artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Победа через альбедо

Мне иногда пеняют на то, что я величаю Путина его украинской «фамилией».

Говорят: «Он, конечно, преступник, но всё-таки, наверное, нельзя считать его полным ничтожеством, когда он по крайней мере пробился к высшей власти и сохраняет её за собой столько лет? Поэтому, вероятно, он всё же скорее «Мудак», но не «Хуйло».

Нет, ребят, полноценным «Мудаком» он был десять лет назад, когда действительно довольно грамотно развёл отечественных лохов, включая наш «гениальный» олигархат.

Это, конечно, имело очень неблагоприятные последствия для России, концентрация финансовых и медийных ресурсов в руках Питерского клана, но если учитывать, что персонажу глубочайшим образом плевать на Россию, что его интересует только укрепление личной власти — то этой цели он добился довольно успешно.

Во всяком случае, он сумел внушить мысль, что является чуть ли не единственным гарантом стабильности, способным и задобрить охлос, и хоть как-то держать в руках силовиков, и всё-таки представлять страну во внешних сношениях, добиваясь каких-то выгодных условий. А потому, конечно, можно морщиться от иных аспектов его политики, но глупо желать его замены всерьёз, когда «остальные — либо ещё отмороженней, либо же будут совершенно беспомощны».

Но всё изменилось, когда он решил, будто на самом деле крутой политик, и полез во внешние игры с большими ставками и с явным блефом. Имея понимание о том, как устроен мир — ну вот практически неизменное с тех пор, когда он работал официальным шпионом в Дрездене. Получилось — примерно как в фильме Гая Риччи «Карты, деньги, два ствола», когда паренёк, считавший себя великим игроком в покер, полез «обувать» гангстеров, которые занимались этим профессионально.


















То есть, он всерьёз решил, что если ему удалось отжать бабло у российских нефтехлюпов и прикормить российских журналюг, которым особо и деваться-то некуда, то он с такой же лёгкостью разведёт ребят, которые являются настоящими политиками. Которые по десять собачьих упряжек съели на внутрипартийных и межпартийных интригах — и вот они сразу поверят его честным серым чекистским глазам. Ну или — польстятся на его ништяки.

Ну и конечно, он пребывал в убеждении, что публичная политика — это так, антураж для лохов, а настоящие дела делаются в тайне, при помощи секретных соглашений, которые оформляются особым подмигиванием или похлопыванием по плечу. И что он — как раз тот человек, которого с нетерпением ждут в клубе истинных правителей глобуса.

Что ж, западные лидеры вполне честно были заинтересованы в дружественных отношениях с Россией, в поставках её ресурсов, какие есть, в освоении её рынков сбыта (замечу, правда, что рынок сбыта — это не просто сборище людей, которые чего-то хотят; это сборище людей, которые могут дать чего-то взамен). А главное — Запад был заинтересован в том, чтобы Россия не создавала проблем, чтобы не пыталась им поднасрать, как Советский Союз, а вела себя прилично хотя бы за своими пределами (что в её-то пределах Кремль творит — это, в общем-то, дело русских, и демократическая общественность вполне довольствовалась выражением озабоченности).

Эту заинтересованность в сотрудничестве Путин истолковал так, что ему позволят безнаказанно оттяпать Крым, часть территории другого суверенного государства.

Почему он так это истолковал? Не знаю. Я томограмму с его мозга не снимал.

Ну и с этого момента он уже, конечно, является не просто авторитарным мудаком, а натуральным хуйлом. Ибо как иначе назвать человека, который с головой бросается в такую игру, где у него нет ни малейшего шанса на победу, поскольку он и правила этой игры себе представляет весьма превратно?

«А, знаю! Для них важны деньги! Значит, они поостерегутся терять наш рынок сбыта?»

Нет, кретин! Для них важны деньги — поэтому они, медленно, но неумолимо, разотрут в пыль любого, кто ставит под сомнение валидность их международных гарантий. Потому что на этих гарантиях — держится планетарный правопорядок. И, соответственно, достоинство валют тех игроков, которые этот правопорядок поддерживают. На этом фоне — им насрать на временную потерю пары-тройки сотен миллиардов от торговли с Россией. Это несопоставимые совершенно и суммы, и ценности.

Но вот товарищ уже понял, что лоханулся (хотя, возможно, не понял, в чём именно), однако давать задний не умеет в принципе. И всё время пытается продемонстрировать, что ещё ого-го как может создавать проблемы, а потому с ним надо считаться.

Ему отвечают: «Да-да, мы поняли, что ты можешь создавать проблемы там, где их не должно было быть. Именно поэтому — ты и Хуйло. И это — повод, чтобы с тобой НЕ считаться».

Иногда российская политика обижается — и напоминает про ядерное оружие (а российская пропаганда — делает это уже давно и регулярно). Мол, в случае чего — мы вас в ядерный пепел.

Это — самое жалкое и потешное.

Когда старик Никита стучал туфлёй по трибуне ООН и грозил Кузькиной мамой — у Запада ещё были основания опасаться, что эти русские комми реально способны устроить армагеддец и себе, и миру.

Но что ЭТИ нажмут кнопку? И что приказ будет выполнен? Кто в это поверит?

Это просто дурной тон и фиглярство, грозить ядерным оружием, когда угроза заведомо не может считаться сколько-нибудь реальной. Это всё равно как мелкий засранец, изгнанный из песочницы за плохое поведение, кричит в запале: «У моего папы дома ружьё, я возьму его и всех вас убью!»

То есть, теоретически-то не исключено, что он до такой степени ёбнутый, но кто из других ребят прогнётся под такую угрозу, кто придаст ей значение? Кто скажет: «Ой, только не это, вот тебе совочек, рушь наши куличики, только не стреляй в нас!»?

Между тем, у России были способы оказывать некоторое давление на мир в своих интересах. Золотое правило, однако — ни в коем случае не угрожать кому-то намеренным причинением вреда, если хочешь сохранить сколько-нибудь приемлемые отношения. Пытаться нагнуть с той позиции, что «а иначе в глаз дам» - это уж самый неизящный бакланий понт.

Что бы сделал я, будучи президентом, если б мне нужно было продавить какие-то конкретные национальные интересы России, а это рискует встретить противодействие?

Ну, Крым, естественно я бы не брал, даже если б Украина его на блюдечке поднесла, повязав ленточкой. Поскольку Крым — это не национальный интерес России, а её историческое проклятье (собственно, это проклятье для всех, кто владел этим чёртовым полуостровом).

Вставать в жёсткую конфронтацию с Западом, этим «передовым отрядом Цивилизации» - естественно, мне бы тоже в страшном сне не привиделось. Но и совсем уж по-школярски стоять перед ними на вытяжку и внимать их дидактической постколониальной и политкорректной мудрости — тоже излишне.

Главное, понимать: Запад — он не унитарен, не монолитен. В смысле, политические силы, его составляющие, имеют, конечно, некие принципиальные точки соприкосновения, по базовым понятиям Цивилизации, но всё-таки между ними есть противоречия. Как между странами, так и между разными политическими силами в пределах одной страны.

Путин это тоже понимает, но на свой, дворовый манер.

«Это значит, что если мы подкинем бабла каким-нибудь европейским нацикам, то они будут горой за нас!»

Нет. Это значит, что нацики, или комми, или ещё какие маргиналы охотно, конечно, возьмут бабло, и кто-то из них сделает даже какое-то заявление для прессы в пользу Кремля, а потом либо сам опровергнет, сказав, что погорячился и его не так поняли, либо его заклеймят товарищи по партии. Бабла, естественно, не вернут. Почему такое кидалово? Ну потому что с самыми умными — так всегда бывает.

Тем не менее, есть и не маргинальные, а вполне респектабельные западные политики, которые, конечно, могут замечательно играть вместе в гольф, но при этом — реальные конкуренты. Между которыми — реальные противоречия.

Итак, что бы сделал я, когда мне нужно продавить, скажем, свободу рук России в Африке? Ну, чтобы эти европейские и американские чистоплюи отвернулись и не придавали особого значения деятельности «Общества Евразийско-Африканской Дружбы», когда оно станет строить морскую базу на Мадагаскаре, обеспечивать коридор через Мозамбик и освобождать Родезию от Зимбабве?

Я бы анонсировал проект широкомасштабной мелиорации земель северовосточной Сибири.

Там обширные пространства, там могучие реки, бессмысленно стекающие в Ледовитый океан — там можно было бы такой агрокомплекс замутить, что всю Солнечную систему прокормит.

С одним там плохо — климат немножко такой прохладный.

Но это можно исправить. Как?

Очень просто. В своём секторе Арктики (который Россия считает до самого полюса, и многие не согласны, но и не особенно-то оспаривают) — начать опыление льдов чёрным порошком. Экологически безвредным — но вот просто чтоб чёрный был.

Это существенно снизит альбедо (отражательную способность) Земли и, соответственно, повысит приток поглощаемой солнечной энергии. А это позволит в довольно короткое время существенно поднять локальные, сибирские температуры, ну и даже общемировые. Пусть не до юрских параметров, чтоб крокодилы в Лене плавали, но — до таких, чтобы на Колыме черешня вызревала.

Будет ли реакция мировой общественности?

Разумеется! Ещё какая!

«Вы что, охренели? Вы — подстёгиваете Глобальное Потепление, с которым мы так самоотверженно боремся?»

На что можно ответить: «Мы не знаем, по каким причинам вы так самоотверженно боретесь с Глобальным Потеплением и чем оно вас не устраивает. Но что касается нашей страны, то пять шестых её территории — это вечная мерзлота, не пригодная для сельского хозяйства. И мы намерены бороться именно с этим. Если там среднегодовая температура вырастет хотя бы на пять градусов — это будет очень хорошо для нас».

Замечу, Глобальное Потепление — это любимая фишка европейской бюрократии и Демократической Партии США. Ну и учёных-алармистов, которые, собственно, себе и заработали статус на своих страшилках.

Но многие силы в Европе и республиканцы в Штатах — относятся очень скептически к Глобальному Потеплению не только как к факту, но и как к угрозе. То есть, их отношение: «Во-первых, не доказано, поскольку данные, как теперь известно, передёргивались. А во-вторых, если б и было — то и что в этом плохого? Поди в Мезозое хреново динозаврам жилось?»

То есть, единого фронта против этой русской инициативы — не сложилось бы. Напротив, страны Скандинавии, Канада, Исландия — объективно будут заинтересованы в некотором повышении градуса.

Демократы и евробюрократы, конечно, будут негодовать: «Нельзя же быть такими эгоистами! Нельзя же думать только о себе! А что станется с Бангладешем и Мозамбиком?»

На что можно ответить: «Извините, а когда вы свои супер-пупер-экологичные ветряки в Аризоне ставили — вы думали, что станется с Мексикой? Вы просчитывали, как изменится роза ветров? Ведь весьма возможно, что отбирая энергию низового ветра, вы ослабляете и верховой, несущий с севера влагу засушливым мексиканским прериям. Но вы не только лишаете бедных мексиканцев северного влажного ветра — вы от них ещё стеной отгородились, только бы не пускать к себе разорённых несчастных «ветбэков». А мы не такие. Мы готовы принять в солнечном Магадане любое количество бангладешцев и мозамбикцев, если они начнут испытывать какие-то неудобства от потепления климата. И наши пляжные ресорты на Таймыре — ждут всех желающих».

Таким образом, мировая общественность сама дойдёт до мысли, что неплохо бы заинтересовать этих русских освоением субэкваториальных зон и отдать им Африку.

Что для России очень полезно, на самом деле. Ведь по хорошему счёту, идею отправить «на подвиги» восвояси всякий великодержавный, нацистский, и особо буйный абреческий сброд — Кремлёвские украли у меня. И сама-то идея правильная, разумная. Да, у нас в России много охуевших «пассионариев», которые ни при каких условиях не будут нормально работать, но будут создавать проблемы — и куда-то их девать было нужно.

Вот только я намеревался отправить их «освобождать Родезию от Зимбабве». Чтоб они там охраняли фермы, выкупленные у всё просравших «героев Второй Чемуренги», и помогали местным жителям осознать своё трудолюбие. Главное — чтобы в Россию не возвращались. И для этого даже необязательно было бы свергать Мугабе. Достаточно было бы правильно ему подать ручку для подписания контракта о сотрудничестве. Никакой оккупации, никакой аннексии, просто вот — частная военная компания при «Обществе Дружбы», которая скупает разорившиеся фермы и организует хозяйство, организует охрану.

При этом, складывалась бы такая ситуация, что Россия зависит от притока жратвы из своих африканских «колоний» (естественно, они бы не назывались колониями официально), торговые пути проходят через проливы, контролируемые НАТО, и это значит, что с одной стороны Россия имеет выгодную торговлю, а с другой — разумно уязвима перед Западом.

Вот этой концепции, «разумной уязвимости» - наглухо не понимают те российские «аналитики», которые в школе бывали чмошниками, всеми шпыняемыми. И они росли с мечтою о том, что когда-нибудь они станут такими сильными, что прямо абсолютно неуязвимыми, и всех будут гнуть.

Те же, кто не был зашуганными социальными отбросами, довольно рано понимают одну простую вещь. Хочешь влиять на людей — позволь им влиять на себя. Создай перед ними какую-то «точку уязвимости», действительную или мнимую. Потому что чересчур крутых, совершенно неуязвимых — на самом деле не любят. И рано или поздно — повалят. And the bigger they are – the louder they fall.

Я вот, например, когда в шестнадцать лет был в двухнедельном походе с малознакомыми ребятами (так, одна только общая знакомая была) — изобразил видимость, будто боюсь темноты. Причём так, чтобы каждый из них думал, будто только он знает эту мою секретную слабость — и тащился от своего превосходства.

Зачем мне это понадобилось? Затем, что они были постарше, года на два, на три, а я — школота, но при этом чемпион города по контактным единоборствам и Шекспира могу в оригинале цитировать. Нет, они были нормальные ребята, но всё равно это неизбежно напрягает, когда какой-то сопляк снимает футболку, и твоя девушка невольно начинает изучать его мускулатуру, даже не трудясь делать вид, будто слушает тебя.

Поэтому, во избежание «накопления электричества» - я создал «точку уязвимости». И когда ночью какая-то барышня просит: «Тём, сходи за хворостом» - тут же подрывается её кавалер: «Да я сам схожу». Поскольку он был уверен, что я обоссусь в десяти метрах от костра, и он меня спасает, и это ему приятно.

Не надо штудировать Карнеги, чтобы уразуметь эту максиму: «Чтобы в целом быть сильным и влиятельным — ты где-то должен быть слабым и уязвимым».

В отношениях между государствами — всё то же самое. Никто не может в современном мире быть сильным настолько, чтобы гнуть всех вокруг. Но по-настоящему сильным может быть тот, кто имеет какие-то явные слабости.

Для России такой явной слабостью, таким уязвимым местом — могла бы стать торговля с африканскими колониями. Которая в целом шла бы на пользу всем, но и служила бы гарантией того, что Россия не оборзеет, не станет строить пакости тем, кто может угрожать этой торговле.

Вместо этого наши имперские долбоёбы решили сделать Россию «непобедимой», подмяв Украину. В смысле, вот те, кто реально грезит в категориях «войны Хартленда и Морских Держав». Потому что самим-то Кремлёвским эти все материи до лампочки, они, по-моему, любые политические ходы воспринимают исключительно с позиции: «И скока тут можно попилить?»

Ну и повесили на Россию этот чёртов Крым, создали гнойник на Донбассе. Не в далёкой Африке, блин, а у себя прямо под боком. Теперь чешут репу, как бы оградить Россию от доблестных ополченцев, которые теперь возвращаются уже с нормальными такими арсеналами и благоприобретёнными милейшими лугандонскими привычками, и как бы всё-таки повлиять на Запад. Но подмечают, что угроза ядерным оружием почему-то не работает.

Замечу, и угроза «очернить» наш Север — тоже теперь не сработает. Поскольку будет восприниматься именно как угроза, как злонамеренное действие с целью прогиба, а они уже решили, что перед Кремлём гнуться не станут, и это теперь принципиальная позиция.

Но вот если б начать с этого — была бы ситуация win-win. То есть, или мы получаем «мандат» на дружбу с Африкой (и присутствие в Индийском океане), или мы действительно производим такой «терраформинг», снижаем альбедо от полярной шапки и корректируем климат в Восточной Сибири с большой выгодой для России.

Причём, в последнем случае, хотя алармисты будут охать и ахать, но настоящего единства в осуждении российского волюнтаризма не было бы. Напротив, многие силы на Западе — воспользовались бы случаем, чтобы уличить «потепленцев», своих политических противников, в шарлатанстве, а то и в распиле средств на хуйню. И заодно — вошли бы к нам в концессии на ямальские агрохолдинги и таймырские курорты.

Но поскольку страной правят люди, исповедующие хуйловость как высшую и последнюю стадию долбоебизма, теперь хрен знает, когда Россия сумеет восстановить репутацию более-менее вменяемой страны, способной проводить самостоятельную политику.

А когда этот мышиный цирк закончится — тут, чувствуется, такой грянет кризис государственности как таковой, что чудом будет вовсе страну сохранить в более-менее нынешних пределах.

Некоторые, правда, считают, что России и полезно будет распасться на несколько суверенных государств, но я всё-таки думаю, что лучше сохранить хотя бы конфедерацию. Насколько это возможно будет после всех художеств этих кремлёвских лунатиков.








































































































































Tags: Россия, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • И снова Ковид в гости к нам

    Кажется, я поставил рекорд: переболел Ковидом второй раз — даже не дожидаясь истечения полугодового срока годности антител. Первый раз —…

  • Ковид: развлекательный аспект

    Хотя мы с друзьями с самого начала настаивали, что опасность коронавирусной эпидемии не следует преувеличивать (пока смертность не составит хотя бы…

  • Новая угроза, новая борьба

    Возможно, мы наблюдаем сейчас кризис планетарного алармизма. Ковид — того гляди пойдёт на спад и сдуется, с вакцинацией или без. Во всяком…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments