artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Фильм "Окраина" и феномен "Новороссии"

Давно слышал об этом фильме, но как-то не доходили руки, глаза и мозги до посмотреть. Думалось, что будет там какой-то чернушный депресняк, типа, всё пропало, всё плохо, а значит, настрой соответствующий нужен.

Хотя, вообще-то, я люблю фильмы по сценариям Луцика. Они не становились блокбастерами, да и не претендовали на это, но вот в них есть... нечто.










В начале девяностых мы (наша компания «беспутных молодых людей, впоследствии разбойников») угорали от «Гонгофера». А это совершенно такой отвязный мистический трешак, обильно сдобренный саундтреком «Ноля», но при этом вот очень классно сделано. Стильно. Кто так решил? Я так решил. Мне понравилось. И моим друзьям тоже. Весь фильм на цитаты в междусобойном общении разобрали.

Примерно тогда же, годом позже, может — смотрели ночью по обкурке «Дети чугунных богов» (возможно, единственный показ по российскому ТВ). Там, наверное, впервые Сидихин в полный рост засветился. Я его, во всяком случае, раньше не знал, а в «Мама не горюй» уже типаж как родной был.

Смотрели — и приговаривали: «Да, хорошо... Очень хорошо... Что не у нас в Москве такой пиздец всё же!»

Хотя на самом деле — это не было стандартной позднесоветской и раннероссийской чернухой. Ну, пиздец — но как бы экзистенциальный, органический и по-своему радостный. Это трудно объяснить, это смотреть надо.

Потом, в девяносто восьмом, когда наша Корпорация прикупила на Урале один металлообрабатывающий заводик, всецело оплетённый местным мафиозным кракеном, а меня отрядили туда директором (чтоб сэкономить на бодигарде, поскольку прежде там директоров валили с периодичностью в полгода) — Элфред, мой тогдашний куратор, сказал мне: «Тебе стоит посмотреть фильм «Дети чугунных богов», чтобы лучше понимать, с чем ты будешь иметь дело».

Ну а я был юноша довольно высокомерный, и ответил: «О да! Спасибо, я смотрел этот фильм. И что, теперь я должен бояться этих жёстких и суровых уральских бандосов? Это из серии - «Как же я тебя ебать буду, такого страшного?» Я — варяг. Где я — там нет на Руси власти, кроме меня! И не таким рога отшибали!»

Элфред вздохнул (что в его исполнении больше похоже на урчание сытого тигра): «Дурак ты, а не варяг! Я не про бандосов. Я про работяг. Этот фильм, хотя и в офигенно художественной иносказательной форме, даёт понять, что у них творится в голове. А в голове у них творится то, что они искренне уверены: их ничем нельзя удивить. В этом смысле они мало отличаются от американских реднеков. И если ты станешь сажать их на кол или сдирать кожу — гипербола, гипербола! - этим ты их не удивишь. Высокими зарплатами как таковыми — ты их тоже не удивишь. Но как-то ты должен простучаться через эти чугунные божественные инфантильные черепные коробки».

Смею надеяться, мне удалось подружиться с тамошними работягами. Без сюсюканий, без заискивания перед их пролетарским гонором — но и без колосажаний. И на самом деле, те образы, которые были в «ДЧБ», сколь угодно гипертрофированные в угоду художественному эффекту — они помогли разобраться в загадочной уральской душе. Потому что на самом деле — не такие уж они и гипертрофированные :-)

Потом, уже в нулевые, смотрел, тоже по луциковскому сценарию, «Дикое поле». Вроде, и простой совсем фильм, без глубокомысленных закидонов и претензий, а — удивительно «позитивный», светлый какой-то. Но типажи — во многом похожи.

А сейчас вот дозрел и до «Окраины».

Посмотрел — и решил почитать, что другие люди пишут. Типа, критеги.

«Уникальное явление российского кинематографа» - да не без того. Самобытно и мило.

«Он сделан в стилистике чёрно-белых советских фильмов тридцатых, типа «Чапаева»».

Угу. Ну вот один умник сказал, который «Чапаева» видел, — остальные подхватили.

Нет, стилистика там, конечно, советская и архаичная, но никак не тридцатых. Тогда, в тридцатые, в кинематографе (и нашем, и даже голливудском) — театральщина через край била. Просто потому, что специфически киношной актёрской школы ещё не сформировалось. К тому же, все режиссёры тащились от недавно обретённых возможностей звукового кино (как сейчас — от 3D), поэтому в их фильмах персонажи болтали без умолку, очень экспрессивно, по-театральному пафосно, временами надрывно.

Скупые реплики хмуроватых настоящих мужиков и огневые взгляды из-под нахмуренных бровей, что много красноречивей слов, — это советская стилистика уже послевоенного кино, пятидесятых.

И если говорить об «Окраине», то вот ближе всего в советском кинематографе, из того, что сразу на ум приходит, пожалуй - «Море студёное». Вот такой же эпос про суровых, моржовым бивнем подпоясанных русских мужиков, которым всё нипочём. Хороший, кстати, фильм, хотя спецэффекты сейчас покажутся смешны. И на реальных событиях основан: действительно в восемнадцатом веке был такой случай, когда поморы-промысловики, потерпев крушение у Груманда (Шпицбергена), три года там прожили, перебиваясь с гагарьих яиц на белую медвежатину.

Мне этот фильм особенно дорог, поскольку я лишь по отцовской линии происхожу от французских графьёв de Ferrier, которые, судя по портретам, явно нормандское «отродье», белобрысые не по-галльски, как и многие древние аристократические фамилии тогдашней Франции, а вот матушка моя — из архангельских поморов. То есть для меня это — в некотором роде и «семейное предание», про этих приполярных «робинзонов». Они могли быть моими предками.

Ну и ещё мне этот фильм дорог, поскольку позволяет осаживать «рыдателей за Отечество», мол, в девяностые люди были брошены-позабыты, и жутко страдали в отсутствие автолавки из города и грошей от закрывшегося свечного заводика. «Ндя? Как насчёт трёх лет на Груманде, где не растёт ничего, кроме гагар и белых медведей? Стыдись, Белое Перо: ты не достоин своих предков!»

И много ещё было в пятидесятые фильмов про суровый север, про суровую Сибирь, и цветных, и чёрно-белых, которые как раз куда в большей степени повлияли и стилистически, и даже «идеологически» на Окраину, чем какой-нибудь «Чапаев» или «Свинарка и пастух» (я ни в коем случае не принижаю эти весьма значительные произведения советского кино — но они просто другие, и по стилистике, и по тональности).

А кое-что, со всей очевидностью, «взялось» из советско-украинских картин про буйных, диких, но симпатичных казаков. Они не очень известны были даже в Союзе, эти картины, вероятно, по причине чрезмерного, с точки зрения цензуры, «исторического натурализма» - но были такие. Не без влияния польской линейки Гофмана по романам Сенкевича («Огнём и мечом», «Потоп», «Пан Володиевский»). Я их в точности не припомню, эти украинские исторические фильмы, но один, конца восьмидесятых, по-моему, тоже назывался «Окраина» - и персонажи тоже такие там были весьма «отвязные».

Ну и вот в той «Окраине», которая по сценарию Луцика, которую я сподобился, наконец, посмотреть — персонажи будто бы задались целью включить в себя всё, что было про вольный крутой нрав и у русских поморов, и у украинских казаков, и у сибирских сибиряков, и у челябинских мужиков, и у Коммуниста в исполнении Урбанского, и ещё немножко от Десперадо-марьячи, и от Испанской Инквизиции :-)

При этом — вот такие очень ровные, спокойные, рассудительные мужики, которые, доведённые до крайности некой обидой (родную землю у них отобрали обманом олигархи-нефтянники), идут и творят справедливость (средствами, конечно, не очень законными, мягко говоря).

Ну и в этом смысле сюжет, конечно, анализировать не приходится, поскольку фильм заведомо позиционирует себя как этакая сказочка вне времени и пространства. Да какое, там, к чёрту, прийти в офис к нефтяному магнату, их обобравшему, и задушить его, и спалить здание Лукойла? Кто их пустит дальше входного поста? Кому они впёрлись, лохи чумазые, тереть с ними обо что-то? Имеете претензии? «Нахуй» - это в суд. А будут выступать — живо ментам сдадут, «умысел на теракт» пришьют, и вся недолга.

Но это не имеет смысла обсуждать, поскольку фильм не претендует на какую-то реалистичность.

Замечу, однако, что в девяностые — весьма популярен был такой сюжет, как люди простые, но гордые, доведённые до крайности каким-то беспределом, берут свою судьбу в свои руки, и в те же руки берут стволы, чтобы вершить правду.

Наиболее яркий пример, пожалуй, говорухинский «Ворошиловский стрелок», где дедуля изнасилованной девчонки, разочаровавшись в официальном правосудии, покупает у бандосов снайперскую винтовку и вершит своё правосудие. И вроде как герой в глазах окружающих, включая даже участкового мента, который его покрывает.

Близко к тому — трилогия «Любить по-русски», где помимо фирменного рыка Джигурды сквозит ещё та идея, что если на районе всем правят бандосы, притесняющие фермеров, то фермеры вполне могут им противостоять, используя даже противотанковую сорокопятку, и это хорошо.

Собственно, и весьма популярные «Брат» и «Брат-2» Балабанова — о том же. Что вот приходит такой простой паренёк из деревни (но побывавший в армии «писарем»), видит, как в городе всё неправильно — и делает, как ему кажется правильным.

А потом (во втором фильме) и в «Америку эту вашу» едет, чтобы там тоже, значит, правду свою установить.

Ну, Балабонов-то — очень тонкий, на самом деле, режиссёр, и он только одной рукой заигрывает с этой идеей, о простых и гордых праворубах-отморозках из глубинки, а другой — стебётся над ней.

Но так или иначе, в девяностые и начале нулевых эта идея была востребована. О простых, но гордых людях, которые, столкнувшись с несправедливостью, берут стволы и решают свои проблемы сами.

Некоторые говорят: «Это потому, что в девяностые, когда обрушилось государство, народ довели до крайности всяким беспределом, и он готов был бороться».

Нет.

Это потому, что в девяностые, когда государство дало слабину, беспредел стал бандитским, а не системным, и простым, но гордым людям, стало возможно хотя бы помечтать о том, как они будут бороться за свои права своими руками (и с оружием).

И если брать сюжет той же «Окраины» - ну вот можно помечтать о том, как ты грохнешь олигарха-бандита, который отобрал у тебя землю под свою поганую нефтянку.

А когда это делает родное государство, сгоняет тебя с земли, потому что решило добывать тут нефтюшку или затопить под водохранилище ГЭС? Тогда — что? Государство — оно ж ведь общенародное, за благо всех радеет, от тайги до британских морей, а не бандит какой-то частный, который себе в карман гребёт. А ты ему поперёк встанешь, куркуль единоличный? Да двадцать четыре часа тебе на «Прощание с Матёрой» - и уёбывай нахуй! Куда поселят. А залупнёшься, контра, за обрез свой кулацкий схватишься — тебя поселят там, где даже берёзки родные выше пояса не растут. Это если сразу в котловане не прикопают.

Но девяностые — это было время, когда хоть помечтать простые и гордые русские люди могли о том, как бы отстаивать свои права. Фильмы на такие темы посмотреть.

Оно, правда, кончилось (думаю, не безвозвратно).

Поэтому в нынешнем кинематографе... да тоже есть, на самом деле, тема противодействия беспределу властей, сросшихся с беззастенчивым криминалом. Ещё как есть.

Но как это выглядит? Либо совсем официозно, когда некие доблестные менты и фэбэсы противодействуют, на благо народа, либо «крамольно», но специфически так крамольно.

Что вот появляется некая(!) сила, которая негодяев во власти и в криминале наказывает, заради счастья простого народа, а он ей — рукоплещет.

Ну вот об этом куликовский сериал «Меч», об этом астрахановские «Деточки», об этом, в общем-то, «Соловей-Разбойник» Охлобыстина.

Всё — заради справедливости и блага простого народа, но — руками неких «робин-гудов». А такие темы, чтобы сам человек, конкретно за свои права мог постоять с оружием в руках — они поусохли.

Ну а теперь, наконец, — какое отношение имеет фильм «Окраина» к «Новороссии»?

Такое и имеет, что в принципе-то русским людям приятно осознавать себя крутыми, гордыми и резкими. И многие — реально готовы терпеть тяготы и невзгоды, и живота своего не щадить в борьбе. Или просто даже рисковать жизнью понта ради (сейчас вот проукраинская пропаганда откопала видео, где поддатые парни прыгают с моста в Красноярске, кажется, и бьются наглухо, поскольку просто не умеют координировать себя в полёте и заходить в воду, и их жалко, что бы ни говорили «дарвинисты», но это показательно).

В тех же фильмах по сценариям Луцика — неоднократно в устах персонажей звучит мысль: «Хоть бы война — всё бы веселее было».

Это кажется совершенно диким на европейский и даже украинский слух — но это реально то, что в глубине души думают многие суровые и самоотверженные русские мужики.

И это не потому, что они насмотрелись таких фильмов (да конкретно луциковские-то — не больно известны в России). В точности наоборот: это Луцик ухватил то, что думают эти ребята.

Потому что они живут в таких условиях, что как ни обустраивай свою жизнь — а всё кажется бесцельным и бессмысленным. Ну вот будет у тебя хороший дом, со всем фаршем, и вертолётная площадка перед ним, и вертушка на ней. Это возможно, в принципе.

Но всё равно — очень мало кто в России по-настоящему способен любить эту студёную землю, как бы ни хорохорился, как бы ни пытался доказать обратное. Настоящих русских, настоящих северян — мало. И даже если он живёт хорошо на этой мёрзлой земле — всё равно он понимает, что не на Таити :-)

Ещё и потому понимает, что есть глубинное такое ощущение: в определённый момент, когда родное государство сочтёт нужным, оно придёт и снесёт твой дом нахер, чтобы затопить эту территорию или вырыть скважину. И ты, можешь, конечно, грезить тем, как уйдёшь с карабином в тайгу партизанить — но прекрасно понимаешь, что всем будет похуй на твою партизанщину.

И что уж говорить про тех, кто живёт не на чистой сибирской природе, а в загаженных индустриальных центрах? Для них-то — вполне резонно исповедовать ту мысль, что «лучше б война, которая придаст хоть какой-то смысл нашему существованию и особенно возвысит такую нашу ценность, как способность терпеть тяготы и невзгоды и покладать живот за други своя или за хуй собачий».

А вот по-настоящему бороться за то, чтобы человеком быть и по-человечески жить на своей земле, чтобы заставить с собой считаться в родной стране — это сложно очень. Тут мало ворваться в Райком или в офис Единой России с гранатой в руке — «Ы, я такой отвязный, я такой строптивый, бойтесь меня!» - тут важно иметь ответ на резонный вопрос: «Ну и как с тобой дальше-то отношения выстраивать, когда мы тебя убоялись? Чего ты хочешь-то, родное сердце?»

И тут — ступор.

Который — очень легко разрешается, когда таким персонажам поступает приглашение отправиться на Донбасс и там они получат, во-первых, полноценную, столь любезную им войну, где можно совершать подвиги и покладать живот за други своя и за хуй собачий, а во-вторых — вольными, дерзкими, гордыми людями себя почувствовать могут. Какими мечтали быть, но — не склалось на земле родной.

Когда эти персонажи рассказывают, мол, узнал я про «Одесскую хатынь» и всё в душе перевернулось, и понял, что не можно больше терпеть, и потому поехал — да это чушь собачья и детские отмазки (а подспудно — и заявка на то, чтобы свалить всё на «российскую пропаганду, запудрившую мне мозги»).

Он знал и про ИГИЛ, и про Боку Харам — но вот чего-то туда не потянул его зов сердечный, правду творить. Да и не в Одессу же он поехал, чтобы остатки русского мира спасать там от правосеков-людоедов.

Он поехал туда, куда сказали, что МОЖНО. Вот на Донбасс, там себя проявляй, там тащись от своей ратной крутизны. Стань тем, кем ты мечтал быть. Вольным русским человеком, творящим правду без стеснения. Которому никто не хозяин, который себе на уме. А для этого — нужно поехать туда, куда тебе скажут, что можно. И до той поры ты будешь там хозяин сам себе хотя бы — пока не решено будет, что хватит с тебя, нагулялся, больше не нужен.

Ну и я вот этих добровольцев «русского мира» обычно обзываю последними словами в своих постах, за кои вовсе не собираюсь извиняться, но при этом прекрасно отдаю себе отчёт, что далеко не все из них — полная гниль и конченая уголовщина (хотя есть и это).

Нет, многие из них — вполне даже могут быть милыми и честными людьми (но это не значит, что по ним нельзя стрелять, когда они враги).

Но нужно понимать, как у них устроена голова и как они дошли до жизни такой. Что они подорвались в чужую страну «творить правду» - потому что в своей собственной не видят возможности стать теми, кем хотели бы быть (и речь не об обогащении — речь о свободе).

Украинцы, вроде блистательного Горького Лука, по этому поводу ехидничают: «Вот такие вы, кацапы, и есть жалкие и ебанутые!»

Что ж, англичане были такими же. То есть, у них тоже было много людей, хотевших быть сильными и гордыми, но не способных на это в родной стране. Поэтому они и выхлёстывали за пределы, за моря-океаны, подальше от родного государства, чтобы на новых землях всё по-новому устроить.

В любой европейской стране — то же самое наблюдалось.

Веках в пятнадцатом-восемнадцатом, правда, ну так Россия — действительно периферийная европейская держава с замедленным, по климатическим причинам, социально-политическим метаболизмом.

И я, конечно, не верю, что «Новороссия» может стать чем-то вроде «Соединённых Штатов» (как-то Вашингтонов и Франклинов там не наблюдается). И я, конечно, не скрываю одобрения, когда артиллерия ВСУ хоронит очередную порцию этих «пассионариев». Поскольку они не нужны в России, раз порыли на Донбасс — и трудно осуждать Украину за сопротивление оккупации своих земель какими-то уродами, которые ни на что не сгодились на собственной земле.

Но вот следует иметь в виду, ПОЧЕМУ они не сгодились на собственной земле, что у них творится в голове, и это может посодействовать тому, чтобы наиболее человекообразных привлечь на свою сторону.

А короче — посмотрите сами такие фильмы, как «Дети чугунных богов», «Окраина», и даже разухабисто отвязный «Гонгофер» - и решайте сами, как поступать с людьми, которые своими мечтами навевали Луцику его образы.

В конце концов, это просто хорошие фильмы.




































































































































































Tags: Россия, кино, психология
Subscribe

  • Ваксеры, антиваксеры и перспективы

    По-прежнему не хочу влезать в дискуссию прививочников и антипрививочников, ибо не хочется ссориться с достойными людьми, кои водятся в обоих…

  • О достойной смерти

    Да, я написал давеча пост о том, что предпочёл бы, в случае школьного шутинга, видеть своих детей вооружёнными и гордыми — и вспомнил, что…

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments