artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Думы о мове

Пожалуй, ни что так не бесит украинцев, как заявления от вполне интеллигентных, прозападных, нисколько не ватных русских вроде: «Ребят, мы понимаем, что вам хочется иметь как бы свой государственный язык, но на самом деле вы же прекрасно осознаёте, что нет никакого «украинского» языка как такового, а есть просто хуторской южнорусский говор, представляющий собой искажение литературного русского языка по причине деревенской неграмотности».

То есть, заявления в духе «Мы нагнём Руину по самый Львов!» - воспринимаются менее болезненно. Ибо понятно, что сидит за компом какое-то разухабистое малолетко (любого возраста) и надрачивает на ымперскую мощь, представляя себе, что играет в Цивуху или Тотал Вор — чего с него, убогого, взять? Можно просто представить, какое у него будет лицо, когда его отвлечёт от компа похлопывание по плечу, он обернётся и увидит над собой пиндосского морпеха, который погрозит пальчиком и скажет: “It's not a game, kid. It's for real. And you are in a big, big trouble”. Ну и, верно, злиться уже не хочется.

Но вот сентенции от взрослых, образованных и будто бы доброжелательных людей про «несуществующий» украинский язык — раздражают больше.

Между тем, шановны панове украинцы, не судите строго.

В таком отношении у русских к вашему языку — виноват ваш же Гоголь.
















Это он впервые представил мову российской общественности, со своей «Диканькой», и с тех пор русские пребывают в неколебимом убеждении, что украинский - это язык сугубо юмористический. И что хохлы на самом деле коверкают русские слова («ну, типа, вместо «о» завсегда говорить «и») с одной целью: посмешить москалей.

И со времён Гоголя украинцы, говорящие на мове (или суржике) — в русской литературной и, позднее, киношной традиции предстают почти исключительно как комические персонажи, по-своему милые и обаятельные, но всё же не шибко культурные и глубокомысленные, практически «зверушки».

Соответственно, в русском сознании чуть ли не на молекулярном уровне укоренилось отношение к украинскому языку как к чему-то несерьёзному и ненатуральному. «Всё равно как дети, выпендриваясь, коверкают слова, изобретая свой «язык».

В этом нет особого великодержавного шовинизма (ну, почти нет) — но вот так просто воспринимается органически украинский на русский слух.

И русские не одиноки, на самом деле, в таком восприятии.

Помню, читал как-то директиву Совбеза США 20/4, о мерах противодействия советской угрозе, и запомнился пассаж о возможной поддержке тех или иных националистических сепаратистов в случае военного противостояния. И вот касательно прибалтийских стран авторы отмечали, что таки да, их стоит поддерживать, потому что они имели свою государственность и доказали, что годны в этом суверенном качестве. А по поводу Украины — выражалось сомнение, что она может быть суверенным государством. Потому что и народ, де, украинский представляет собой смесь потомков тех, кто бежал от Московии и Речи Посполитой, и язык украинский — диалект русского, искажённый польским влиянием.

То есть, я не выдумываю — можете сами посмотреть, этот документ имеется в Сети.

Ну и понятно, что на данную тему авторов консультировали, скорее всего, русские эмигранты, но и американец, знающий современный русский — тоже будет считать украинский этакой искажённой диалектной разновидностью.

На самом деле, это глубоко ошибочное мнение.

Да, украинский и русский — близкородственные языки, происходящие от одного древнерусского корня (как и белорусский), и, естественно, было взаимное влияние на протяжении истории (соседи, как никак), но крайне невежественно считать один из этих современных языков диаклектом другого. Скорее уж — их можно считать в равной мере диалектами древнерусского (как испанский, итальянский, французский можно считать диалектами латыни, но при такой степени удалённости всё-таки принято говорить о разных языках).

При этом, и в украинском, и в русском — какие-то черты общего предка сохранялись, а какие-то утрачивались.

Например, в русском (что уникально среди индоевропейских) конструкция «я имею» уступила финноугорской «у меня есть». В украинском же сохранилось «я маю» (хотя «у мине е» тоже употребляется, но это-то как раз влияние русского в более поздний период).

Поэтому, собственно, при обучении русскоязычных европейским языкам приходится истрёпывать от сотни и более розог только на прививание «частнособственнического отношения к грамматике», как я это называю :-)

То есть, чтобы научить человека мыслить категориями «я имею» - ну а без этого он не постигнет «перфекты». Украинцам — проще.

Также в русском, что опять-таки уникально для индоевропейских, под тем же финноугорским грамматическим влиянием произошла редукция глагольной связки «быть» в настоящем времени. То бишь, только в русском можно сказать «Это стол», а не «Это есть стол», тогда как в украинском, насколько сведущ, сохраняется «е» в настоящем времени (хотя, может, и не всегда — но это, опять же, влияние русского).

С другой стороны, в украинском сохранилась огласовка окончания глагольного инфинитива («робити», «працувати»), как это было в древнерусском (правда, записывалось как «те»), тогда как в современном русском она редуцировалась до смягчения «т» («делать», «работать»).

Также в украинском сохранились, в ряде случаев, формы с конечным кратким, «шваобразном» «о» (в древнерусском передавался на письме через «ъ», как и в современном болгарском).

Современному русскоязычному кажется, что хохлы просто выделываются, когда говорят «даэмо» вместо «даём» - а на самом деле эта та самая конечная «о» из древнерусского, которая выражалась ером.

С которым в «москальском» русском произошла совершенно анекдотическая история, когда конечный звук, им передаваемый, редуцировался, а знак остался — и его стали пихать на письме просто вот повсюду, после всякой конечной твёрдой согласной. Чисто, чтоб за грамотных сойти. Ну потому что после монгольского нашествия отмечался упадок письменной культуры во всех русских землях, как в будущей Московии, так и в будущей Украине, и в те мрачные времена много чего наворотили, много грамматических правил от вольного исказили, кто во что горазд, отчего и пошло выраженное разделение языков одного корня.

Ну и с этим конечным ером, ставшим абсолютно бессмысленным, — вот до самой Революции русская письменность мучилась. Его упразднение — возможно, единственная хорошая вещь, которую сделали большевики. Ну ладно, ещё мороженое «Эскимо» в шоколаде на палочке :-)

Что я хочу сказать, вот по таким чертам совершенно чётко видно, что современный украинский — это если и искажение диалектное, то ДРЕВНЕрусского, а не современного. Впрочем, в той же мере, в какой и современный русский является искажением того же общего предка.

С другой стороны, и украинцы часто «бредят», когда заявляют, что ваш этот кацапский «русский» - на самом деле никакой не русский, а помесь славянского с финноугорщиной, перенапиханная заимствованиями из западноевропейских, а в нашей мове всё родное, славянское.

Что «москальский» русский претерпел некоторое грамматическое влияние финноугорских — да, безусловно (в гораздо меньшей степени — лексическое). Это вообще известный феномен, когда ассимиляция менее развитого этноса более развитым (никакого расизма, но что есть) ассимиляты принимают язык «колонизаторов» в целом, но привносят в него элементы своего грамматического строя. Потому что можно освоить лексику чужого языка, но «мыслить» ты будешь на своём. И, соответственно, будешь так строить фразы на чужом языке. Что кажется изначальным носителям занятным и оригинальным — а потом сами начинают так говорить. Но это не значит, конечно, что русский перестал быть славянским, превратился в какого-то «бастарда», как уверяют иные чересчур горячие хлопцы :-)

С другой стороны, обилие в русском лексических заимствований из западноевропейских, по сравнению с украинским, - объясняется более интенсивными культурными контактами века с восемнадцатого (в некоторые периоды имевших характер целенаправленной вестернизации).

Хотя и в украинском, на самом-то деле, если поскрести — полно германизмов, заимствованных то ли напрямую, то ли, что чаще, через польский.

«Варта» - это что, дофига славянское слово?

Или «шкода»?

Нет, это германизмы чистейшей воды. Заимствованные в Средние века.

А вот такой германизм как «хлеб» - заимствован гораздо раньше, в период существования готско-славяно-сарматского государства в Северном Причерноморье. Поэтому он был в древнерусском и далее ушёл и в русский, и в украинский.

В общем, и украинский, и современный русский — это разные языки, но восходящие, конечно, к единому корню.

Какой из них ближе к этому корню, языку Киевской Руси?

Да дурацкий вопрос, на самом деле. Особенно, если какое-то политическое звучание ему придавать.

Ну вот, скажем, современный испанский — это наименее видоизменённая латынь. Современный французский — наиболее видоизменённая латынь. Порою так слова исковеркались, что хрен опознает старина Веригилий.

И что это значит в политическом плане? Да ничего!

А, скажем, английский — его уж точно можно назвать «гибридом», где в лексике примерно поровну германизмов и латинизмов (преимущественно — через посредство французского), а грамматика и синтаксис вообще так прифигели от этих «клэшей», что в сторону полной аналитичности ушли.

И это как-то парит англичан, а тем более американцев?

Вообще, меня очень забавляют все рассуждения, от кого б ни исходили, вроде: «На самом деле, мы прямые наследники древнейшей культуры, но этот факт неудобен нашим геополитическим противникам, поэтому они составили заговор, чтобы скрыть нашу древность».

Интересно, на какой планете люди живут?

На этой — всем посрать на чью-то древнейшую древность и автохтонную автохтонность.

Англичане знали, что Индия — древнейшая культура. Они не пытались это скрыть. Напротив, они это очень ценили. Ведь одно дело — просто какой-нибудь рубин из разграбленной сокровищницы магараджи, и совсем другое — рубин, который грел в своих ладонях Кришна, благословляя Арджуну на битву с Кауравами две тысячи лет назад (не уверен в точности, давно Махабхарату не перечитывал — но что-то вроде :-) )

Возвращаясь к языкам и к довольно абстрактному вопросу о том, какой из них, русский или украинский, ближе к древнерусскому корню, должен ответственно заявить: да хер его знает!

Если брать дошедший до нас язык киевских летописей — то, вроде, современный русский поближе. С другой стороны, летописный язык на то и летописный, что официальный. Его использовали монахи, которые неизбежно привносили в него большое влияние церковнославянского (староболгарского). И потом эта традиция продолжилась в Московии, задав каноны того, что мы сейчас называем литературным русским.

А вот каков был живой народный язык Киевской Руси — мы можем только приблизительно реконструировать. И, возможно, от него-то современный украинский унаследовал больше (именно в силу своего «хуторянского» существования). Но при этом, разумеется, претерпел сильное польское влияние. Было бы очень странно, когда бы этого не произошло.

Что бесспорно, литературная традиция современного русского, конечно, обширнее и сильнее (хотя по сравнению с англоязычной литературой — всё это суета сует). Ну потому что Россия стала империей, объединившей все бывшие русские земли, и основной культурный центр сместился в Петербург, куда и пан Яновский приехал, презентуя украинский язык как «сельскую забавинку» для великорусской читающей публики.

Но это не значит, что украинский — искажённая разновидность русского. Хотя русскими он так воспринимается чуть ли не «генетически». Нельзя их судить за это строго: просто вот так сложилось.

Несколько усугубляет такое восприятие — схожесть украинского с южнорусским говором Кубани. Те, кто не в теме, делают из этого вывод: «Раз у нас на Кубани так говорят, и это диалект, то и украинский, значит, тоже диалект».

Ага. Но всё дело в том, что Кубань заселялась в конце восемнадцатого века этническими украинцами, запорожскими казаками, со своим уже вполне сформировавшимся языком. Чьи особенности — дожили до наших дней в специфическом тамошнем говоре.

Тем не менее, даже зная всё это, многие русские всё равно инстинктивно воспринимают мову как «деревенскую переделку русского для пущего комического эффекта». В самом по себе таком восприятии — нет шовинизма. Украинцы ведь и сами мастера над собой постебаться. Но вот когда русские начинают всерьёз считать украинцев какими-то сельскими дурачками, которых положено «ногибать» - это большая ошибка. Которая приводит к неприятному открытию, что хохляцкая арта бьёт неожиданно хорошо и точно :-)














































































































Tags: Россия, Украина, лингвистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 139 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →