artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Conditional so subjunctive or just nahuy :-)

Наверное, второе (после Tenses) пугало в английской грамматике — это табличка четырёх типов условного наклонения (conditional, ранее subjunctive в отечественной традиции).

Надо отметить, что и в русском понятие условного наклонения — изрядно запутано. До такой степени, что стоит вам сказать нечто вроде: «Не сотрудничай с Гитлером германские промышленники и конструкторы, он бы не дошёл и до Рейна, не говоря уж о Волге» - как тут же выскочит умник с бесподобно свежей и оригинальной сентенцией: «У истории нет сослагательного наклонения!»

И думаешь про себя: «Причём тут, блин, сослагательное? Оно - это «хорошо бы, чтобы». Его у истории действительно, можно считать, нет, поскольку она глуха к чьим-то эмоциональным пожеланиям задним числом. А условное наклонение, которое подразумевает логический анализ следствий при изменении причины — это и есть суть истории. Это то, для чего она нужна (ну, помимо чисто развлекательной функции, но ради развлечения можно было бы штудировать Хроники Нарнии, а не исторические летописи).

То есть, и в русском многие люди, оперируя грамматической терминологией, в действительности не понимают, о чём говорят.

А уж при изучении иностранного языка ента грамматическая терминология способна такую тень на плетень навести, что света белого невзвидишь.

Простой пример. Из личного недавнего опыта.


Один рецензент в комментарии к одной из моих этих «англоведческих» заметок выражает недоумение, почему я пишу «If I were”, когда were, вроде бы, форма множественного числа, а здесь единственное и должно быть, значит, If I was.

Ему ответил другой человек, что вот так вот положено употреблять в zero conditional. Я это в своём ответе подтверждаю, немножко там пиздоболю на тему того, что нынче в Штатах примерно «напополам» говорят If I were и If I was, хотя более грамотным всё-таки считается первый вариант, отправляю ответ — а потом лишь заморачиваюсь: а почему, собственно, zero conditional? Это, вообще-то, second conditional.

Но я вот эту херню, с нумерацией «кондициев», их таблички - по хорошему счёту, в школе последний раз наблюдал, больше двадцати лет назад. С тех пор — никакого с ними дела не имел, ни постигая язык (а любой язык необъятен, его всю жизнь постигаешь), ни поучивая английскому.

Поэтому — к чёрту все эти таблички, которые только мозг выносят своей заумью. Попробую объяснить, как своим «студентам» объясняю.

Итак, значит, забыли про грамматические категории и предписанные паттерны, а помним, что просто есть смыслы, которые довольно универсальны, которые в любой культуре порождаются и передаются, и есть специфические языковые средства для этой самой передачи.

Помня лишь об этом, приступим к передаче смыслов, связанных с какими-то условиями и следствиями.

«Если люди слишком много думают, они сходят с ума».

«Если будешь столько думать — с ума сойдёшь».

Как по-английски передать те же смыслы (в общем-то, близкие)?

Первое — просто буквально.

If people think too much they go crazy.

При развитии лексики — там уже более литературно можно сказать, вроде «they are likely to lose their minds”, “they tend to go mad”, и т.п. Но можно и буквально. И это такой смысл, где «если» запросто заменяется на «когда», что в английском, что в русском. То есть, вот такое общее утверждение о причине и следствии, вневременное. Но используется настоящее время, ибо это то, что, по твоему мнению, происходит «по жизни».

Второе утверждение (“Если будешь много думать — сойдёшь с ума») значит примерно то же самое, но вот, согласитесь, в русском не очень приветствуется замена «если» на «когда» в данном случае. Она возможна — но получается такое несколько специфическое и отчасти старомодное «когда». Поскольку ты не общий какой-то закон выводишь, а обращаешься к конкретному человеку, предостерегая его от конкретных последствий. Поэтому, раз речь о действиях и последствиях, которые только предстоят - используешь будущее время.

Как это по-английски сказать?

Кто-то, естественно, скажет:

«If you will think too much you will go crazy”

Если он в школе учил язык лет восемь — точно так и скажет. Наши «студенты» - и через неделю так не говорят. Потому что мы гораздо раньше даём представление о том, что в английском, вообще-то, НЕТ будущего времени. Вот именно грамматического будущего времени (это нормально для германских языков: в немецком его ещё в большей степени нет :-) ).

Что есть — так это некоторые вспомогательные слова, которые позволяют уточнить, по мере надобности, тот смысл, что речь идёт именно о событиях в будущем, а не прямо сейчас. Эти словечки — will, shall, gonna — правда, имеют, некоторое самостоятельное значение, подчёркивающее желательность, необходимость, ожидаемость событий в будущем. И всегда это по-любому проекция из настоящего. То есть, вот ты смотришь из «сейчас» - и описываешь, что ты желаешь, считаешь должным или ожидаешь.

Если это понимать, что will – всё-таки не просто «служебный глагол» для образования будущего времени, а немножко так нагруженный смыслом вроде «соизволять» - человек не скажет If I will come back early enough I will help you. В какой части он опустит это will? В первой, конечно. Потому что это немножко по-хамски звучит: «Если я соизволяю вернуться пораньше, то (так и быть) помогу».

Ну и так ставится понимание будущего времени («как бы будущего времени») в условных предложениях. Я это расписывал более подробно в эссе под названием No Future, которое висит на Прозе, а здесь — вкратце. Поскольку тема всё-таки — условное наклонение. И мы ещё до него не дошли. Всё, о чём сейчас говорится — это т. н. «изъявительное» наклонение (то есть, самое обычное). И в русском — и в английском.

И удобнее (да и правильнее) считать, что во всех выше приведённых примерах — исключительно настоящее время. В том числе и там, где фигурирует глагол will. Он лишь по смыслу указывает на события в будущем, но сам — в настоящем времени. И при нём — инфинитив. Ну вот как по-русски «я собираюсь, я намереваюсь завтра куда-то там пойти». По смыслу будущее — по форме настоящее время. А в английском, повторю, просто и НЕТ грамматической формы будущего времени глагола.

Если это понимать, если именно так относиться к глагольным временам в английском — пропадает очень частая у русских проблема с неким таким когнитивным диссонансом, когда их сначала учат, что will do – это «будущее время», а потом уточняют: «Но в условно-придаточных предложениях, после слов if, when, unless, until, since, after – будущее время употреблять нельзя».

И вот студент хватается за голову: «Господи, сколько ж исключений! И где ж запомнить столько слов, после которых, по какой-то странной причине, нельзя употреблять будущее время? Как же всё сложно!»

Да не будущее, блин, время после них нельзя употреблять (поскольку его, не устану это повторять, вообще нет в английском), а глаголы вроде will могут выглядеть несколько неуместно, поскольку сохраняют всё-таки оттенок «модальности», некоего персонального отношения к действию.

Но может ли это быть уместным в каких-то особых случаях, можно ли всё-таки хоть иногда говорить «If you will think too much you will go crazy”?

Что ж, «табу» никакого нет, на самом деле. Можно так сказать. Если ты понимаешь, что именно говоришь — и хочешь сказать именно это. «Если ты соизволяешь (тебе угодно) слишком много думать – это значит, что тебе угодно сойти с ума».

Но так редко говорят, поскольку просто избыточно в условии делать акцент на волевом отношении к действию. Когда же акцентируют — это может звучать как своего рода издёвка. Если не хочешь, чтобы она звучала — скажешь: «If you think too much you're gonna lose it” (да, lose it – такой же «друг» российских кинопереводчиков, как и make it :-) ). Или даже так: «You think too much – you're a loony in a day. It's just that simple here, man” (“Слишком много думаешь — через день ты псих. Вот так здесь всё просто, чувак»; и обратите внимание, что по-русски тоже можно обойтись без будущего времени, описывая условие и следствие).

И вот так передаются в английском любые смыслы, содержащие либо «вневременную» закономерность причины-следствия («Когда люди слишком много думают — сходят с ума»), либо какой-то прогноз будущего в конкретной ситуации от «сейчас» («Будешь много думать — сойдёшь с ума»; “Вернусь пораньше - помогу»).

Это можно называть Zero Conditional & First Conditional — и это может быть даже полезно для студентов родом из каких-то других стран, но русских это вводит в заблуждение. Потому что у нас это всё - изъявительное наклонение (как и в английском). А условным у нас считается то, где модели условий и следствий выражаются через частицу «бы». Поэтому попытка смешать в кучу все случаи употребления слова «если», а потом разрезать получившийся слоёный пирог на эти четыре кусочка Conditionals – она русских только дезориентирует, заставляет блуждать в трёх соснах, которые на самом деле — вполне себе знакомые по родным лингвистическим лесонасаждениям.

До какой степени это вводит в заблуждение — могу проиллюстрировать на примере из собственного школьного прошлого. Отвечаю как-то у доски и говорю:

«If I become the ruler of the Universe, I will restore slavery to its former glory”.

И учительница, очень милая дама, и образованная, но замороченная этой школярской грамматикой, поправляет:

«Здесь нельзя употреблять First Subjunctive, поскольку это невероятная ситуация, здесь нужно употребить Second Subjunctive: If I became – I would”.

Что это означало бы в переложении на русский?

«Ты не можешь говорить: «Если я стану правителем вселенной». Ты должен говорить: «Если бы(!) я стал».

Вот ровно, один в один, точь-в-точь тот же смысл «претензии». Откуда она может проистекать применительно к английской речи, когда в жизни бы не возникла применительно к русской? А вот оттого, что в английских грамматических справочниках авторы пытаются на пальцах объяснить грамматические нюансы через примеры наиболее вероятного (sic!) употребления конструкций — наши же воспринимают это как предписание из серии «шаг вправо, шаг влево — расстрел на месте, прыжок на месте — провокация».

А на самом деле, всё зависит от личного отношения человека к тому, что он говорит. Поскольку же моё личное отношение к своим планам и в школе было довольно основательным, я «поправился»:

«Excuse me? Ok. Not IF, but WHEN I become the ruler of the Universe, I will absolutely restore slavery to its former glory. One hundred. Take my word upon it” (Да, и тут я использую сравнительно редкий "шотландский" оборот вместо стандартного английского Take my word for it, потому что... да выебнуться захотелось :-) )

Тут уж училка поняла, что я не оговорился, а сказал то, что имел в виду. И отвязалась: «Да, извини, Железнов. Я забыла о твоих мегаломании и амбициях».

В чём принципиальная разница между изъявительным наклонением и условным? Да иногда, можно сказать, в «тональности».

И это касается не только таких вот конструкций с «условие-следствие». Но и, скажем, немножко по-разному всё-таки звучит «я могу вам посодействовать» и «я мог бы вам посодействовать».

В английском — всё то же самое. «I can help you(out)” - это вот ты сделал шаг вперёд, грудь колесом, такой весь из себя волонтёр-супермэн, типа, сейчас всем помогу, всех спасу.

«I could help you” - “Ну, в принципе-то я мог бы вам подсобить, при определённых условиях» (для начала — если вам вообще нужна моя помощь).

Я немножко утрирую, но по существу различие в оттенках именно такое. Что в русском, что в английском.

А в чём главное грамматическое(!) отличие английского от русского в построении конструкций с таким оттенком — у них НЕТ частицы «бы». Это вот ровно то, что надо очень крепко усвоить и осознавать важность данного факта. Что ну просто нет в английском такой частицы — а смыслы надо выражать.

Как это делается? Довольно просто. Почти как в русском.

Вот когда мы используем частицу «бы» - что мы имеем в виду? «Если б я был султан, я б имел трёх жён». Мы имеем в виду какую-то умозрительную возможность, а не ту, которая рассматривается как реальный план на будущее: «Стать султаном, обзавестись тремя жёнами». И, кстати, какое мы используем время? Правильно, прошедшее. «Был» - это прошедшее время. «Имел» - тоже.

В английском — точно так же.

«If I was”, а не «If I am”

Да, здесь нужно всё-таки прояснить эту ситуацию с употреблением If I was и If I were.

Повторю, академически правильно считается If I were. Почему так — не будем тут углубляться в древнеанглийские грамматические битвы. Но вот так сложилось.

Тем не менее в современном английском (особенно американском) — вполне допустимо говорить If I was. А вот где ТОЛЬКО were может употребляться с любым подлежащим — об этом чуть дальше.

Итак, мы конструируем фразу «если б я был султан, то б имел трёх жён» на английском, помня, что у них нет частицы бы».

Для описания условия — обходимся прошедшим временем.

If I was/were a sultan – “если я был султан». А дальше?

Ну вот как бы вы сказали, если б это был реальный план на будущее заделаться султаном и обзавестись тремя жёнами?

Сказали бы, скорее всего, - If(When) I become a sultan I will have three wives. Где will (ещё раз!) выражает не будущее время как таковое, а ваше пожелание на будущее из настоящего.

Но когда это не план действий, а довольно умозрительная ситуация, которую в русском мы выражаем через частицу «бы» + прошедшее время глагола, - в английском она выражается просто через прошедшее время (потому что у них нет частицы «бы»).

При этом, в английском на самом деле соблюдается правило согласования времён в сложноподчинённом предложении, в том плане, что если в главном предложении прошедшее — то и в придаточном тоже должно быть прошедшее, ибо иначе смысл рискует полететь к чёрту в этом предельно «облегчённом», предельно аналитическом языке.

Поэтому:

If I were/was a sultan, I would have three wives.

Где would – это форма прошедшего времени will.

И если кому-то кажется до сих пор «неродным» этот английский принцип строгого согласования времён — то вдумайтесь: как раз в таких конструкциях этот принцип и в русском выполняется. Ну не скажешь же ты: «Если б я был султан — я имею трёх жён» или «...я буду иметь».

Так и в английском: если If I were/was — то I would, а не I will. Иначе — нелепица получается.

Да, некоторым не сразу бывает понятно, откуда вообще берётся это would. Но оттуда и берётся, что если просто сказать: «If I was a sultan I (presumably) had three wives” (“Если я был султан, то имел трёх жён») - то получается утверждение, не имеющее оттенка умозрительности.

Ну, вот вспоминает чувак, кем был в прошлой жизни и каковы были её обстоятельства, подвергает их логической реконструкции. Вполне реальная, а не иллюзорная ситуация.

Но как придать фразе этот оттенок умозрительности, который в русском выражается через «бы»? В английском для этого есть глагол would, который намекает на желание, соизволение.

И вот получается:

«If I were a sultan I would have three wives”. Буквально: «Если я был султан, я соизволял иметь трёх жён».

А это — уже не может быть логической реконструкцией подлинной действительности. Тут возникает некоторый парадокс. «Ты в прошлом был султан, и всего лишь соизволял(!) иметь трёх жён? Вот так соизволял-соизволял, да и не соизволил? Ну и какая тогда разница, султан ты был, или кто ещё? Соизволять-то — оно всякий горазд! Хотеть не вредно. Потому ври — да не завирайся!»

То есть, такой строй фразы — он сигнализирует о том, что это не утверждение о своей реальной жизни, а лишь допущение. Умозрительное. И вот так англофоны передают этот смысл без частицы «бы», но через глагол would. И он употребляется не потому, что так грамматический справочник предписал, а потому, что всякий язык пользуется теми средствами, какие у него есть.

Если осознавать этот арсенал, его силу и слабость в сравнении с другими языками — начинаешь понимать изначально непривычные для тебя грамматические конструкции, начинаешь понимать, что просто иначе сказать было затруднительно на тот языке. Ну и перестаёшь воспринимать чужую грамматику как нечто враждебное и зубодробительное, навязываемое занудными крышесносными справочными таблицами. Начинаешь видеть её естественные пути в выражении смыслов.

А теперь — обещанный пример, где даже в самой вольной разговорной речи, выстраивая условную конструкцию, никто не скажет was применительно к I, а только were — с любым подлежащим, даже единственного числа.

Это случай альтернативного построения вот этого умозрительного условия, которое в русском выражается через прошедшее время с частицей «бы», а в английском — без частицы «бы».

Это альтернативное построение достигается тем, что глагол в прошедшем времени выносится вперёд подлежащего, в начало фразы, а if опускается вовсе. И получается — Were I a sultan I would have three wives. И вот здесь — строго were, а не was. Скажете даже в Гарлеме «Was I a sultan” - вас не поймут. Может, лет через пятьдесят войдёт в обиход и такая форма, но пока — нет. Только — Were I...

Хорошая новость, однако, что вот эта сложность с was/were – касается только данного глагола. Почему? Потому, что он единственный в английском языке, который в принципе сохранил различие в формах единственного и множественного числа в прошедшем времени. Для всех остальных — амбилингамно.

И если «вывернуть» наше умозрительно-условное предположение до «Если б я имел трёх жён, то был бы султаном» - будет «Had I three wives I would be a sultan” (Или If I had three wives...). Как сами понимаете, had – это для любого числа (рода и племени). То есть, запомнить нужно только про be, что можно говорить как If I was, так и If I were (хотя второе считается более «академичным»), но в альтернативной, «инверсивной» условной конструкции - только Were I.

И вот я лично больше люблю эту «инверсивную» форму условного наклонения с выносом глагола в начало фразы. Она мне кажется более изящным решением, чем громоздить конструкцию с If.

Но некоторые «студенты», узнав о ней, впадают в лёгкую панику, мол, это слишком непривычно. Конструкция с «если бы я был» - это ещё куда ни шло, но вот чтобы обойтись без «если», да глагол вперёд... В русском же такого и близко нет, что вы, что вы!

Это очень забавно наблюдать. Потом спрашиваешь: «Как насчёт «будь я султан»?»

То есть, в русском — есть почти полный аналог альтернативной этой конструкции «условняка». «Почти» - потому что в русском используется форма повелительного наклонения. Причём, только единственного числа, независимо от подлежащего. Вот как я в начале этого эссе сказал: «Не сотрудничай германские промышленники с Гитлером...».

Вы можете себе представить, как это нелогично кажется иностранцам, изучающим русский? «Почему не «сотрудничайТЕ», если они во множественном числе?» А вот так устоялось применение — и это надо помнить (ладно, иностранцам я могу растолковать и про естественные пути русской грамматики — но сейчас не об этом).

В английском — всё проще. Там сохраняется та же форма прошедшего времени глагола — но выносится вперёд, а If опускается (как и в русском).

И вот эту альтернативную конструкцию «условняка» - я особенно люблю, когда дело доходит до того, что в школьных справочниках принято называть Third Conditional.

If I had had three wives, I would have been a sultan.

От этого «had had” - русский мозг частенько начинает подплавляться. Когда же говоришь Had I had three wives – ну всё-таки попроще.

Но всё равно вот вся эта фишка в целом с «перфектностью» в «третьем кондициале» - русским немножко непривычна.

Почему? Потому, что по-русски ты говоришь «Если б я был султан» - и нет грамматического различения между тем, что ты сейчас мог бы заделаться султаном (ну так, чисто умозрительно), что вот когда-то в прошлом тебе предлагали стать султаном, а ты отказался по глупости, а потом пришёл Ататюрк, и не видать тебе теперь султанства и трёх жён.

В русском различение этих смыслов выводится из контекста. В английском — это можно выразить чисто грамматическими средствами, за что можно любить английскую грамматику. Но если сразу ошарашить студента конструкциями вроде If I had had more money I would have bought a new car – он пугается едва не до энуреза. «Ой, как всё сложно-то! Ой, как непривычно! Не по-людски даже как-то!»

Поэтому подводка должна быть мягкой.

Во-первых, он должен полюбить т. н. модальные глаголы. Can/could, may/might, will/would, must, shall/should.

Их несложно полюбить хотя бы за то, что они позволяют конструировать вопросы без привлечения do. А это, конструкции с do — одна из самых каверзных штук в английском для русских, поскольку у нас нет живых аналогов от слова «совсем», и перед их освоением человека нужно хорошо так «разболтать», чтобы не боялся языка, чтобы пусть не как рыба в воде был — но в кайф плескался на мелководье. Для этого и хороши модальные глаголы, с чьей помощью можно практически любой вопрос сконструировать.

При этом — прививается «частнособственническое отношение к грамматике». То есть, чтобы для человека совершенно естественно было говорить «Я имею яблоко, я имею предчувствие, я имею сделанную работу».

Мы не грузим понятиями вроде Present Perfect – но вот человек должен совершенно естественным образом говорить что-то вроде I have learned a lot today (Я имею многое познанным сегодня, Я имею «познатость» многого). Он должен вжиться в ощущение того, что это естественно, так говорить (а не строить сначала фразу по-русски «Я многое усвоил» - а потом мучительно соображать, как бы её перевести на английский — то ли в Simple Past, то ли в Present Perfect, как учат в школе).

И вот далее — идёт уже подводка к использованию этих «перфектных» оборотов с модальными глаголами.

Представьте: вы тусите где-то на гасиенде, отжигаете, горючего не жалеете, и тут вашему товарищу приходит эсэмэска, что, скажем, его барышня вернулась с курорта раньше положенного, и надо бы её встретить в аэропорту. А он её любит, души не чает, и вот он подрывается, садится за руль.

А вы понимаете, что нельзя его в таком состоянии отпускать. И все говорят: «Надо бы его остановить». Что по-английски будет: «We should stop him”. Это — призыв к действию, которое вполне возможно пока ещё.

Но пока вы соображали и призывали — этот бухой придурок газанул и укатил.

И вы говорите: «Надо нам было (бы) его остановить».

Как это сказать по-английски? Как показать, что возможность была, но окно возможности закрыто?

Говорят — «We should have stopped him”. “Следовало бы иметь его остановленным».

И это намекает, что следовать-то оно следовало бы — но уже немножко нереально. Поезд ушёл, пьяный придурок этот укатил. А нам остаётся лишь сокрушаться о той «его остановленности нами», которую нам следовало бы иметь, но вот — не имеем.

По-русски фраза «следовало бы его остановить» - может относиться как ко всё ещё имеющейся возможности, так и к упущенной, в прошлом. Уточнение смысла — оно либо из контекста ясно, либо производится заменой «модального слова». Скажем, на «надо». Так, «надо бы его остановить» - это сейчас надо, всё ещё возможно, а «надо было» - это в прошлом, а сейчас возможность упущена.

По-английски те же смысловые нюансы возможно передать при неизменной форме самого глагола should (а это и так прошедшая форма) — меняя то, что идёт после него.

Если We should stop him – это настоящее время, возможность открыта.

Если We should have stopped him – возможность была в прошлом, и надо было бы ею воспользоваться, чтобы сейчас иметь «его остановленность», которой на самом деле не имеем. Это как «К настоящему моменту нам следовало бы иметь тот мост уже построенным, а не токма что бюджет освоенным». Откуда следует, что бюджет-то освоен, а мост - «пусть дальше на лодочках катаются» :-)

Замечу особо, что в обиходе редко выговаривается полностью это «We should have”. Там происходит редукция «have” после модальных глаголов, которая передаётся на письме (в диалогах в книжках) как shoulda, woulda, coulda или should of, would of, could of.

Порой — возникают непонятки, когда человек видит в книге сочетание should of been – и чешет репу: «Откуда там взялся предлог of?”

Да это не предлог of. Это просто такая запись редуцированного в разговорной речи have («стенограмма», можно сказать). Потому что они звучат одинаково. Потому что и предлог, который выпускники российских школ выговаривают как «оф» - на самом деле звучит как «эв» (где гласный — вообще неакцентированный, «шва», вот этот значок транскрипции в виде перевёрнутой «е»). И так же звучит have в подобных сочетаниях, когда «х», и без того лёгенькая в английском, в противоположность нашему увесистому, почти горловому «х», выпадает совсем.

И вот когда студент освоился с оборотами вроде we should have stopped him, because we could have stopped him, когда для него это совершенно естественно, передавать такой смысл («жаль, что окно возможностей закрыто») через have и пассивное (ed-ное) причастие после модального глагола — переходим к конструированию причинно-следственных допущений вроде «если бы мы тогда его остановили, то он бы не попал в беду».

Когда окно возможностей ещё открыто, он ещё не уехал — говорят: “If we stop him (now), he won't get into trouble”.

Это никакое не «условное наклонение», это прогноз событий и план действий.

Как сказать, если действия не были предприняты или не принесли успеха, если пьяный придурок всё-таки умчался прочь и стукнул на трассе мерс начальника областной ментовки, отчего сейчас у него некоторые проблемы?

Вот лучше начинать это распутывать со второго предложения, которое и считается главным: «Он бы не попал в беду».

«He wouldn't have got into trouble».

Почему так? Ну потому, что окно возможностей избежать проблем - закрыто. Он на самом деле попал в переплёт. И окно такой возможности, что не попадёт — существовало ровно до того момента, как на самом деле попал. Если же сказать He wouldn't get into trouble – это подразумевает, что он как будто до сих пор может не попасть в переплёт, как будто сохраняется такая возможность. Но нет — поздняк метаться.

А что дальше, переход к тому условию, что «если бы мы его тормознули»?

He wouldn't have got into trouble if we... - что?

А вот тут речь — о нашем «окне возможностей». Оно — тоже захлопнулось. В тот момент, когда мы могли остановить этого придурка — но не остановили. Поэтому о наших возможных действиях — можно говорить только в прошедшем времени.

Но если мы скажем If we stopped him – это не даёт ясного представления о том, что наше окно возможностей было закрыто тогда. Поэтому мы говорим If we HAD stopped him. То есть, если бы мы имели его остановленность нами на тот момент, когда такая возможность себя исчерпала.

Соответственно, полностью фраза будет звучать как:

He wouldn't have got into trouble if we had stopped him (или - … had we stopped him, в альтернативно-инверсивной конструкции без if).

И это не то чтобы «паттерн употребления, предписанный третьей формой Conditional, под угрозой расстрела” - это просто по смыслу напрашивается. Должно напрашиваться, если уже освоился чел с употреблением глагола have для передачи «завершённых», «обволакивающих» смыслов, которые представляют некое «достояние» на момент времени в настоящем или прошлом.

Что главное нужно понимать в этих конструкциях — открытые или закрытые «окна возможностей». Если это учитывать — ну вот многие непонятки снимаются.

Человеку рассказывает друг, что случайно встретил на улице «того мерзавца, который увёл у меня жену». А тот посмеивается: «If I were in your place, I would have killed the bastard”.

Грамматические справочники заявляют: «Здесь мы наблюдаем т. н. смешанное применение второго и третьего «кондишена». А вот почему так — мы затрудняемся сказать».

На самом деле, здесь мы наблюдаем — понимание человеком того, что он говорит (во всяком случае, инстинктивное следование той логике применения языковых средств, которая и образует грамматические правила, а не наоборот). Вот «убить ублюдка» - это «закрытое окошко возможностей». Ну, встретились на улице, да разошлись, как в море корабли. Его грохнуть можно было тогда — а сейчас уже нет. Поэтому и - would have killed, а не would kill.

Но возможность оказаться на месте другого человека — она как бы сохраняется, умозрительно. Ну мало ли - «нас поменяют телами» :-)

Но этой возможности уже нет, если чел, скажем, в прошлом был полицейским, и он мог бы тогда арестовать «похитителя» своей жены, завидев на улице, подбросить ему наркоту и всякое такое, а сейчас он в отставке, он уже не может такое делать, и поэтому ты, говоря, что бы сделал на его месте — вынужден признавать «закрытие окна возможностей».

Поэтому и говоришь: If I had been you, I would have... framed the bastard (Будь я ТОГДА на твоём месте — я бы подставил ублюдка).

Если мыслить именно в плане открытости/закрытости «окошек возможности» - ну вот становится привычно и понятно, где там конструкции с have лучше использовать, фиксирующие статус-кво на момент времени, а где можно их не использовать, поскольку ещё отстаётся возможность чего-то изменить, а не констатировать «мы должны были иметь такое-то положение вещей, но не имеем его».

Резюмируя, скажу так.

Вот эти таблички четырёх Conditionals в справочниках английской грамматики — они русских только в заблуждение вводят.

Потому что первые два этих «кондишена» - это никакое не условное наклонение, это просто утверждения «если — то».

«Если люди слишком много жрут — они подвержены ожирению».

«Если будешь жрать слишком много — станешь жиртрестом».

Аналог нашего условного наклонения, выражаемого через частицу «бы» и формы глаголов в прошедшем времени (хотя бы предположении относилось к настоящему или даже будущему) - в английском выражается тоже через глаголы в прошедшем времени, а конкретно вместо частицы «бы» - используется глагол would, указывающий на умозрительность всей ситуации.

Но в отличие от русского, в английском есть способность чисто грамматическими средствами внутри одной фразы отделять «если бы - то бы» как в принципе возможные варианты - от «если бы да кабы» как варианты реально упущенные, при закрытых дверках возможностей.

Последнее - обеспечивается в английском использованием глагола have с причастием «ed-ной» формы (ну или соответствующей у иррегулярных глаголов).

То есть, грамматика — она служит выражению смыслов, предоставляя тот инструментарий, который у неё имеется. А не то что она предписана свыше, ниспослана в неких скрижалях — и вот не смей отступаться от них.

Но просто нужно понимать, что именно ты хочешь сказать — и как для этого использовать комбинации слов. Особенно — в английском, где практически на ноль помножены морфологические признаки «словофункций», где ты зачастую нихрена не поймёшь, какой частью речи что является per se, взятое в отдельности, но вот грамматический функционал обеспечивается комбинированием слов в обороты сообразно их, слов, смыслу.

Это очень глубокая мысль — и на ней, пожалуй, закончу эту «лекцию» :-)

А то ж никому не объять необъятное, но если возникают вопросы — то можете задавать их здесь, и я, быть может, не отвечу(поскольку занят и сноб), но ответит кто-то другой, возможно, правильно, будучи нейтив-спикером или сильно укоренившимся в англоязычную среду :-)

Tags: инглиш, лингвистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments