить цикл заметок про обучение английскому.

В этот раз хотелось бы поговорить об одной фундаментальной, стратегической ошибке, которую допускают многие даже очень хорошие школьные (и не только) учителя.


Вот представьте. Идёт урок, соответствующий не совсем нулевому уровню вроде «Лец ми спик фром май харт ин инглиш», но вот ещё далеко до того, что можно было бы назвать Advanced, не говоря уж о Master. И шкет у доски (или даже не шкет, а взрослый студент), ведя свой рассказ в вольной форме, спрашивает у учителя: «Excuse me, but how to say “Вездесущий»?

Учитель, поскольку он-то реально хорошо владеет английским, имеет обширный словарный запас, приходит на выручку. Ведь на этом уровне, естественно, студент имеет право не знать таких слов, но если хочет, если проявляет тягу к знаниям — почему бы ему не помочь? И учитель говорит: «Ubiquitous or omnipresent”.

Студент благодарит, выдаёт фразу «He seemed to be ubiquitous” — и тут же озадачивает новым вопросом: «And how to say “сварливая»?»

Что ж, он, опять-таки, не может знать такого слова. В смысле, точного аналога. Ему — простительно. Но учитель знает. И снова приходит на выручку: «Cantankerous”.

Thank you! And what is English for “красноречивый»?» - “Eloquent”.

И что из этого получается?

Да, мальчик тянется к знаниям. А ещё — мальчик, просекая эту фишку, может заставить учителя фактически сказать за него всё, что угодно. И в итоге выходит вроде даже красиво, литературно. И ведь не попрекнёшь, что постоянно залезал в тот словарь, который в голове у учителя. Откуда ж ему самому-то знать такие мудрёные слова? А значит, нет оснований для снижения оценки. Значит, пятёрка. Что ушлому шкету — и нужно. Да, дети — они бывают хитрые. И ещё как умеют манипулировать доверчивыми взрослыми. Особенно, если те увлечены своим делом, гордятся знанием его (как учитель — гордится своим богатым лексиконом) — и им приятно посодействовать юному пытливому уму.

Но, может, это и хорошо? Ведь мальчик усвоит эти слова, потом уже и без подсказки сможет ими пользоваться, обогащая свою речь?

Нет! No fucking way! (Говоря языком академическим).

Когда он на довольно раннем этапе освоения языка получает сравнительно редкую «возвышенную» лексику, пока ещё не закреплены навыки свободной обиходной речи — у него в голове начинает бурлить и вспучиваться полнейшая каша. Какие-то эти мудрёные словечки - западают в память. Какие-то — нет. Какие-то — переплетаются, путаются в своих значениях. А главное — он слишком «грузится», и вовсе не тем, чем надо, на данном этапе.

Что получается в итоге? Среднестатистический отличник выпечки советской или российской школы (то есть, раньше эта проблема острее стояла, а сейчас, вроде, дела получше — но всё равно). Парень, который знает очень много таких слов, которые крайне редко используются в живом общении — но очень сильно плавает в реально употребительной разговорной лексике. И я не говорю о специфическом каком-то сленге, который извинительно не знать со всеми его нюансами. Но вот взять хоть оборот make it — главное страшилище и позорище наших профессиональных, типа, переводчиков, которые все учились в школах, а то и гуманитарных вузах, на пятёрки. Они до сих пор пребывают в уверенности, что это может означать только «сотворить нечто» (а в словарь заглянуть, конечно, западло — из-за такого-то простого слова, когда они и гораздо более вычурные знают).

Более того, мне доводилось встречать людей, которые знают глаголы convey, communicate, verbalize, put forth, differentiate, distinguish – но элементарно путаются в употреблении say, speak, talk, tell. И они изрекали перлы вроде «I cannot speak it in English” (в значении «я не могу конкретное что-то сказать по-английски») или «I cannot talk one from another”. Тут же спохватывались и поправлялись, правда, - но вот для шпиона это был бы провал. Ибо это не речевая ошибка, не оговорка — это свидетельство того, что человек вовсе не привык пользоваться самыми простыми, самыми базовыми оборотами и конструкциями как родными. Ну это вот как по-русски можно сказать «одел на себя куртку» вместо «надел» (пока считается ошибкой, вроде бы, но она настолько распространённая, что сойдёт и за «норму»), а можно сказать «натянул куртку» — но попробуй сказать «я обтянул ребёнка». Посмотрят в лучшем случае, как на цээрушника, в худшем - как на возможного педофила :-)

Доводилось видеть и в Инете языковые мастерклассы, где «гуру» мог брякнуть что-то вроде «He didn't gave...” Тоже поправлялся, конечно, сразу — но на английский слух это звучит как «он не мог дал». И вот в случае с can или must или should почти никто из русских не путается и в английском, всегда употребляют инфинитив, поскольку конструкция аналогична русской, интуитивно понятна. А глагол do – это непривычное явление. Очень каверзная штука для русскоязычных (да и для многих прочих индоевропейцев — тоже). К ней требуется очень осторожная подводка, а не простое сопоставление Я не знаю — I don't know”. Ибо иначе сохранится риск, что человек будет порываться говорить I didn't knew чуть ли не всю оставшуюся жизнь.

Я описывал наш метод этой подводки на Прозе.ру в заметке «Деликатное у-do-шение» и здесь повторяться не буду, но просто подчеркну особо, что вот много есть людей, которые обладают большим словарным запасом — но так и не восприяли в полной мере «грамматический образ мышления» англофона, не вжились в его шкуру даже в таком фундаментальном вопросе, как использование конструкций с do. Потому что в отечественных школах (да и в вузах) — это поставлено очень хреново, освоение именно коренных таких «паттернов» живой речи, которые можно и нужно отрабатывать на самой простой и скудной, покамест, лексике, которой, тем не менее, вполне достаточно, чтобы выразить какие угодно мысли. Если освоить естественные для англофона манеры её, лексики, употребления.

Если же это не освоить в самом начале, то человек, изучая язык много лет и нагрузив свой мозг многими вычурными словечками, внезапно обнаруживает полнейшую растерянность при попытке выразить самые нехитрые мысли на, в действительности, чужом для него языке. И либо его речь бывает жутко «русифицирована» (ну, как подстрочник), либо вовсе звучит бредово.

Помню, раз был свидетелем того, как одна соотечественница, дама весьма культурная и образованная, решив поблагодарить хозяина дома, американского сенатора, за хорошее к нам отношение, сказала буквально: «Thank you for your good attitude”. Отчего у него немножко так приподнялись брови, потому что, при современной специфике употребления слова attitude, это прозвучало примерно как «Спасибо, что знал своё место!»(«Спасибо, что был смиренным, покорным и прилежным!») Когда речь идёт об отношениях между людьми, attitude подразумевает некую очевидную субординацию. И вот учитель может сказать ученику (или полицейский какому-нибудь мелкокриминальному засранцу) что-то вроде: «We definitely have an attitude problem here”. И это означает не то, что у них плохие отношения, а «Да ты в натуре попутал! Ты кем себя возомнил, ушлёпок?» (но только — литературным языком). То есть, от существа низшего ранга ожидается подобающее поведение — а оно хамит.

Благодарить же миллионера-сенатора за то, что являл good attitude – ну, всё равно, что по щёчке его потрепать. Или, там, грамоту за хорошее поведение вручить. Есть такой оттенок.

Как выразить ту же мысль по-человечески, не рискуя оскандалиться? Да самыми простыми словами. «Thank you for being so nice to us”. И здесь важно даже не столько знание нюансов употребления слова attitude, сколько понимание того, что можно вовсе избежать употребления сложных слов, нюансы коих ты не вполне понимаешь. Если вот подружиться с самого начала с несколько непривычными на русский слух, но очень органичными этими герундиальными, инговыми конструкциями. Это, ей-богу, избавляет от самой необходимости пролистывать свой внутренний словарь и мучительно подбирать точный аналог русскому слову (который рискует оказаться и не совсем точным, не вполне уместным в конкретной ситуации).

И поэтому, когда мой «студент» на начальном уровне обучения начинает задавать вопросы вроде «Как будет по английски «вездесущий»?» - я его обламываю. «You don't need to know it. Not now. Believe me, you already have enough words to express the meaning. Just use them”.

И вот он «юзает». «He was... like... being everywhere?” - “Yeah, that will do. Well done!”

Таким образом студент убеждается, что он реально может выразить очень много смыслов, оперируя даже весьма скромным вокабуляром.

Как ему сказать, что в школьные годы у него имелись проблемы с полицией из-за его хулиганства? Ну есть в английском слова hooliganism, hooligan – но лучше их пока «не знать». А то будешь «звучать», как русский мент в исполнении Шварца в Red Heat: “Кху-ли-га-ни!»

Поэтому он говорит: «Well, back then I had some troubles with cops cuz of me being a bad boy, you know. Not exactly a bandit, but neither an angel. I used to do some not so good things just for fun”.

Ну и в принципе понятно, о чём может идти речь — и выражено это минимальными лексическими средствами, которые становятся доступны в нашем случае через несколько дней интенсивного обучения, а даже в наисреднейшей школе — через какие-то пару лет. При этом выражено живо, естественно. Бегло. Когда парню не приходится мучительно подбирать слова — а пользоваться теми, что на поверхности. И за счёт этого он «разбалтывается», как мы это называем. Обретает уверенность, отрабатывает естественную скорость и ритмику английской речи. И это для нас — куда важнее лавинообразного наращивания лексикона (когда под той лавиной рискует быть похоронена уверенность в своей способности изъясняться на языке, когда возникает страх перед ним, когда избыточная информация вытесняет из памяти реально необходимые знания, вместо того, чтобы закреплять их).

Впихивать в новичка разнообразную и навороченную лексику, пока не освоена базовая (и не сделались привычными, «родными» грамматические способы её употребления) — это всё равно, что пичкать ребёнка фунтами шоколада ежедневно, считая, что сахар развивает мозг. С одной стороны, это так — но всё хорошо в меру. От переизбытка сахара у него скорее диабет разовьётся, а не гениальность.

Соответственно, приходится обуздывать чрезмерно ретивые порывы студента к кладезям словесности. Ограждать его от слишком умных и редко употребляемых слов, которые пока что ему не нужны, которые его только смутить могут.

И вот в одной из прежних заметок я приводил пример, как вместо того, чтобы позволять студенту шпарить по заученному «топику» (что составляет обычную школьную практику) — мы просим его поболтать от вольного на заведомо неизвестную ему тему. В том случае — вместо классического топика про «Ландон из зе кэпитал оф зе Юнайтед Кингдом», я попросил: «Расскажи-ка ты мне, дружок, лучше про Ковентри».

И он без подготовки, но вполне бодренько прогнал довольно связный спич про то, что мало чего знает за Ковентри, что не знает даже, почему оно так называется, но может предположить, что это связано с каким-то деревом (tree). Вот только он без понятия, что такое Coven, но звучит романтично — дерево какого-то Ковена.

У меня тогда возникла мысль: а он, часом, не стебётся? Может, мне в стажёры под видом вчерашнего школьника-троечника подсунули победителя лингвистической олимпиады?

Потому что название города Ковентри — это на самом деле «Дерево какого-то Ковена». Такова официальная этимологическая версия, основанная на документальных источниках.

Но нет, парень этого не знал. Попал пальцем в небо. Он вообще по жизни везунчик. И он выдал правильную версию — именно потому, что не знал слова coven.

Которое на самом деле есть в английском. Оно означает что-то вроде «шабаш», сборище ведьм. По этимологии — связано, скажем, с французским Конвентом как верховным шабашем якобинских маньяков (Дантон, Робеспьер, Марат, и прочие любители игры на гильотине). В английский, в этой форме, пришло через шотландский где-то во времена Шекспира, но сколько-нибудь употребительным сделалось уже в девятнадцатом веке.

Поэтому, естественно, от него не может происходить название гораздо более древнего города Ковентри. Хотя наверняка такая версия выдвигалась в любительской лингвистике, но это примерно как название русской деревеньки Макарово возводить к «макабру» (то есть, этого не сделает человек, который знает, что слово «макабр» в принципе вошло в русский веке в восемнадцатом, а более-менее употребительным сделалось во второй половине девятнадцатого).

Ну и английское это coven по степени «обиходности» даже в наше время, при всей любви к мистике-фэнтази, - примерно сопоставимо с «макабром» в русском.

Разумеется, парень, который кое-как учился в школе и сейчас меньше недели постигает самые-самые азы разговорной речи — его не знает. Более того, и не ДОЛЖЕН знать. Нехрен ему перегружать мозг. Ибо сейчас-то он запомнит, может быть, это самое coven, если сказать ему, что есть такое слово и объяснить значение — потом оно будет торчать на пути гораздо более употребимых слов вроде cover, coffin, oven.

Поэтому, хотя просветительское искушение было велико, я нашёл в себе силы подавить его. Ибо — всему своё время. Сначала — актуальная лексика, и только потом - «архитектурные излишества». Сначала — надо хорошо усвоить, к примеру, что одним только глаголом get можно заменить, при желании, четверть всех остальных глаголов (а с послелогами — так и половину). Усвоить, что когда не знаешь какого-то конкретного существительного — можно через инговую конструкцию очень дофига чего выразить. Ну вот, допустим, не знает пока студент слов «обидеться» и «оскорблять». Как сказать, что он обиделся на некое оскорбление? Сойдёт и так: «Well, I was not very happy with him telling me those bad words” (Да, в академических кругах скажут, скорее, «his telling”, но в разговорной речи - чаще употребляется him; педанты подчеркнут, что при этом telling следует рассматривать уже не как герундий, а как активное причастие, но поскольку по форме оно нихрена не меняется — можно не заморачиваться этой информацией).

Помимо же «инговой» конструкции — есть и то, что мы в шутку называем «thing-овой конструкцией». То есть, когда ты, не зная какого-то понятия, можешь дать его приблизительное описание в вольной форме, предварив сей пассаж местоимением this (или that), а в конце присовокупив слово thing. Как бы «обернуть» его, словно конфетку — в фантик.

Ну вот не знаешь ты, допустим, слова «скидка» применительно к акции в магазине, распродаже. Как сказать, что имела место такая распродажа? «Well, there was this “you can get it for nearly no money at all” thing”.

Это реально очень полезно, когда не знаешь подходящего слова для описания какого-то явления — и просто описываешь его суть своими словами, заключая в оборот «this …. thing” (или stuff, или shit/crap, но thing – самое нейтральное и универсальное).

В школах же этому практически не учат — тому, как выкручиваться из затруднительных (по причине заведомой скудости лексикона) ситуаций при помощи таких простых, но вполне «рабочих» решений (для разговорной непринуждённой речи). Хотя, вообще-то, следовало бы в первую голову учить именно этому, ибо язык — это всё-таки средство общения. Средство к тому, чтобы тебя понимали — и твоя речь не напрягала собеседника ощущением какой-то вымученности, чужеродности.

А такое бывает и со сравнительно продвинутыми «говорунами». Например, человеку предлагают что-то сделать, а он, выражая согласие, говорит что-то вроде «I don't have any objections” - на него смотрят с недоумением. «Are you a fucking lawyer – or what?” К тому же, это будто бы грамматически правильно звучит — но не совсем по-английски, на самом деле. Потому что даже «fucking lawyer” - скажет «I have no objection”, а множественное число — это калька с русского («Не имею возражений»). В английском всё-таки, в данном случае, objection означает «отрицательное мнение». Множественное же число — будет тогда, когда речь идёт о нескольких людях, нескольких носителях мнений. Тогда — да: «Do we have any objections, ladies and gentlemen? - - Nope, Your Honor” :-)

И это такие нюансы, которые требуют действительно приличного знания языка, изрядной практики, чтобы это не звучало как-то противоестественно. Но главное — совершенно избыточно пытаться оперировать такой лексикой в обычном повседневном общении. Хочешь сказать, что ты не против какого-то предложения? Ну, можно сказать I'm ok with this. Или — It's ok with me. И просто, и понятно, и «натурально».

Но классическое школьное обучение иностранным языкам — почему-то не ищет простых путей. Оно будто бы намеренно строится так, чтобы максимально заморочить несчастного школьника, перегружая его устрашающей грамматической терминологией (взять те же Tenses... и выбросить нафиг!), довольно «экзотической» лексикой — и на выходе получаются люди, которые, зная очень много слов, с трудом могут связать их между собой, да и то «калькируя» русский строй фразы, натужно делая «подстрочник» внутри головы.

Этого, однако, можно избежать, если сначала научиться думать на иностранном языке, и думать свободно, раскованно, оперируя его шаблонами как «родными» - а потом уж наращивать на этот скелетик словесное мясо по мере надобности. Когда уже убедился, что ручки-ножки резвенько так дрыгаются, и в какую надо сторону.

А для этого — приходится на первых порах немножко обламывать энтузиазм студента из серии «хочу всё знать» (вернее же: «Хочу, чтобы ты сам сказал за меня всё, что ни вступит мне в голову»). А как это слово будет? А как то? А как сказать: «Он был красноречивый оратор»?

Приходится притормаживать: «Нахера тебе оно надо? Ты хочешь выразить смысл? Ты можешь это сделать и сейчас. Кто такой оратор? Это человек, который много говорит и любит это дело. И умеет говорить хорошо. Ну так и сформулируй: «Cicero loved to speak and was real good at it” But not even try to be like him. Not now. It's too early in the day for killing Ciceros with the power of your tongue. You should be more like Элла Щукина. Just thirty words in use, but, boy, was she charming!

Да, Людоедка Эллочка — замечательный источник вдохновения для любого начинающего покорителя иностранных языков. Её словарный запас трудно назвать обширным — но у неё какие-то проблемы возникали с самовыражением на родном языке? Это у поэта Афанасия Фета ещё бывали какие-то коммуникативные проблемы («Как беден наш язык»), а у Эллочки — всё пучком.

Ну и вот для правильного освоения иностранного языка — сначала нужно почувствовать себя Эллочкой, а не претендовать на лавры Цицерона или Афанасия Фета.

Кстати, я, пожалуй, в дополнение к этой «лекции» - переведу глоссарий Эллочки на английский, чтобы любой новичок мог изъясняться не менее шикарно. Поехали!





    1. Хамите! - How rude! (в частности, catch-phrase робота C-3-PO из «Звёздных войн»)


    2. Хо-хо! (Выражает, в зависимости от обстоятельств, иронию, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удовлетворенность.) - Oh boy!

    3. Знаменито! - - Awesome!


    4. Мрачный (По отношению ко всему. Например: «мрачный Петя пришёл», «мрачная погода», «мрачный случай», «мрачный кот» и т. д.) - Helluva

    5. Мрак — Gross

    6. Жуть. (Жуткий. Например, при встрече с доброй знакомой: «жуткая встреча»). - Terrific

    7. Парниша. (По отношению ко всем знакомым мужчинам, независимо от возраста и общественного положения). - Man, pal, bro

    8. Не учите меня жить. - Mind your own business (please)

    9. Как ребёнка. («Я его бью, как ребёнка» — при игре в карты. «Я его срезала, как ребёнка» — как видно, в разговоре с ответственным съёмщиком). - Piece a cake (I got him, piece a cake!)

    10. Кр-р-расота! - Co-o-ol!

    11. Толстый и красивый. (Употребляется как характеристика неодушевлённых и одушевлённых предметов). - Kickass (можно и phat, но оно выходит из употребления).

    12. Поедем на извозчике. (Говорится мужу). - Tough luck.

    13. Поедем на таксо. (Знакомым мужского пола). - Flaunt it, baby!

    14. У вас вся спина белая (шутка). - That's what she said! (*пояснение — в конце глоссарика).

    15. Подумаешь! - As if I care!

    16. Уля. (Ласкательное окончание имен. Например: Мишуля, Зинуля). - Old перед именем во всех случаях, в стиле Холдена Колфилда.

    17. Ого! (Ирония, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удовлетворённость) – Wow! Для положительных эмоций, Ew – для отрицательных. Хотя можно во всех случаях говорить OMG или Holy shit!


*That's what she said — очень расхожая, чтобы не сказать «затасканная» шутка (и это ещё очень мягко будет сказано — но принцип таков, что иногда бывает забавно).

Представляется некая абстрактная парочка, занимающаяся любовью, обмениваясь при этом соответствующими репликами, и когда кто-то говорит нечто, хоть отдалённо допускающее пикантную двусмысленность — обязательно найдётся рядом шутник, который ввернёт с ухмылкой: «That's what she said”.

Скажем, выходят друзья на улицу, а там такой туман, что руки протянутой не видать. И кто-то восклицает: «OMG, it's so thick!” - - “That's what she said!”

Но когда совершенно невпопад кто-то пытается блеснуть остроумием по этому шаблону — тогда, конечно, получается сравнимо с фирменной Эллочкиной «шуткой». Школота, впрочем, всё равно будет реготать, поскольку если не заржать — это может подразумевать, что ты чего-то не знаешь о сексе такого, что знает шутник и что должен знать реально компетентный пацан :-)

    Ну и здорово, конечно, владеть языком на уровне профессора литературы. Но для этого нужно овладеть им хотя бы на уровне Эллочки. You should not be afraid of using your tongue (And that's what she said, of course :-) ). И, поверьте, для поддержания непринуждённой беседы, особенно, в тинейджерской среде — вот этого глоссарика, который выше — в принципе хватит. Надо только вворачивать словечки более-менее по смыслу и к месту.

    Tags: инглиш, инияз-финиш
    Subscribe

    • Украина, Россия и Чехов

      Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

    • Байден, Зеленский, Путин

      Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

    • О предустановке российского софта

      С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

    • 29 comments

    • Украина, Россия и Чехов

      Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

    • Байден, Зеленский, Путин

      Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

    • О предустановке российского софта

      С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…