artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

К вопросу о Норманской теории

Я сейчас на волне «славяноведения», поэтому проясню один вопрос, который давно будоражит многие тревожные умы: «Да неужто на самом деле правда написана в Повести Временных Лет, будто бы правителями наших предков были призванные из-за моря варяги из племени «русь», и они создали нашу государственность, и от них пошло само название нашего народа?»

Сразу скажу: нет, это не правда, будто бы от нас пошло название вашего народа. Неправда в том смысле, что вы — не «ваш» народ. Вы по-прежнему — НАШ народ, русский, поскольку мы, варяги, русь, никуда, собственно, и не уходили, и мы вас, славян, слишком любим, чтобы отдать кому-то ещё, даже вам самим :-)

Ну ладно, воздержусь от великоваряжского шовинизма, не будем ёрничать — будем научны.



Итак, в разное время выдвигались те соображения, что этнонимы «русь», «русский», «рос» - могли происходить и от каких-то других, исконно славянских слов.

Могли. И я сам могу накидать на коленке с десяток версий.

«Русские, росы — это обозначение народа-земледельца, который живёт на своей земле и чего-то растит, уважая мирный созидательный труд, в противоположность всяким бродячим авантюристам и торгашам».

«Росы — это народ, который растит конкретно рожь, как северную неприхотливую культуру, в противоположность всяким южным пижонам с их пшеницей. А уж чередование «рож-рос» вполне объяснимо. Скажем, в русском - «рис», а в украинских диалектах встречается - «риж». Но тогда риса здесь ещё не было, поэтому растили рожь, и от этой основной своей культуры себя величали».

«Русы — это русоволосый народ, в противоположность жгучим всяким степным брюнетам (жгучим, в том числе, мирные блондинистые деревни). Ведь на самом деле слово «русый» для обозначения оттенка волос, гхм, в любом диапазоне от блондина до шатена, только бы не чёрный, существует практически во всех славянских языках, а значит, оно было раньше этнонима «русы» и предопределило его».

«Русы — это народ рек, что соответствует археологическим данным, и его название связано с «руслом», которое восходит к некоему праславянскому слову, обозначавшему бег реки, «рус»-«рыс», сохранившемуся в некоторых балтских языках и связанному с «рысь», «рыскать». Отсюда и множество гидронимов, связанных с этим корнем».

«Рос — это то же, что «род», то есть обычное самоназвание единого племени, «нашего роду». А чередование «с-ж-д» - сплошь и рядом встречается».

Ну и так до бесконечности можно мусолить любительскую этимологию, вплоть до «росомахи», где «росо»= «раса», а «маха» = «великая» (сохранилось в индо-арийских языках, «махараджа», «махатма»), и росомаха — сакральный тотем древних русичей. И хотя любой, кто сталкивался с росомахами, скажет вам, что другой такой сволочи земля не рождала, потому что она хитрая и вредная, в любое зимовье проберётся и всё вверх дном перебуробит, но вот древние - благоговели перед этим лесным демоном, считали «расой господ», а себя — его аналогом в мире людей. Какая-нибудь такая фигня.

На том — и довольно фигни.

Теперь — расскажу, как всё было на самом деле. Строго научно. Используя бесспорные аргументы, главный из которых — личные воспоминания. Поскольку, как уже упоминал в своём этом блоге, в позапрошлой инкарнации я был тиуном Хельга, который «Вещий Олег», и мы вместе налаживали культурные контакты с восточными славянами. Я это хорошо помню, всего-то чуть больше тысячи лет прошло, поэтому мне можете верить.

Итак, никакой государственности мы славянам, естественно, изначально создавать не собирались. У нас и у самих тогда была весьма такая относительная «государственность». В принципе, мы были бизнесменами, и каждый вёл свои операции самостоятельно, образуя союзы лишь ad hoc.

Некоторые из наших в начале девятого века (или даже чуть раньше) прошли через Неву в большое озеро, закрепились на речке, которую местная сумь называла Алда-йоги, по-нашему стало Альдейгья, ну а словене потом переиначили в (А)ладога.

Изначально, вообще-то, эти берега интересовали наших как охотничьи угодья. Белочки, лисички... пленнички. Это было похоже на то, как несколько позже европейцы налаживали культурное взаимодействие с народами субэкваториальной Африки, когда вечно враждующие местные племена поставляли им как белую слоновую кость, так и «чёрную».

Вот и там были разнообразные финно-угорские племена, и на них давили уже тогда ильменские словене. Мы ценили и тех, и других.

Потом же, продвигаясь дальше на восток, наши открыли путь в Волгу, и, соответственно, до Каспия. Это уже большой был торговый интерес, и с хазарами, и с арабами. Тогда, собственно, и построили Ладогу уже как солидный такой перевалочный пункт и острог.

От этой торговли Ладога весьма разбогатела, стала казаться местным племенам лакомой добычей, общий интерес позволил славянам и финнам временно объединиться и разорить эту торговую базу.

Потом, правда, славяне и финны разругались обратно, а главное, лишившись нашего соседства — стали грустить о тех ништяках, которые перепадали от нас. Особенно — железное оружие, поскольку у нас были отличные руды и нехилое уже тогда производство, а в тех болотах — замучаешься ржавую гниль собирать и крицу выжигать, чтобы один ножик себе выковать.

При этом, ранее торговыми (и захватническими) операциями на Неве и Ладоге занимались самые разные варинги (варяги), а конкретно мы — обитали на востоке Швеции и к середине девятого века у нас сложилась некая общность, которую мы называли...

Ну, в современных источниках она передаётся как Roden, на самом деле это звучало как Routhen. То есть, тогда ещё был этот древнегерманский звук, th, который сейчас сохранился в английском. Акцент делался на начальном r, оно звучало почти как «рык» на непривычный к нашему языку слух, «оу» звучало почти слитно, концовка — едва проговаривалось.

В принципе, корень тот же, что в современном английском rowing. То есть, это можно было бы перевести как «гребля», но скорее, это означало «флот в широком смысле». Береговое братство, если угодно. И корабли, и воины, и базы — вот всё это Routhen.

В финский это вошло как «роутси», словене заимствовали как «роусь», «русь», «рос», в разных вариантах, которые менялись по месту и времени.

Призывали ли нас из-за моря словене и финны? Скажем так, они не противились, когда мы пришли под руководством Рёрика со своим большим флотом и с довольно значительным (главное — профессиональным и хорошо экипированным) войском.

Замечу, Рёрик был выдающийся человек, он мыслил более масштабно, нежели прочие наши братцы-пиратцы, он действительно решил, что надо здесь закрепиться надёжно, подружиться с местными и гарантировать себе опорную базу для торговых операций как по волжскому пути к хазарам и арабам, так и по днепровскому к грекам (его тогда только разведывали).

И местные, поняв, что мы не собираемся хватать их и продавать в рабство, как это делали прежние залётные охламоны, а, напротив, готовы защищать их от своих сородичей и разруливать их тёрки за долю малую — охотно приняли нашу власть.

Здесь отмечу такой момент.

В ходе дальнейшей экспансии, когда мы перебивали крышу у хазар, и Олег, и Игорь, и Святослав обязательно накладывали равнозначную дань на славянские племена.

Некоторые негодуют: да была вам охота нищих грабить, когда сама по себе торговля приносила гораздо больше дохода?

Вы не понимаете, господа. Это был политический и психологический момент.

Ведь до того, имея знакомство с нашей роднёй, славяне привыкли, что главным объектом варяжской торговли — являются, собственно, они сами, славяне. Ну, они пользовались спросом, особенно девчонки.

Это приводило к некоторой настороженности, которая выражалась хотя бы в том, что при приближении наших лодий славянчики разбегались по окрестным лесам. А путь ведь неблизкий и по Днепру, и по Оке — хочется какого-то уюта, чтоб не в кольчуге ночевать. Припасы пополнять надо, опять же.

Поэтому, накладывая на славян дань, весьма необременительную — мы показывали им, что рассматриваем как подданных, а не как «дичь». Это было важно для организации «мотелей» на торговых путях.

Некоторые находят всё же очень оскорбительным, что славяне будто бы сами не способны были создать своё государство, и только с нашей помощью оно получилось.

Ну, во-первых, славяне создавали свои государства. Южные, западные, прибалтийские — они вполне вырастали из племенных союзов до королевств.

Восточные славяне были точно не тупее, но просто природные условия их ареалов обитания не позволяли так же быстро создать высокие демографические плотности, которые бы требовали развития государственного аппарата (и вообще, государства не от хорошей жизни создаются, а у них — была сравнительно хорошая и беззаботная жизнь среди их лесочков и речушек).

Можно сказать, они просто не успели создать свои государства к нашему приходу, хотя зачатки имелись и у полян, и у древлян.

Но когда пришли мы, с уже имеющимся некоторым опытом военной и административной организации — зачем им самим-то было трудиться и набивать шишки на государственном строительстве?

На самом деле, им очень повезло, что их обустройством занимались такие разумные и талантливые менеджеры, как Рёрик и Хельг.

Я бы сказал, им повезло немножко больше, чем тем же галлам, которые, может, тоже сумели бы через какое-то время создать из племенных союзов единое постоянное государство, но Гай Юлий Цезарь навсегда перевёл этот вопрос в разряд сугубо теоретических.

И Цезарь был великий человек, по-своему даже душевный, но галлов он нагнул очень жёстко, не оставив им вообще никаких иллюзий национального самоуправления, частично вырезав, частично поработив.

Мы же со славянами обращались вполне уважительно.

Но не до такой степени, конечно, уважительно, чтобы стоять в сторонке и смотреть, сумеют ли те или иные их племена создать собственную государственность на наших торговых маршрутах. Хватит уж хазар, которые держали выход в Каспий и всё больше борзели (при этом — всё меньше будучи в состоянии обеспечить безопасность от залётных кочевников с востока; но они потому и борзели и драли за проход в три шкуры, что отчаянно нуждались в средствах для обороны).

Поэтому, когда те же древляне, поднявшись на нашей торговле, действительно замутили этакое раннегосударственное образование (прямо на Днепре, немного выше Киева!), грохнули Игоря да предложили Ольге «династийный брак» - с ними обошлись жёстко.

Все эти истории про раз за разом попадавших в смертельную ловушку дебилов-послов и птичек-брандеров — это, конечно, байки, но в целом древлян отымели конкретно. Тут была, конечно, и личная месть Ольги (прежде всего, за наглость такую: грохнуть муженька, каким бы отморозком Игорь ни был, и предложить своё уёбище лесное на его место!), но главным образом — экономико-политический интерес. В который никак не вписывалось, чтобы между Новгородом и Киевом какое-то такое самостийное «нечто» возникло и контролировало нашу торговлю.

Соответственно, весьма вероятно, что восточные поднепровские славяне и создали бы свои государства со временем — но кто бы дал им это сделать, когда уже мы пришли? :-)

Впрочем, повторю, им повезло, что пришли именно мы, такие прагматичные и в целом гуманные ребята. Притом — хорошие дипломаты и администраторы. Что в этом обидного — понятия не имею. Вон, англичане, «владыки морей», аж в семнадцатом веке, задолбавшись сами свои противоречия расхлёбывать, пригласили на трон голландского немца — и называют это «Славной Революцией». А славянофилам — всё бы бухтеть: «Не желаем признавать Рюрика как скандинава, желаем, чтоб он хотя бы из полабских славян был, или, там, поморян...»

Угу, а операцию по смене пола ему, часом, не сделать, ради ваших пафосных хотелок?

Мы — скандинавы, и мы пришли к вам, потому что нашли вас достаточно привлекательными. Это — должно быть вашим поводом для гордости. Потому что ребята вроде Рюрика и Хельга — они очень разборчивы были, и не ходили на правление абы к кому. И ведь неплохо же получилось, сотрудничество варягов со славянами.

В принципе, если отбросить всякие художественные рюшечки, Нестор довольно верно всё описал.

Кто же считает, что он всё выдумал вплоть до самого факта «варяжества» первых князей — включите голову!

Нестор — записывал ПВЛ всего-то через двести лет после прихода Рёрика. Когда, с одной стороны, варяги (именно скандинавские) уже давно не играли важной роли в политике Руси, а с другой — тогдашние князья были всего лишь правправнуками Рёрика.

Они что, не помнили своего родства, на такую-то незначительную по аристократическим меркам глубину, чтобы Нестор про их предков писал, что в голову вступит, и чтобы они это терпели?

А уж если б подольститься хотел, к тогдашним сильным мира сего — ну уж не к варягам бы их родословную возводил, а к императорам римским, к Траяну, к Цезарю.

Вот только прекрасно они, князья, знали, от кого происходят — и это просто всем известный факт был, что они варяжской крови. Как сейчас, скажем, про Екатерину Вторую прекрасно известно, что она урождённая чистокровная немка.

Если же считать, что ПВЛ была сфальсифицирована позже, уже в восемнадцатом веке — то тем более: какой смысл был бы в приписывании основателям русской государственности именно шведского (варяжского) происхождения?

Кто такие эти варяги на взгляд из восемнадцатого века? Да натуральные разбойники, хулиганы, дебоширы, к тому ж безбожники-язычники! Дикие, бородатые, париков не носят, кадриль не танцуют.

А кто такие современные тогдашние шведы, в восемнадцатом веке? Лучшие друзья России, что ли, чтобы к ним возводить свою государственность? Если б это был политический заказ на фальсификацию — от кого б он мог исходить и кому был бы выгоден?

Да никому именно такой заказ не выгоден был ни в одиннадцатом веке, когда Нестор свою повесть писал, ни в восемнадцатом, когда она активно изучалась и анализировалась на фоне возникшего интереса к древней русской истории.

Поэтому, нужно смотреть правде в глаза. Нестор написал о варяжском происхождении рюриковичей то, что было прекрасно известно в его время, в чём не виделось никаких поводов для какой-то несусветной гордости, но не виделось и никаких причин для стыда.

Почему потом этот очевидный факт стал рассматриваться как «позорный поклёп» - ну, загадки русской души. И довольно-таки детская обида непонятно на что.


















Tags: Россия, история, славяне
Subscribe

  • Новая угроза, новая борьба

    Возможно, мы наблюдаем сейчас кризис планетарного алармизма. Ковид — того гляди пойдёт на спад и сдуется, с вакцинацией или без. Во всяком…

  • Ваксеры, антиваксеры и перспективы

    По-прежнему не хочу влезать в дискуссию прививочников и антипрививочников, ибо не хочется ссориться с достойными людьми, кои водятся в обоих…

  • О достойной смерти

    Да, я написал давеча пост о том, что предпочёл бы, в случае школьного шутинга, видеть своих детей вооружёнными и гордыми — и вспомнил, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments