artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Немного о "менто-литете"

Перебрался на свою Калужскую плантацию. Скоро корнеплоды сажать – надо посмотреть, как у них там что. Не, менеджмент толковый там – но всё равно ж посмотреть надо, благо, месяц уже не бывал.

По дороге – заехал в райцентр к начальнику местной ментовки. Типа, стукануть, что Христос Воскрес. Мы не то, чтобы очень набожные, ни я, ни он, но Иисус – хороший парень был, почему бы не выпить за его здоровье?

Поговорили, сначала, о делах локальных. Но там всё спокойно на районе. Ни местные не хулиганят, ни с моими «невольничками» эксцессов не было, когда в увольнительных да в самоволках.



Потом перешли к более глобальным материям.
Тимур задумался и говорит:
- Слушай, вот ты, Тём, пришёл ко мне с уважением. Я имею в виду, в первый раз. С хорошим таким литровым двенадцатилетним уважением.

- Ну а чего ж не уважить-то, - говорю, - хорошего человека?

Смеёмся. Вообще, это забавная история, как я заделался латифундистом.
Изначально, в ноль шестом – я ничего такого и близко не планировал. Я просто решил выкупить и отреставрировать наш родовой особняк. Он несколько так в отдалении от ближайших деревень находился, поэтому большевики, разорив его, никак не заселили, ни подо что не приспосабливали. В Войну, правда, его использовали как опорный пункт (он на холме), и те, и другие, и, конечно, расфигачили в хлам. Так в виде руин он покоился с тех пор, прозываясь в народе, естественно, «графские развалины». Восстанавливать – по дореволюционным фоткам пришлось.

Ну и вот я тогда связался с директором совхоза, на чьих землях располагалось наше «гнёздышко», и выкупил там пару десятков гектаров. Сам дом (останки) и прилегающую территорию под парк.
Совхоз (агрохолдинг!), надо отметить, пребывал в абсолютно убитом состоянии. Директор, вроде, и не дурак – но там работать некому. Кто имел какие-то наклонности и способности к фермерству – арендовал землю. Остальные – просто швах.

Но, видя, как мы организовали реконструкцию (дорогу протянули, свет подвели, скважину пробурили, организовали подвоз стройматериалов и, особенно, их охрану) – этот мужик, директор, вдруг сделал мне несколько неожиданное предложение.

«Давай, говорит, продадим мы тебе этот чёртов агрохолдинг, а я на эти деньги куплю ероплан и улечу отсюда к чёртовой матери».

«Да не сдурел ли ты? - говорю. – Тоже, нашёл агрария! Я картошку растил последний раз – в одиннадцатом классе школы, на родительской даче».

«Ну вот, - радуется, - опыт, значит, имеется. Да главное: ты-то устроить здесь всё сможешь. Таджиков нагонишь, китайцев. Меня-то порвут за это односельчане, типа, лишаю их работы – ну или того, что они называют работой, а на ваши чёрные джипы с чёрными номерами – тут и глянуть боятся, не то что претензии кидать».

Ну и подумав – я купил там пятьсот га, для начала. Благо, они, владельцы этого холдинга, их практически даром отдали. Не помню уж точно, но, кажется, пять миллионов рублей я отдал за всё это бедовое хозяйство. Без техники, правда, ну да там техника – обнять и рыдать была.

А раз уж землицей обзавёлся – надо было налаживать связи. И директор тот свёл меня с начальником районной администрации (я ему взяток не давал, но помог дочке его прикупить дом на Кипре, у надёжных людей). С прокурором. С начальником ментовки, тем самым Тимуром.

И я действительно, конечно, учтиво к нему зашёл. С хорошим вискарём. С намерением посодействовать техническому переоснащению правоохранительных органов (аутомобиле, ноутбуки, всякое такое).

При этом, я никогда там на районе никаких «тугументов» не показывал, а все сделки – через технологические фирмы, но вот местный криминалитет пробивал, кто я такой, по фотке. И отвечали им: «Кто-то знает его как Тёму Крейсера, кто-то – как майора Свинцова, сотрудника центрального аппарата ФСБ. По замашкам, вроде, фраер, говорит по-французски чи по-аглицки, очень любезный и душевный парень, а кто не ценил любезность и душевность, пытаясь влезть в его дела – они как-то растворялись во всемирной ноосфере, куда уносили сакральное знание о том, чего ещё сумели выяснить. И вот надо ли оно кому?»
А Тимур, через своих оперов, естественно, в курсе был. Он хороший мент, и любой ветерок чует на своей земле. Поэтому мне и было важно с ним подружиться.

Ну и мы очень хорошо посидели, я рассказал о своём намерении устроить агробизнес, он был всей душой за, но предупредил, что у тех фермеров, которые есть, - половину урожая тупо пиздят. Приезжают целыми табунами, чуть ли не с Камазами, и ментовка отреагировать даже не успевает.

На что я деликатно намекнул, что как раз мне-то единственное, чего от ментовки нужно, - так чтоб они и не реагировали. Сами эту проблему решим. Хотя, пообещал я, всё будет культурно, без особой жести.

Тимур осклабился, довольно хищно: «А чего без жести-то? Я тебе могу показать одно офигенное болото, аккурат близ твоих угодий – где никто никогда никого не найдёт».
Видно было, что «любит» он картофельных мародёров. И действительно, город-то он довольно крепко держал, а по району – нереально было ментовке всюду поспеть.

Тем не менее, с гордостью могу сказать, что впоследствии ни одно животное, пытавшееся поживиться с наших полей – фатально не пострадало. Хотя попытки наглого грабежа – были. И я не имею в виду детишек, подкапывающих картоху себе на костёр – этих-то охрана только для виду шугала, это как игра была – а вот в первый сезон понаехала действительно саранча, машин пятьдесят. Типа, раскулачивать.

Ну и пришлось употребить один из любимых наших трюков для таких случаев, о котором я говорил уже как-то. Подсадной провокатор в толпе, самый борзый, который громче всех кричит «и чо вы нам сделаете?» - и картинный такой его расстрел из пистолета, СС-стайл. Он падает, обливаясь кровью (из «посадок») – и очередь из Утёса с L-200 поверх голов. И бойцы нарочито, тоже картинно так «скрежещут затворами». Эффект – отличный. Как ветром сдуло.

А потом, для закрепления сотрудничества и взаимпонимания, - мы помогли Тимуру с обузданием шпаны на районе. Нет, его ребята и сами толковые менты, но вот слишком уж много там гопни было. А у нас – очень хороший опыт по этой части, и мы можем себе позволить, в отличие от ментов, реально действенные методы.

Самый действенный из которых – провокация. Когда сидит поздно ночью на автобусной остановке такой лох, вообще как не от мира сего, и водит пальцем по планшету.
Местная шпана интересуется на предмет отжать – и опомниться не успевает, как в наручниках оказывается. После чего их вывозят в лес, и, не вдаваясь в детали, они получают очень яркое, незабываемое впечатление. Но им не шьют дела, не сажают, а просто берут пальцы, ДНК, делают биометрическую фотку и предупреждают: «Ещё раз засветятся на каком-то противоправном посягательстве на права и собственность честных граждан – будет второй акт пьесы. Для них, возможно, последний. И - занавес».
Ну и вот проводишь пару десятков таких акций (с беспечными лохами-ботаниками, с девушками соблазнительной наружности в тёмных парках, с поддатыми денежными клиентами в кабаках) и те, кто попадал в этот переплёт (лес, люди в масках с автоматами, назидательная беседа в исключительно ровных тонах) – создают в своих кругах ощущение, что «призраки» - они повсюду, и что всякая «лакомая» добыча может быть подставой. Минимальной ценой, вообще без жестокости (почти), но эффект – отличный.

Особенно нам важно было урезонить шпану на райцентре – поскольку нам нафиг не нужны были конфликты с моими «невольничками» и местными. И если своих я и так нормально дрессирую, то местной гопне – надо было объяснить, что никакая она теперь не гопня, а культурные и ответственные граждане своего города, которым теперь имеют право гордиться (или – не все могут из леса домой вернуться, в случае клинического, радикального непонимания вновь возникшей ситуации).

Касательно же этих «невольничков» - это тоже комичная история. Когда я «уломался» купить эти пятьсот га и заняться агробизнесом – я поначалу так и мыслил, что нагоню туда китайцев, поскольку они неприхотливые, работящие и без понтов.

Но потом задумался: мои предки – они всё-таки крепостных использовали, а не китайцев. Так зачем ломать традиции? Если уж я помещиком заделался – так надо «душами» землю свою населить.

И я стал выкупать у ментов всяких преступничков (не дебилов и не отморозков, это уж дело моего вкуса), преимущественно молодых, которые наворотили каких-то глупостей, за которые им реальный срок светит в колонии. Но в колонии – чего они для себя полезного обретут? Опыт общения с людьми, которые мастерски умеют попадать в колонию?

Я – могу дать кое-что большее. Да, пахать они будут практически за еду (ну, на карманные расходы - десять-пятнадцать косарей в месяц, когда хорошо себя зарекомендуют), но при этом – я гораздо лучшие им всё-таки бытовые условия создаю, чем в колонии. Всё же, и Интернет, и пользование мобилой, и уроки иностранных языков, и программирование, и тир, и автодром, а теперь и бассейн. А самое главное – возможности какого-то роста. Возможность выбраться из того дерьма, в котором они родились, и где дошли до жизни такой (хотя любой подросток, конечно, время от времени нарушает УК – и порою ловится на этом).

Но при этом – очень ясное даётся им понимание, что это нихера не филантропия с моей стороны, а – эксплуатация. В общем-то – рабство. Временное. «Индентурное услужение». Я – выкупил их у ментов, они – отрабатывают долг передо мной. Никаких соплей про «спасение заблудших душ». Но если подружимся, если докажут мне свою полезность – в дальнейшем возможны уже какие-то другие варианты сотрудничества. Что и происходит со многими моими бывшими «индентурщиками».

Ну и чтобы не было проблем с изобличением рабовладельческого хозяйства на территории района – конечно, мне нужно было заручиться хорошим отношением со стороны тамошних ментов. Вот мы с Тимуром и подружились.

И теперь он мне говорит: «Вот ты, Тём, уважительно ко мне пришёл».

Я молча соглашаюсь (правой бровью), но уточняю (левой): «А ты к чему это?»

- А вот к тому, - говорит, - что смотрю я эти видосы с Хохляндии, как там ментовки захватывали – и просто не понимаю. Как так можно?

Ну, в Краматорске – там точно действовали довольно серьёзные ребята. Уж не знаю, спецназ ли ГРУ, но – тёртые, опытные. Прежде всего это видно по тому, как они, встретив «вяло-радушное» сопротиление ментов с какими-то ветеранами Афгана («Да мы тоже за Донецкую республику») – синхронно подняли автоматы и открыли устрашающий огонь в воздух.

Да – в воздух, но это очень важный момент. Это показывает, что люди имеют опыт решения таких проблем с гражданскими. Для новичков – это психологически непросто, начать стрельбу, чтобы подавить противника морально. «Ой, а вдруг мы их спровоцируем?» Тем более, когда речь идёт не о толпе пенсионеров каких-то, а всё же о ментах. Которые вооружены, и могут испугаться так, что сами стрелять начнут.

Но вот эти зелёные человечки, в Краматорске, - они действительно тёртые были. Они хорошо оценивали «противника» и понимали, что делают. И делали это слаженно, хладнокровно, без нервов. Есть подозрение, что они уже бывали в таких ситуациях или, по крайней мере, проходили инструктаж на тему того, как подавлять сопротивление гражданских без долгих дискуссий, но и без потерь.

И не один какой-то из них, заметьте, в воздух начал очередями садить, а вот несколько синхронно, когда прочие – страхуют, заняв позиции на флангах у гражданских (ментов и ветеранов этих). Именно в этом – чувствуется некоторый профессионализм.

Я сказал об этом Тимуру, но он взъярился: «Слушай, Тём, вот мне лично – похуй было бы, какие они там профессионалы! А мы – чего, так, кошки насрали? Я вот представляю просто: какое-то хуйло пытается занять мою ментовку. МОЮ! Оно, это хуйло, кем-то уполномочено на это? Нет? Ну значит – пошли нахуй! И мне поебать, какие они там профессионалы! У меня – единомоментно полсотни людей в здании, среди которых двадцать оперов, не считая дежурных, и полсотни пепсов на маршрутах, которые подтянутся, и в перекрёстный огонь этих клоунов возьмут! А ведь там, в Краматорске – знали о том, что идут какие-то непонятные, брать ментовку. Изготовились встретить. Хлебом-солью. Ах, не захватывайте нас, мы и так мысленно с вами! Да мне похер политика – но вот в моей ментовке только с моего разрешения люди с оружием могут находиться! А вламываться сюда с автоматами по беспределу – это неуважение. И мы бы таких гасили без вариантов! Ибо, если мы позволим так себя опустить, на своей-то земле, - кто нас уважать после этого будет в городе? Кто нам платить будет?»

Я слушал эту страстную тираду – и размышлял. В принципе, конечно, для спецов захватить любую районную ментовку – не проблема. Это не режимный объект – туда в любом случае можно «инфильтровать» своих людей в штатском, которые парализуют оборону изнутри.

Но всё-таки я верю, что Тимур – так просто бы не сдался в подобной ситуации. Он со своими пацанами – реально много крови попортил бы (и пролил) каким-то левым пацанам, посягнувшим на его ментовку.

Поскольку он – Феодал. Он мыслит себя как защитник окрестных обывателей (и селян, и ремесленников), с которых кормится за свои услуги. Если он позволит каким-то непонятным рыцарям захватить свой замок – кому он будет нужен?

Ну и вот это трансформация, которая произошла с ментовкой в России в течение девяностых и нулевых. Не везде – но много где. От советской милиции (которая, конечно, была «суперпрофессиональна», в фантазиях совкодрочеров, а на самом деле – контора вообще «ни о чём», очень такое оранжерейное растение, не подготовленное к суровым условиям реального мира, где бабки есть не только у государства) – до более-менее серьёзной «мафии», которая умеет решать вопросы.

Когда я говорю, что современные российские менты – это бандосы в форме, я нисколько не хочу их унизить. Наоборот. Эти – хоть бандосы. Притом, довольно разумные и ответственные. «Системообразующие». Между тем, как советская милиция на излёте Совка – это просто никчёмная слякоть была. Нет, отдельные профессионалы там водились, но вот структура в целом – она абсолютно импотентна была. Её можно купить было – за совершенно смешные деньги, и её начальнички – рады стараться. Сидеть тихо, ни во что не вмешиваться, саботировать усилия своих «правдоискателей» на низах.

Но вот сменилось поколение мусоров на Руси, и пришли те, кто смотрел на вещи немного по-иному. «Ты платишь мне за то, чтобы я как швейцар в дверях стоял, не обращая внимания на твоё паскудство? Как насчёт того, чтобы ты платил мне за то, что я тебе дышать, сука, разрешаю? Чего, полномочий у меня нет, чтобы мешать тебе? А мне не нужны полномочия. У меня есть – полсотни пацанов с автоматами. И ты, убогий, просто потеряешься, если с нами связаться удумаешь!»

Такому повороту способствовало и то, что Россия имела бузу на Кавказе, через которую прошло очень много ментов (по командировкам), да и кадры для ментовки формировались, в немалой степени, из тех, кто побывал в «горячих точках».

И вот эти люди – да, они готовы были к тому, чтобы стать феодалами на своей земле, а не «швейцарами» при криминал-буржуазии.
И они не то, чтобы рэкетиры (самые разумные из них), но просто объясняют бизнесу на их земле: мы можем защищать вас по закону, долго, муторно и безрезультатно, а можем – решать проблемы. Но – это как бы ВИП-страховки требует.

При этом – они реально заинтересованы оказываются в развитии бизнеса на своей земле. Они становятся патриотами своей земли, своей этой «малой родины». И они, конечно, крайне враждебно отнесутся к тому, что какие-то непонятные «зелёные человечки» приходят к ним и говорят, что теперь здесь власть они, а не местные менты. Рискну предположить, в российской глубинке – менты, даже если их выдавить из «гнезда», из здания РОВД – да просто перечпокают этих пришельцев, как раньше привыкли гасить криминальных отморозков, мешавших им жить и делать дела.

А на Востоке Украины, чувствуется, ментовка застряла именно в таком «швейцарском» положении. И качеством – примерно соответствует пресловутой «советской милиции», которая ни на какие самостоятельные действия была не способна, которая даже помыслить не могла, что может быть самостоятельной экономической и политической силой («Нет, ну и что, что у нас полсотни стволов – но мы ведь связаны рамками закона… в смысле, ссылаемся на эти рамки, когда не хотим ничего делать»).

Мой приятель Тимур, глава РОВД в Калужской области – он реально другого теста. Он привык к тому, что он всё-таки хозяин ситуации на районе. И готов сотрудничать с теми, кто с ним уважительно общается. С беспредельщиками, которые попытаются захватить его ментовку, не имея никаких полномочий на это, - он, чувствуется, будет обращаться, как с оборзевшими бандосами, как с личными врагами, которые пытаются унизить его. С позиции «А сосни-ка ты свинца!»

Тем не менее, под конец беседы, он спросил всё же: «Но если вдруг, чисто гипотетически, у нас будет такая ситуация, - ты же, Тём, вышлешь своих гвардейцев?»

Пожимаю плечами. Говорю:
- Ну, ты ж сам понимаешь: это сложный вопрос. Оповещение. Сбор. Укомплектование. Снаряжение колонны. Разведка на пути следования. Боюсь, вам минут двадцать придётся продержаться, прежде чем первые наши подтянутся.

Смеётся:
- Вот же вы какие! А я-то думал: через минуту десант будет!

Оба смеёмся. Как ни странно: без грусти. Надоело уже грустить. Да, мы оба прекрасно понимаем, что говорим о гражданской войне в России, которая будет года через два. Наверное, будет. Но – сколько можно бояться этого? Будет – так будет. Главное – подготовиться.

Tags: Россия, менты, перспективы, рабовладение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments