artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Важный и полезненный урок

Не единожды пошучено было, что «Россия существует лишь для того, чтобы показывать миру, как делать нельзя».

Настолько не единожды, что трудно теперь уж выяснить, кто именно первый это сказал.

Было время, мы показали миру, что бывает, если маниакально и до упора цепляться за абсолютную монархию, когда ситуация настойчиво требует несколько более изящных и гибких политических конструктов.

Было время, мы показали миру, что бывает, если строить светлое будущее всеобщего счастья по заветам двух бородатых немецких трубадуров.

Сейчас, когда Россия подошла к очередной своей катастрофе, которая сделалась абсолютно неизбежна с момента аннексии Крыма, миру важно будет понять, что именно на этот раз показала ему Россия. В плане того, «как делать не надо».

Показала ли она, что русские — неисправимо раболепная, глупая, трусливая и аморальная нация, которая обречена раз за разом отдаваться тем или иным ублюдкам за корочку хлеба и «только б не было войны», а в результате неизбежно получать и голод, и войну?


















Что ж, безусловно в нашем национальном сознании есть некоторая переоцененность политической стабильности, трактуемой как незыблемое самовластие, кое ни в коем случае не должно быть омрачаемо какой-либо действенной оппозицией, всерьёз претендующей на смену власти.

Тому есть причины, настолько очевидные, что нет смысла останавливаться на них здесь подробно. Да, противостояние Орде вылепило такой образ отношения к государству, что «жила бы страна родная, и нету других забот». И пусть то государство творит какой угодно произвол со своими подданными, но главное, чтобы оно было, своё, родное, и было сильным, а не то иначе налетит на нас вражья сила басурманская, и сделает нечто ещё худшее, чем делает родное правительство (хотя в иные моменты отечественной истории — фантазия буксует, пытаясь представить, что бы такого могли сотворить с туземцами иностранные захватчики, чтобы затмить родное государство).

Этот фактор в генезисе русского политического менталитета вполне очевиден, и на самом деле не уникален. Примерно то же самое было и в Испании на волне Реконкисты, когда освободительная борьба с захватчиками-иноверцами выше всего вознесла потребность в политической стабильности, крепости державы, и привела к весьма тираническому образу власти.

Что в Испании эта великодержавная тирания обветшала и пала уже в восемнадцатом веке, а в России остаются её искренние апологеты аж в двадцать первом — тоже ничего удивительного. Да, хотя мы часть Европы, но всё же находимся на её периферии, исторически мы менее остро участвовали в конкурентной борьбе западноевропейских держав, активизировавшей все политические процессы и поиск путей решения насущных проблем, огромность наших мёрзлых и неизбежно малолюдных пространств — служила этаким «ингибитором политического метаболизма», и, соответственно, Россия всегда несколько отставала во всех общественного сферах развития. Во всяком случае, после монголов.

В современном мире, конечно, влияние необитаемых пространств съедается лёгкостью их преодоления, глобус становится «меньше», плотность информационной среды возросла неисчислимо, независимо от места проживания, поэтому со временем, и довольно скорым, все эти «родовые травмы» русского политического менталитета будут излечены, проект «Московия» умрёт окончательно и будет снова «Новгородчина», а русские снова будут «нормальными белыми людьми», без великодержавных понтов и заёбов.

То, что мы наблюдаем сейчас — это последние предсмертные судороги проекта «Московия», который сам знает, что обречён, что он уже нахер не нужен самим же российским жителям («молодёжь утратила духовность и державные ценности!»), ну и пробует взбрыкнуть.

Однако же, интересно разобраться в причинах, сделавших эти «взбрыки» в принципе возможными, когда многими считалось, что Россия уже необратимо модернизировалась и что в ней невозможно даже кратковременное возрождение «государя», «державности» и прочей «опричнины».

На самом деле, не стоит слишком зацикливаться на специфическом российском менталитете, пытаясь объяснить, каким образом в стране, ещё недавно казавшейся вполне цивилизованной, светской и вольнолюбивой, могла с такой лёгкостью быть узурпирована политическая власть и мог пойти этот омерзительный разгул мракобесья, который мы наблюдаем сейчас.

Да, специфический российский менталитет — облегчил задачу по реанимации (кратковременной) этого великодержавного «московитства». Но важно понимать, что это могло бы произойти и чуть ли не в любой другой нации, и угроза такой «фашизации» висит над каждой.

Конечно, нынешняя Россия — это запредельный клинический случай. А, скажем, Штаты остаются одной из самых свободных стран мира.

Но, извините, и в Штатах уже несколько лет идёт вялотекущий скандал по подозрению о том, что IRS(налоговая) использовалась как инструмент для наезда на спонсоров политической оппозиции, поддерживавших Tea Party.

Да, на данный момент — это скандал. И чиновники IRS вынуждены оправдываться, увиливать, «терять» переписку на своих серверах.

Но далёк ли тот день, когда общепринятым станет то мнение, что Демократическая Партия, радеющая за простой народ, знает, как правильно его осчастливить, и потому не только что может, но и должна использовать все механизмы государственной власти для подавления всякой мерзкой пятой колонны, которая суёт ей палки в колёса и сама мечтает о захвате власти?

Сейчас это кажется немыслимым для Штатов, такая деградация политического сознания?

В России в конце девяностых тоже казалось немыслимым (для многих), что практически вся публичная власть окажется консолидирована в руках одного клана, а всякие попытки его потеснить будут восприниматься как «происки врагов народа, проплаченных забугорными ненавистниками Отечества»?

Тогда, в конце девяностых, многие были уверены, что у нас сложилась действенная система разделения «центров силы», что наши олигархи не позволят узурпировать власть какому-то одному клану, что их грызня и лоббирование собственных интересов — будет наилучшей гарантией от появления какого-то «общенародного любимца», «прижизненного святого».

Оказалось, что наши олигархи, прости господи, жалкие твари, которые, боясь мифического «народного гнева», весьма покорно и безропотно легли под ту силу, которая обещала их от этого гнева уберечь... в обмен на долю малую, конечно... а потом — не такую уж малую... а потом — в обмен на «разрешение дышать».

Я прекрасно помню, как это происходило. Сначала Березовский (и ряд других «великих шахматистов) продвигали Путина, потому что он «подконтролен». В благодарность за это «подконтрольный» Путин отжал у Березовского ОРТ и выдавил его заграницу.

Потом — отжал и Медиамост (включая НТВ) у Гусинского. И его — туда же, за бугор.

Таким образом, Кремль заполучил контроль над львиной долей медийного пространства. Где раньше была грызня разных олигархических лагерей — теперь образовался единый информационный фронт.

Но и это не было ещё так опасно, поскольку мало оккупировать какие-то частоты и телевышки — надо иметь деньги, чтоб тебя любила аудитория.

И за этим дело не стало. Наехали на Лукойл, похитив Кокуру, вице-президента, сделали предложение, от которого сложно было отказаться, а ЮКОС — просто внаглую отобрали.

Таким образом, получили контроль над львиной долей экспорта нефтянки, что в российской экономике составляет основу валютных поступлений. А значит, такой рычаг, которым можно вертеть всё остальное. Ну а что совсем не зависит от экспорта нефтянки — просто затоптать. Чем Кремлёвские и занимались последние десять лет вполне успешно.

Это невозможно в стране, чья экономика не в такой степени определяется каким-то сравнительно примитивным (и потому подконтрольным) экспортно-ориентированным добывающим производством?

Что ж, у государства — везде есть изрядные возможности давить на бизнес, усложняя ему жизнь до такой степени, чтобы он вынужден был прогнуться.

Даже и в Штатах — вполне можно арестовать твои счета, обвинив, скажем, в спонсировании терроризма. Это ведь — первоочередная задача, борьба с терроризмом, не так ли?

Потом, возможно, разберутся, снимут арест. Даже извинятся. Даже чего-то компенсируют. Но ты получишь сигнал: дружишь с оппозицией — рискуешь огрести на свою голову проблемы. А если спонсируешь правильную и правящую партию, которая за простой народ — проблем не будет.

А у партии — будут деньги, чтобы подкармливать свой электорат и чтобы он аплодировал стоя любым их инициативам, как бы они ни шла вразрез с «конституционными ценностями».

Эта штука, симбиоз тирана и черни — вообще самая страшная и губительная напасть, какая только бывала на всём протяжении нашего цивилизационного развития.

Она страшна тем, что напрочь выхолащивает и обескровливает прослойку самодостаточных, деятельных и независимых людей, «буржуазию» (в широком смысле), которые себе на уме, не требуют ни от кого подачек, рассчитывают на себя, осознавая риски, и которые, собственно, двигают Цивилизацию вперёд, создавая чего-то новое во вполне своекорыстных интересах, но реально — на общее благо.

Где создаются благоприятные условия для самореализации буржуазии, где государство не подавляет амбициозных частников — идёт резкий рост Цивилизации (хотя, конечно, бывает очень много недовольных).

Где складывается гармоничное политическое устройство, основанное на незыблемой власти верховного богоподобного правителя, отечески пекущегося о своих детях-подданных — идёт стагнация на века, зачастую и деградация от ранее достигнутого уровня. Мы это видели в Египте, мы это видели в мезоамериканских цивилизациях. Мы это видели в любой иной патерналистской конструкции.

И опасность того, что государство «консолидируется», что будет найдена очередная какая-то «общеобъединительная национальная идея», что всякая претензия на свою долю политической власти со стороны частных лиц будет рассматриваться, как крамола против «фараона и народа» - она существует всегда.

Россия — убедительно показала, насколько реальна эта опасность. Но задуматься стоит и всем остальным, которые думают, будто бы имеют какой-то иммунитет к этой угрозе.

Нет, не имеют, покуда государство (ныне правящий политический клан) имеет возможность контроля над экономикой, чем вполне может злоупотребить в своих интересах.

А такие возможности существуют не только в России. Государство — везде изрядно разрослось за последнее столетие. И уже позволяет себе много такого, что век назад считалось немыслимым.

Нет, я не анархист. Я вполне осознаю неизбежность существования государства в любом социуме, который слишком велик, чтобы все вопросы могли решаться уважаемыми какими-нибудь старейшинами, лично знакомыми.

Если тебе кто-то задолжал и не хочет отдавать — конечно, нужен кто-то, кто будет «вышибать» долг. Это могут быть бандосы с утюгами и паяльниками, но в целом, наверное, лучше более прозрачная и упорядоченная структура, вроде судов и приставов.

Вот только эта структура, которой делегируется специфическое право на применение насилия — должна ОЧЕНЬ хорошо контролироваться, чтобы не имела возможности злоупотреблять своим специфическим правом в интересах одного какого-то клана.

Это понимали умные люди ещё в Античности, по-новой поняли в Просвещение, почему и создавали трактаты не о том, как бы улучшить возможности государства «творить добро», а о том, как бы его ограничить, чтобы не творило зло. Разделение властей и всё такое.

Но на самом деле — институциональное разделение властей будет фикцией, если все они кормятся из одного корыта, которое контролируется одним каким-то кланом.

Поэтому главная задача — не позволять государству обретать контроль над слишком большой долей экономики. И вообще держать его подальше от финансовых потоков.

Вот конкретно эту правящую партию спонсируют какие-то богатенькие симпатизанты? Их дело. Но оппозицию — спонсируют другие богатенькие симпатизанты, и государство просто физически не должно иметь возможности наехать на тех, кто спонсирует «не того, кого надо». Ни под каким предлогом, ни ради никакого «общего блага».

Думаю, самая актуальная задача современности — это создание таких платёжных систем, которые бы могли гарантировать абсолютную анонимность своим клиентам и абсолютную неуязвимость перед любыми и всякими наездами со стороны государства. Чтоб оно знало, что не сможет оборзеть, перекрывая кому-то кислород, и что его чахлые бюджетные ресурсы — несопоставимы с тем, что может бросить против него реально гражданское общество в случае попытки использовать государственную власть для беспредела.

Такая система может быть использована террористами, наркоторговцами, бандитами?

Да. Безусловно.

Но все означенные асоциальные типы — представляют собой совершенно ничтожную угрозу по сравнению с той, какую создаёт консолидация политической власти под эгидой государственных силовых полномочий.

Ну вот в той же старушке Англии в Викторианскую эпоху торчали, все кто хотел, на дешёвом опии, и уровень убийств переваливал за сотню на сто тысяч населения, что в десять раз выше современного российского и в сто раз выше официального современного английского (хотя есть большие сомнения, что их полицейская статистика реальную картину даёт).

И чо?

Сто убийств на сто тысяч населения в год означает, что девятнадцать из двадцати людей, при тогдашнем сроке жизни, умрут в своей постели, и только одного — завалят. Да и то, совершенно же неравномерно распределяется криминальная статистика среди джентльменов и всякого отребья в трущобах, где зарезать кореша по пьяни — всё равно как здрасьте сказать. И кого, кроме Диккенса, волнуют проблемы ист-эндского дна?

Но Англия была подлинно великой и самой прогрессивной на тот момент страной, поскольку создавала наилучшие условия для своей буржуазии. И никакой инспектор Лестрейд не мог вломиться в частный банк и сказать: «А ну-ка, по-бырому дали мне выписки со счетов профессора Мориарти, поскольку я подозреваю, что он руководитель преступного сообщества!»

Его бы так нахуй послали, что кувырком бы до самого Скотленд-Ярда летел, и даже дальше, когда выпрут со службы за несоответствие.

А сейчас — государство везде борзеет и требует всё большего контроля, всё бОльших полномочий, ибо - «мы тут за ваше гражданское спокойствие радеем».

Ну и радей себе на здоровье! Только так, чтобы без хамства. Если кого-то в чём-то подозреваешь — напрягись на предмет оперативной разработки. Выйди на него, внедрись, собери доказуху. И тогда только чего-то предъявляй. А не - «вынь да положь мне все документы, весь трафик, все переговоры, и я проверю, а не есть ли он бандит или террорист!»

Реально зажрались и обнаглели мусора, и не только в России.

Но Россия — показывает, к чему это приводит, сама по себе физическая возможность государства влиять на частные экономические дела (и таким образом обеспечивать себе кормовую базу под ещё больший, нарастающий произвол).

Поэтому, думаю, в ближайшее время действительно окажется востребована такая система банкинга, чтобы вообще её по закону просветить нельзя было. И некоторые мои друзья над этим работают.

Ну а дальше, чем чёрт не шутит, появятся и частные системы оказания силовых услуг, распределённые в коммуникационном пространстве так, что заказчик живёт в Аргентине, а дроны-убийцы клепают в Марокко, а оператор этого дрона — рулит им из Бобруйска, сидя дома за компом и прихлёбывая кофеёк.

И тогда вообще нахер не нужны окажутся территориальные государства. Станут чем-то вроде «правления садоводческого товарищества». А реально силовые вопросы — будут решаться между корпоративными сетями. И рулить в этом деле будет не отмороженность и гоповатость, а способность создавать ценности и делать деньги (что обратно пропорционально отмороженности и гоповатости).

Так или иначе, тренд на усиление государственного контроля над всем и вся, включая информационные и денежные потоки — должен быть развёрнут в пользу наибольшего частного суверенитета.

Это — самый главный урок, который в очередной раз преподала миру Россия, показав, к чему приводит концентрация фактической власти (прежде всего — над экономическими ресурсами) в одних руках под сурдинку борьбы с терроризмом, с бандитизмом, и за стабильность, и за народное щасте.

Считать, что это у Путина руки такие грязные, и потому такие результаты, а у западных государственников руки чище, и потому в них можно вкладывать бразды и руль — это заблуждение.

Просто — нельзя допускать, чтобы хоть какие-то госслужащие имели такой контроль над частной жизнью общества, чтобы получали возможность для укрепления своих позиций. Получат такую возможность — очень быстро скурвятся в нечто мафиозно-беспредельное. Политика — это ж искусство возможного, не так ли?

Ну вот и надо, чтобы порог возможностей государства — как можно более скромным был. И похер на все вопли: «А кто нас накормит?», «А кто нас защитит?»

За деньги — кто угодно. А если нет денег — с чего вы взяли, что вообще кому-то нахер нужны и что мир вокруг вас, халявщиков, вращаться должен?




















































































































































Tags: Россия, грядущее, политика
Subscribe

  • Как бы я продвигал вакцину от Ковида

    Как не спадает эпидемия Ковида в России — так и не утихают страсти вокруг вакцинации. Оба лагеря, ваксеров и антиваксеров, соревнуются в…

  • Ковид и мозги

    Говорят, даже перенесённый в лёгкой форме Ковид-19 — сажает мозг. Истончает серое вещество (а то и очерняет, а то и обеляет его — в…

  • Ковид как айсберг

    Когда вперёдсмотрящий на Титанике увидел айсберг прямо по курсу, вахтенный офицер скомандовал «право на борт» и «полный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Как бы я продвигал вакцину от Ковида

    Как не спадает эпидемия Ковида в России — так и не утихают страсти вокруг вакцинации. Оба лагеря, ваксеров и антиваксеров, соревнуются в…

  • Ковид и мозги

    Говорят, даже перенесённый в лёгкой форме Ковид-19 — сажает мозг. Истончает серое вещество (а то и очерняет, а то и обеляет его — в…

  • Ковид как айсберг

    Когда вперёдсмотрящий на Титанике увидел айсберг прямо по курсу, вахтенный офицер скомандовал «право на борт» и «полный…