artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Беженцы и нелегальные иммигранты

Европу захлёстывают волны беженцев из Африки и Ближнего Востока!

Это трагедия! Это катастрофа!

Америку захлёстывают нелегальные эмигранты из Мексики и её окрестностей! И это очень серьёзная проблема! Это одна из главных проблем в предвыборных дебатах и предвыборных программах. Иные из кандидатов уверяют, что знают, как решить эту проблему, но на самом деле могут предложить лишь беспонтовую хуйню либо левого толка (всех легализовать, всем раздать гражданство, велфар и фудстэмпы) либо «правого», как Дональд Трамп: всех нахер выслать и построить стену как в Game of Thrones.

Знаете, что я скажу?

Когда Помпей Великий освободил Ближний Восток от... проблем с государственной самоидентификацией, то в Рим хлынул поток людей оттуда, который составлял не 0.2 процента от коренного населения, как сейчас выглядит соотношение жителей Евросоюза и пришлых беженцев, а процентов двадцать-тридцать от числа италиков на Апеннинском полуострове.

Там было много и сирийцев, в том числе. Но и что же? Али сирийцы не люди? Люди. А люди — это самые умные животные. Соответственно, самая большая ценность. Если, конечно, уметь их использовать.

Тогдашние римляне — умели. Поэтому приток новых людей воспринимали не как трагедию, а как подарок судьбы. Это способствовало росту их богатства и могущества. А чем больше богатства и могущества — тем больше новых людей можно к себе привлечь.

И когда, чуть позже, Цезарь освободил Галлию от... тягот межплеменных раздоров — в Рим хлынуло ещё больше новых людей. Там счёт шёл едва не на миллионы.

Это как-то повредило Риму? Нет. Ему тогда даже гражданская война между Цезарем и Помпеем не повредила, ибо разборки разборками, а прочность экономики обеспечивалась работящих, хорошо мотивированных людей. Которых тогда умели ценить, привлекать и использовать.

Говорят иные умники: «Но вот Рим таким образом растворился в потоках варварской крови, утратил своё гордое квиритское лицо с орлиным профилем и деградировал и пал».

Это, извините, расистская чушь. Массовый приток чужой крови — и греческой, и ближневосточной, и галльской — наблюдался уже со второго века до нашей эры. А вот при означенных завоеваниях Помпея и Цезаря это были такие массивные вливания, с которыми близко рядом не стояло современное «нашествие» беженцев на Европу. И это был первый век до нашей эры. А грохнулся Рим — в пятом. Ничего так разрывчик между «варваризацией» и её последствиями?

Нет, причины деградации и обрушения Римской империи были несколько другие. Самой важной, возможно, является сама по себе усталость древней и могущественной и уникальной империи от своего древнего и уникального могущества. Каждому новому поколению — трудновато держать планку на фоне доблестных отцов и дедов, которые имели такие великие свершения, что по-любому ты их за пояс не заткнёшь, что бы ни делал. Это всё равно как продолжать чужой сейв Цивилизации, где тебе уже всё построили. Это сознание угнетает амбициозных юношей — и им хочется начать новую игру. Свою игру.

Но если говорить о социальных причинах деградации Рима — то, пожалуй, очень важным моментом было введение алиментарных выплат на детей в правление Траяна. То был самый расцвет Империи, её богатство и мощь казались неиссякаемыми, и вот Траян, будучи в глубине души добрым и заботливым человеком, постановил, что надо бы поддерживать деторождение из казны, а то сердце кровью обливается, когда глядишь, как голодают, в каком тряпье бегают детишки малообеспеченных граждан величайшего государства.

По-человечески его понять можно, но стратегически это была охеренная ошибка. Детишек-то, наверное, стоило поддержать — но не таким образом, чтобы давать на руки бабло их родителям, настолько безответственным, что наплодили потомство, не имея возможности его содержать.

Когда же поддержка реализована была именно так — в долгой гонке это привело к следующему.

Вот есть молодой горожанин, не имеющий наследного капитала, но имеющий много возможностей для самореализации.

Если у него имеется деловая жилка — он может заняться бизнесом. Взять кредит, зафрахтовать корабль, возить, скажем, львов из Африки для Коллизея. Развивать шоубиз, так сказать.

Если у него хорошо подвешен язык — он может заделаться адвокатом, ритором, «стэндап-философом», живущим с чёса по патрицианским корпоративам и обогащающим римскую культуру.

Если нет ни того, ни другого, но он сильный и смелый — может записаться в легион. Двадцать лет не самой сахарной жизни, но под конец, если выживет в походах и стычках с варварами — он получит надел землицы, парочку рабов и скопит кое-какой капитал с жалования (и пенсию будет получать, ибо заслужил).

В любом случае можно кем-то стать, чему-то научившись.

Но если человек не хочет ничему учиться, никем становиться, а готов довольствоваться тем, чтобы ни хрена не делать, но иметь гроши на кислое дешёвое винцо каждый вечер и ходить в Колизей раз в месяц?

В том старом-добром Риме, который был до Антонинов, все бы только пожали плечами, узнав о его хотелках. «Ничего не делать, но пить вино и ходить в Колизей? А с чего ты взял, что кто-то должен тебе это обеспечивать? Впрочем, найди хозяина, который возьмётся тебя содержать — и продайся ему в рабство. Тогда это будут исключительно ваши с ним дела».

К слову, если всяких там сирийцев и галлов в рабство привлекали, как правило, автоматически (ну, если их родная юрисдикция оказалась разрушена — не бросать же их на произвол?), то среди римлян это было довольно частое явление, когда нищий, но ушлый голодранец мог продаться в рабство некоему влиятельному человеку, поскольку это был один из самых эффективных социальных лифтов, оказаться вблизи серьёзного человека хотя бы в положении виночерпия на его пирах.

Он тебя проверит несколько раз, можно ли тебя подкупить, чтобы ты чего-то подбросил в вино, и если убедится в лояльности — это будут уже качественно иные отношения. Можешь заделаться его доверенным порученцем, конфидентом. А сделаешься вольноотпущенником — уже свою игру сможешь вести. Замечу, ещё в республиканский период сложилась ситуация, когда до половины элиты составляли не потомки патрицианских родов, а вольноотпущенники. Это вообще массовая была практика, отпускать на волю своих рабов даже из варваров (не говоря уж об италиках), когда они достаточно ассимилировались в римском обществе.

Так или иначе, до введения этих алиментарных выплат — всякому юноше, вступающему в жизнь, нужно было приложить какие-то усилия, чтобы доказать обществу свою полезность. Иначе — он нахрен никому не нужен, если хочет красиво жить, ничего не делая.

Но всё изменилось, когда оказалось, что можно просто клепать детей и жить на их пособия. Так запустилась саморазрушительная социальная машина, когда деятельные и ответственные люди оставляли меньше потомства (поскольку не обзаводились им, пока не встанут на ноги), а склонные к паразитизму лентяи — плодились с ранних лет и постепенно вытесняли деятельных и ответственных.

Замечу, речь не идёт о генетике. Речь идёт о преобладании образа жизни, транслирующегося из поколения в поколения.

Родители жили на «велфаре», на этих алиментарных выплатах и в ус не дули? Что ж, они в большинстве случаев — пример для подражания. Поэтому и дети их усваивали, что именно так жить и надо. Вернее, они не видели примеров, чтобы можно было жить как-то иначе. И таким образом общая римская популяция приобретала весьма «растительные» черты, а классические римские добродетели вымывались из этого всё более размякшего, бесхребетного общества.

Со временем, естественно, начались проблемы и с обороноспособностью, и с экономикой. Потому что тебе трудно вербовать легионеров, когда потенциальным рекрутам предпочтительней жить на детские пособия. Разве что какую-то уголовную шваль можно запихнуть в легионы — но это не лучшим образом влияет на качество армии. Или — тебе приходится поднимать плату войскам. А откуда взять на это деньги, когда у тебя всё меньше людей работают и всё больше живут на пособия?

Приходилось портить монету, разгоняя инфляцию — а с её последствиями бороться при помощи рескриптов, диктующих торговцам «правильные» цены (как это сделал Диоклетиан). В долгой гонке — конечно, нихрена не помогало, а только лишь увеличивало расходы на бюрократию, которая бы надзирала за торгашами, и на контролёров над надзорщиками, и на разборщиков с контролёрами, и на антикоррупционных суперуполномоченных, и на розыскников того, что спиздил антикоррупционный суперуполномоченный, пользуясь своими суперполномочиями.

Социализм — это такая штука, что пальчик сунешь — и всей птичке пропасть. Всему римскому орлу. Конечно, это долгий процесс, деградация развитого свободного общества при выпестывании в нём паразитарных, патерналистских настроений, - но неумолимый, если продолжать это делать. Поколение за поколением — люди становятся всё менее рациональны, всё менее деятельны, всё более ничтожны. И, конечно, в определённый момент подхватывают ту или иную «общеобъединительную» религиозную мистическую чушь, которая усугубляет деградацию, но не является её первопричиной.

Социализм — это древнее, страшное зло, сгубившее не только Рим, но и многие блистательные цивилизации до него. Так называемый «Коллапс Бронзового Века» - тоже его рук дело. Каковы бы ни были природные катаклизмы, «алёртное» общество, состоящее из деятельных и ответственных людей, парирует их шутя без особого ущерба для себя. Но вот изнеженный и ослабленный социальный организм, переполненный привычными скулящими паразитами в десятке поколений — загибается от самого ничтожного изменения обстоятельств, ранее позволявших ему жировать.

Что самое паскудное в социализме — его могут претворять в жизнь люди, искренне желающие добра из самых благородных побуждений (вроде той же заботы о детях).

Это вот как антитеза гётевскому «Я часть той силы, что вечно желает зла и вечно творит добро». Социализм — это всегда «благими намерениями» (по крайней мере — на словах).

Соответственно, главная опасность, которая сейчас нависает над Европой и даже над Штатами — это вовсе не наплыв беженцев. Главная опасность — это то, что побуждает беженцев туда «наплывать». Элементы социализма, допускающие безбедное паразитарное существование. И если их не купировать, эти элементы, пока не поздно — действительно может кончиться плохо.

Сами же по себе беженцы и мигранты — да это ж прекрасно! Это человеческие ресурсы, которые всегда считались высшей ценностью, ради которых устраивались заграничные походы, ради которых рекрутёры, с немалым риском для себя, шарили по африканским джунглям, приглашая аборигенов на хлопковые плантации в Новом Свете — а тут они сами в руки плывут!

Надо только распорядиться ими по уму. Здраво. Без соплей.

Их положение бедственное? Типа того. Они бежали из своих стран от войны, от нищеты, от разгула бандитизма и религиозного всякого экстремизма. Их можно понять. Но и они должны понимать, что это всё — ИХ проблемы, что они не сумели наладить нормальную жизнь в своих странах. А если они хотят вжиться в чужое общество — нужно доказать, что они ему могут быть полезны. И начинать это предстоит — с очень низкого старта, а не с той позиции, что «мы, такие несчастные, очень страдаем, поэтому вы нам по жизни должны сделать райское существование».

Чтоб таких глупых мыслей в голову не лезло — их положение можно и нужно сделать ещё более бедственным :-)

Для начала — признать, что поскольку они проникли на территорию других государств незаконно, то это следует считать уголовным преступлением per se.

Почему бы нет-то? Если ты заберёшься на огороженную частную территорию в Штатах — тебя могут пристрелить на месте без объяснения причин, без долгих дискуссий. И хозяину ничего не будет. Он не обязан оправдываться. Он не обязан дожидаться, пока чужак, вторгшийся заведомо незаконно, пристрелит его. Он вполне вправе держаться принципа stand your ground.

Другое дело, что это не очень гуманно и не всегда разумно, сразу стрелять всех, кто нарушил границу — и только лишь по этой причине. Но тем не менее, поскольку страна — это как бы общее владение всех её граждан, на незаконное проникновение в её пределы нельзя смотреть совсем уж снисходительно. Это должно наказываться, поскольку это являет неуважение ко стране и создаёт неудобство её налогоплательщикам. Они, понимаешь, тратятся на пограничную стражу, чтобы к ним не проникали злоумышленники, они тратятся на выявление всяких залётных гастролёров с криминальными и террористическими намерениями — а ты создаёшь некую массу, в которой они, эти гастролёры, могут затеряться. Ты усложняешь работу по охране общественной безопасности — и за это нужно отвечать.

Желательно — в денежном виде. Уплатить штраф. Адекватный, конечно. В десятки тысяч долларов.

Нет денег? Что ж, как говорится, «нету ножек — нету мультиков». Но никакой, нахер, депортации, да ещё и за счёт тех самых налогоплательщиков, которым и так уже насолил!

Нет, родное сердце, что задолжал за своё безответственное поведение — будешь отрабатывать.

Но поскольку современные государства, кажется, разучились извлекать выгоду из подневольного труда заключённых (не знаю, как это возможно, чтобы каторга не была сверхприбыльным предприятием — но для государственной бюрократии нет ничего невозможного, когда дело касается просёра денег) — этих «штрафников» следует раздавать в частные руки.

То есть, любой охочий предприниматель, который и раньше не прочь был использовать труд нелегальных иммигрантов — теперь сможет это делать совершенно легально. Для этого ему нужно лишь уплатить за этого гаврика штраф, назначенный за незаконное пребывание, - и он может юзать его, как хочет, в течение срока от двух до пяти лет (в зависимости от того, как они договорятся).

Собственно, это было уже в истории Штатов. Так называемое indentured servitude. Что можно трактовать как «контрактное услужение», а можно — как «договорное рабство». Суть была в том, что бедные эмигранты из тогдашней перенаселённой Европы отдавали себя в заклад ТОЛЬКО лишь за то, чтобы их переправили через океан. Потом капитан продавал их покупателю — и они впахивали на него несколько лет, пребывая в статусе где-то между рабом и подмастерьем. Убивать их или калечить, вообще-то, нельзя было (негров, к слову, тоже, чисто юридически), но в остальном их взаимоотношения с хозяином оставались сугубо частным их делом, государство туда не лезло.

А по истечение срока они обретали свободу, статус гражданина, и какое-то «выходное пособие», которое различалось от штата к штату. Обычно — надел земли, семенной материал, небольшие «подъёмные».

И все были довольны, в общем-то. Система прекрасно работала, ассимилируя огромные потоки иммигрантов из Европы с большой выгодой для американской экономики.

Единственные, кто бухтел — так это уже ассимилированные вольнонаёмные рабочие низкой квалификации, видевшие в «индентурщиках» конкурентов на рынке труда.

Но на самом деле — это лучшее, что есть в бесправных нищих иммигрантах. То, что они обламывают гонор, спесь и жадность коренных голодранцев, желающих «защиты своих трудовых прав» (в действительности — неосновательной халявы).

Ей-богу, уж Европе, не вылезающей из забастовок то мусорщиков, то транспортников, то ещё какой оборзевшей профсоюзной сволочи, считающей, что она может шантажировать людей и выкручивать им руки — ОЧЕНЬ не помешает приток непритязательной рабочей силы, из которых можно сделать идеальных штрейкбрехеров.

Остаётся дело за малым. Объяснить этой прибывающей людской силе, что она именно рабочая. Что за ней имеется долг уже по факту незаконного проникновения на чужую территорию — и его нужно отработать.

Единственное же, что требуется от государств — чтобы на первых порах они организовали лагеря для компактного, поднадзорного и более-менее сносного проживания этих беженцев.

Это совершенно несложно в современных условиях, но сейчас имеет место та проблема, что подобные затеи рассматриваются как заведомо убыточные, и никто не хочет влезать в расходы ради каких-то бесполезных сирийских голодранцев, в ущерб собственным гражданам.

Но это не будет убыточным, если набежавших голодранцев сделать полезными. Если устроить их «распродажу», когда бы к такому лагерю подъезжал какой-нибудь фермер, подбирал себе и выкупал работников, за которых бы уплачивал штраф тысяч в пятьдесят евро (в рассрочку, возможно), с тем, чтобы они пахали на него лет пять. На его условиях, притом, что государство не будет лезть в их отношения за исключением таких эксцессов, как увечье или убийство (ибо здесь правомерно считать ущерб заведомо превышающим цену контракта).

Впрочем, и ответственность за поведение своих питомцев — будет нести хозяин. И воспитанием их для жизни в цивилизованном обществе — тоже он будет заниматься. Поскольку это его интерес, чтобы они его не подставили. Поэтому полиции сложно уследить за всяким иммигрантом, чтобы он не занимался какой-нибудь вербовкой в ИГИЛ — а хозяин уж за этим уследит. Он и заинтересованности больше в этом имеет, поскольку не хочет влететь за пособничество, — и возможностей, покуда это его «временная собственность».

Ну и если чел отработал свой контрактный срок благополучно, если доказал, что может трудиться и приносить пользу обществу, в которое уже интегрировался — почему бы не предоставить ему полноценное гражданство?

Какая разница, какого он этнического происхождения, если он фактически подтвердил, что может являться гораздо более адекватным членом общества, нежели местные дармоеды, которые знай себе сидят на пособиях да ещё бузят и жгут тачки, когда считают, что им слишком мало дают халявы?

И главная-то проблема, повторю, не в беженцах. А в той омерзительной социалистической синекуре, которую развели в европейских странах (в меньшей мере — в Штатах), которая растлевает местное население и приманивает халявщиков со всего мира, летящих на неё как мухи на говно.

В идеале — конечно, следовало бы вернуться к положению девятнадцатого века, когда благотворительность рассматривалась как сугубо частная инициатива, а государство просто и не имело права тратить средства налогоплательщиков на социальные пособия дармоедам.

Но для начала — решить вопрос с беженцами-иммигрантами таким образом, чтобы их приём оказался выгоден, поскольку никакой халявы им не светит, поскольку отрабатывать её придётся.

Тогда, с одной стороны, сократится поток асоциальных личностей, раззявивших пасть на дармовщинку за чужой счёт, — с другой же обеспечен будет прилив действительно ценных людей, которые готовы трудиться, готовы социализироваться и ассимилироваться. Что очень и очень хорошо.

Сейчас (последние несколько десятилетий) Европа вступила на очень опасную «Траянову тропу» в том смысле, что растлевает своё собственное общество, прежде всего, неосновательной халявой под благовидными, конечно, предлогами. Куда ведёт эта тропа — мы видели на примере Рима.

Но с этой тропы не поздно сойти, вернуться к здравомыслию и той истинно моральной социальной справедливости, которую даёт только свободный рынок как единственное мерило всех ценностей.

И первым шагом должен стать такой подход к беженцам, что кому они нужны — тот их и оплачивает. И желающие найдутся, если им гарантировать, что они, оплатив, получают некоторые эксклюзивные права на эксплуатацию своего приобретения.

Разумеется, будет много воплей про «фашизм» - но, имея политическую волю, их можно просто игнорировать. То есть, не затыкать рты (ибо свобода слова) — а просто игнорировать. Ибо понятно, что вся левая, истинно фашистская тусовка — конечно, будет бесноваться, протестуя против ускользающей у них почвы для «борьбы за права униженных и угнетённых», когда те окажутся устроены без их вшивого участия. Впрочем, и этой тусовке можно дать хлеб в том виде, чтобы они мониторили обращение хозяев с индентурными слугами и сигнализировали о каких-то чрезмерных эксцессах.

Ну вот как Ювенал в Риме бичевал своими сатирами патрицианок, слишком жестоко обращавшихся со своими рабынями — и тем подчёркивалась ценность гуманного, всё-таки, обращения.



Tags: Рим, беженцы, политика, социализм
Subscribe

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • Два "классических" фильма, два "жулика", два саундтрека

    Решил хряпнуть культурки, посмотрел подряд два кина по классике. «Барри Линдона» Кубрика, по Теккерею, и «Великий Гэтсби»…

  • 2,5 Men и митушки

    Закончил с сериалом «Два мужчинки с половинкой». В смысле, досмотрел его до того момента, где ушёл Чарли Шин — а дальше уже как-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • Два "классических" фильма, два "жулика", два саундтрека

    Решил хряпнуть культурки, посмотрел подряд два кина по классике. «Барри Линдона» Кубрика, по Теккерею, и «Великий Гэтсби»…

  • 2,5 Men и митушки

    Закончил с сериалом «Два мужчинки с половинкой». В смысле, досмотрел его до того момента, где ушёл Чарли Шин — а дальше уже как-то…