artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Опять в защиту русских

Иные украинцы негодуют в адрес «кацапов»: «Что ж вы за рабская и трусливая нация такая? Да какое нам дело до того, что лучшие ваши представители против Путина и осуждают российскую агрессию против Украины? А что вы делаете, чтобы выразить свой протест? Выходите на разрешённые(!) марши? Пишете критические посты в Инете? Только-то? Мы вот взяли — и свергли своего тирана, который мешал нам жить! Нам — хватило для этого духу. А вы? Неужели до такой степени вас прогнула и зашугала эта кремлёвская гебня? Неужели такие вы позорные рабы?»

Нет. Просто, большинство думающих и деятельных русских — на самом деле не считают, что Путин как-то мешает им жить (и уж тем более, что они - «его рабы»).

Да, есть изрядная оскомина от тупости официозных СМИ, и телевизор иначе как «дебилятором» не называют, есть брезгливость по отношению ко всяким «нашистам», но по хорошему счёту власть в России существует отдельно, а люди — отдельно (я имею в виду именно деятельных и самодостаточных людей).

Все прекрасно знают, что российский политический истеблишмент — сборище жулья и фриков, что менты — по сути своей бандосы в форме, но в целом — считают эту среду обитания достаточно комфортной для себя. Не потому, что готовы терпеть любые унижения, а потому, что верят в собственную возможность решать свои проблемы в своём частном случае. Соответственно — вовсе не расположены выступать всем миром за установление некоего царства законности и справедливости, особенно - «как в Европе». Поскольку считают это утопией, да и, честно сказать, многие аспекты нынешнего европейского бытия — вовсе не вдохновляют как пример для подражания.














В России менты могут кого-то прессануть за «политику»? Тоже новость! Они могут прессануть и безо всякой политики! Потому что это бандиты, на самом-то деле. Но — всё-таки кое-как структурированные бандиты, на которых можно воздействовать. Если у тебя есть соответствующие рычаги (очень малое отношение имеющие к «гражданскому обществу»). Личные связи, полезные люди.

Это на самом деле ошибка, считать современное российское общество «тоталитарным». Да нифига подобного. Оно не тоталитарное, оно, скорее - «мафиозное». Где, в общем-то, подобное положение дел устраивает всех, кто в принципе мог бы что-то изменить.

Ну вот взять хоть меня (о да, я нарциссист, и обожаю «брать меня» при всяком случае :-) ).

С одной стороны, я высокопоставленный сотрудник транснациональной силовой Корпорации. Это означает, что в России — у меня есть все необходимые завязки и документы прикрытия. Это означает, что менты видят во мне старшего офицера ФСБ из Центрального Аппарата, на которого не то что наехать — с которым нужно дружить и очень дорожить дружбой.

Поэтому, с другой стороны, я — владелец агрохолдинга, где использую рабский труд (молодых преступников, которым светил срок, но которых я перекупил у ментов, с согласия самих «пациентов» на альтернативную терапию).

Естественно, у меня очень хорошие отношения со всеми госструктурами в том районе, где у меня агрохолдинг. Нас в упор не видит налоговая, а что до ментов — так наши ребята совместно с ними патрулируют улицы, и потому в райцентре всё стало очень культурно и безопасно.

Но где бы ещё я мог залудить плантацию с использованием труда несовершеннолетних невольников (фактически) и не огрести проблем хотя бы с прессой? А тут - «спецчасть ФСБ, закрытая зона, и ниипёт!»

Россия — была очень удобной и приятной страной, несмотря на всё это официозное тявканье по ТВ, несмотря на дурь «взбесившегося принтера». Это можно было терпеть, поскольку никто из нормальных людей и не собирался исполнять те бредовые законы, которые они там напринимают.

Но вот это всё было так комфортно и приятно до той поры, пока этот поехавший мудак, реально возомнивший себя крутым геополитиком, не вздумал хапнуть Крым.

Большинство людей в России тогда не поняли, что произошло — а я был в шоке. Потому что знаю, как устроен этот глобус, и какие теперь проблемы будут у России в целом. Ну да теперь уж многие люди, прежде не понимавшие, начинают осознавать последствия. Начинают понимать, что Путин их нипадецки подставил. Соответственно, вот только сейчас начинает формироваться истинная почва для претензий к нему и его корешам.

Она должна была сформироваться раньше, потому что они, Кремлёвские, совершили беспредел против Украины? Это низко, это гадко, и россияне должны были восстать против этого?

Да ну? И много вы знаете примеров, когда бы народ восставал против своей власти только потому, что она как-то плохо обошлась с кем-то там забугром? Нет, осуждать-то можно, но вот чтобы прямо восстание устроить из-за того, что «наши танки на чужой земле»? Тут для большинства граждан (любой страны) важнее вопрос: «И что мы имеем с гуся?» Вот если оказывается, что наши танки оказались на чужой земле безо всякой пользы для нас, а только проблем мы из-за этого огребли — тогда есть повод задуматься над легитимностью этой власти.

Вообще, я расскажу, на что это похоже.

На школьный класс.

Вот все мы учились в школе, чему-нибудь и как-нибудь, и знаем, как устроен школьный класс. Как жёстко иерархическое сообщество, где заправляет лидер, альфа, вокруг него кучкуются беты, под них пытаются подстроиться гаммы, и для этого третируют полных чмошников, изгоев, которых принято называть «омегами», чтобы сразу в конец списка опустить, без промежуточных буковок.

Мы это знаем, потому что давно забыли, как оно реально в школе устроено, но начитались попсовых учебников по подростковой психологии, написанных то ли лунатиками, то ли шарлатанами (которые сами всё забыли).

Идиотизм всех этих построений начинается уже с того, что школьный класс рассматривается как совершенно замкнутый, герметичный коллектив. Чего не бывает в жизни нигде, а уж тем более — в школах советского и пост-советского формата, где вот все десять (или более) классов обитают в одном здании и так или иначе контактируют. Соответственно, помимо внутриклассных отношений есть отношения со своей параллелью, а также с младшими и старшими.

И, скажем, классе в седьмом можно третировать какого-нибудь дохлерода-одноклассника, но нужно чётко понимать: его брат, который учится в десятом классе — сам ему подзатыльник отвесит, если тот станет ябедничать на обычное школьное стебалово. Мол, не отвлекай меня на свою ерунду, сам свои проблемы решай. Но перегнёшь палку, наедешь на этого задрота всерьёз — костей не соберёшь.

То же самое, если такой вот хилый ботан собирает какие-нибудь марки и обменивается с ребятами из старших классов, имеет с ними профессионально-дружеские отношения. Попробуй, наедь на него!

Это откладывает отпечаток на отношения внутри класса — факт, что они не ограничиваются только этим классом.

Ну и в самом классе — да ни разу я не видел какой-то «жёсткой иерархии». То, что люди вынуждены проводить шесть часов пять дней в неделю вместе — не значит, что они как-то по-настоящему становятся зависимы друг от друга. Нет, у них есть жизнь и за пределами школы.

Но вот что бывает очень часто — в классе формируется некая «силовая» группа. То есть, три-четыре-пять крепких парней, которые кучкуются по тому интересу, что они крепкие парни, увлечённые общими понятиями крутизны, ассоциируемой с физической силой.

И вот эта группа может быть «вменяемой» (как было в том классе, где учился я, ну да то была весьма «мажорская» школа по определению, и там все были вменяемые), а может быть и несколько «отмороженной», гоповатой.

Они — не всегда «элита» класса. Они никого, нахер, не держат в подчинении. Скорее, большинство класса могут даже мудаками считать этих гопников, и нисколько не заискивать. Но вот у «омеги», чмошника, которого третирует эта группа, складывается ощущение, что они всех под себя подмяли, когда измываются над ним, таким драгоценным, а никто из класса за него не вступается.

На самом деле — да кому он нахер впёрся, за него вступаться? Зачем? Остальной класс — просто нейтралитет держит, у них свои дела, свои приоритеты, не связанные ни с этими «бабуинами», ни с их жертвами.

Ну а потом омега-жертва вырастает, становится психологом и клепает увражи про строгую иерархию в школьном классе, этой подростковой стае :-)

Вот перенеситесь обратно в школьный класс, и если вы не были ни в «силовой» группе, ни в числе чмошников, просто вспомните — оно вам очень надо было, вступаться за слабых и чморимых, когда это неминуемо означает конфликт с «боевиками», с которыми раньше вы сосуществовали «плоско-параллельно», они вас не трогают, вы их не трогаете?

А теперь, по-прежнему пребывая в том школьном классе, подумайте, что бы сделали, узнав, что эти вот гопники, ваши одноклассники, стрясают мелочь с малышей?

Выпятив грудь, на всех парах, ринетесь карать беспредельщиков и защищать слабых?

Это похвально, такое искреннее и глубокое нравственное чувство.

Но допустим даже, что они вас не отметелили группой, а вы, такой гордый и резкий, вышли «раз на раз» с их вожаком и ушатали его.

А дальше?

А дальше — те, с кем вы сосуществовали ровно, становятся вашими врагами. И они вас в любой момент могут подставить. Их несколько — вы один. Они не то что изобьют вас гурьбой, но просто подставят. Оговорят, скажем.

Или — вам нужно будет железной рукой перехватить лидерство в этой силовой группировке (которая теперь-то уж действительно будет рассматриваться как «властный орган» класса).

Если они творили насилие с позиции «а нам так нравится», вам его придётся творить с позиции «я знаю, как правильно». А если знаешь — то изволь нести ответственность. И к тебе будут приходить всякие обиженные люди в поисках правды. Поначалу это будет тешить самолюбие, а потом — заебёт.

В общем, сто раз подумает любой нормальный школьник, прежде чем призывать к порядку своих гоповатых одноклассников, когда узнал, что они стрясают мелочь с малышей.

«Ты чего, нам чего-то предъявляешь? А твоя-то какая печаль? Не можешь видеть страдания мелких? Ну-ка, мелкий, иди сюда! Мы тебя грабили? Нет, ты нам долг отдал? Правильно. Ну а ты — нам чего-то предъявляешь. Чо, самый мусор, что ли, тут нарисовался?»

А то ещё ведь у кого-то из этих гопников могут оказаться важные родители, которые, если хоть единый бланш поставишь, поднимут кипиш, и такая вонь будет, что сам не рад, что связался.

Мне-то лично повезло с родителями. Мой oldman – был профессором филфака, завкафедры, большим спецом по англо-буржуйской литературе, с большими связями за бугром, и это означало, что его дружбы искал весь ЛГУ, а многие важные люди города искали дружбы с теми, кто искал дружбы с моим Батей. Ну, у прокурора сынок подрастает, должен юрфак окончить, и вот он полный раздолбай — но надо ж его вытягивать?

Мне повезло и со школой. Она реально одна из лучших в Питере была спецанглийских, и там все были приличные люди, и педсостав, и учащиеся (что не исключало, конечно, конфликтов, но они разумно разрешались, без истерик и чрезмерной жести).

Но вот ребятам из спортивных секций, куда я ходил (с детства — бокс, с 13 лет карате) — повезло меньше. У них там бывали отморозки в их классах, которые реально напрягали, и вроде никакого сладу с ними нет. Ибо — зарядишь в табло, так сам же крайним окажешься.

Мы — нашли выход.

Если кто-то сильно беспределит (тогда такого слова не было в общегражданском обиходе, но пусть будет здесь) — он мог невзначай повстречаться с совершенно незнакомыми ребятишками у собственной парадной, которые хорошенько отработают, а потом пояснят: «Ещё будешь людей обижать — вообще руки-ноги оторвём!»

То есть, мы создали такую систему взаимовыручки. Когда создаёшь проблемы в своей школе, и считаешь себя неуязвимым в ней — а тебя пиздят совершенно незнакомые ребята с другого района. Но дают понять, за что.

При этом, мы не были «белыми и пушистыми», поборниками справедливости, защитниками слабых и угнетённых. Ещё чего!

Нет, мы в целом считали себя таким «антигопотским фронтом», но при этом и долги иногда выбивали. Ну, если чел задолжал и не то что не может заплатить и предлагает отработать, но просто нахер посылает, мол, и чего вы мне сделаете? - ну вот показывалось, какие у него неудобства могут возникнуть.

И поскольку мы довольно плотно занимались фарцой и валютой — ну тоже могли дать понять, что если стучать вздумаешь — на стоматолога разоришься.

В целом, мы были конкретной «мафией», хо-хо :-)

Естественно, на нас выходили менты. Ну, уровень конспирации у нас был чуток повыше, конечно, нежели у срочников спецназа ГРУ, которые на своих страничках в соцсетях размещают селфи на Донбассе, но всё же мы были дети, как ни крути. Поэтому трепались — напропалую.

С другой стороны, нам предъявить особо нечего было. Мы ж когда и били кого — то не так, чтобы покалечить, а токма чтобы вразумить.

Помню, в тринадцать лет с нами проводила беседу барышня из ПДН, а я её подкупил фразой: «Сестрёнка, чего ты такая злая? Как говорится, let's make love, not war”.

Тогда она, конечно, ругалась, но потом, спустя много лет, призналась, что «это было интереснее обычного контингента».

А в пятнадцать лет по просьбе Тимура, моего основного спаринг-партнёра, я ушатал двух придурков из его школы, которые и девочек тискали грубо, и с малышни стрясали, потому что один из них был сыном начальника районной ментовки. И Тиме совсем не резон было с ним схлёстываться.

Что для меня стало неожиданностью, меня нашли опера этого начальничка. Я-то думал, советская милиция вообще ни на что не способна, но вот при должном стимулировании — кое на что способна.

Ну и это познавательный для меня был опыт, когда они сначала зашли со стандартного приёмчика, типа, ты-то всего лишь вразумить хотел, а случился у него разрыв печени и он умер (и в школу из морга приходил).

Я сказал: «Значит, надо заводить уголовное дело. Но, позвольте догадаться: вы не хотите ломать мою юную жизнь».

После этого они продемонстрировали, как бы шутейно, что бы могли со мной сотворить, если б на самом деле желали зла. Напялили полиэтиленовый пакет на голову, я его прокусил (как сделает всякий нормальный человек при такой «пытке»), изобразил конвульсии и отключку (я и тогда мог дыхание надолго задерживать), они сели на измену, что грохнули подростка вообще без каких-то причин, но в служебном помещении, - ну а потом мы даже подружились.

Ну и к чему это всё?

Да к тому, что вот «мафиозным» образом творить нечто вроде «правды» - я готов. Всегда был готов.

Но если б тогда, когда я был школьником, мне бы предложили возглавить какой-нибудь «трибунал по делам гопников» - я бы всеми конечностями отбрыкнулся. Брать такую ответственность на себя? Не-не-не!

Ну вот схожая ситуация и сейчас в России, для всех разумных и деятельных граждан.

Да, Путин — Хуйло. Это не обсуждается.

Агрессия против Украины — гадость. Но это как если ты узнал, что твой одноклассник (или их силовая группа) притесняет малышей. Стрясают мелочь и угрожают.

Нехорошо? Да. Но вот знаешь, что если пойдёшь против них — придётся идти до конца. Так, чтобы вся ответственность была на тебе (и за кровь, пролитую в ходе перераспределения власти, и вся ответственность власти, какую она обычно несёт перед народом).

А на это даже я не готов (и та Корпорация, к которой я имею честь принадлежать).

Мы могли бы влёгкую произвести государственный переворот — но мы не хотим отвечать на вопросы народонаселения «а чой-то нам стало менее лучше одеваться?»

Мы могли бы накрыть ракетными ударами тренировочные лагеря «получленцев» в Ростовской области — но мы при этом неизбежно зацепим военнослужащих РА, где у нас много друзей. И это будет война. Которая потребует, опять же, чтобы мы свергли Кремлёвский режим и взяли всю полноту ответственности за неизбежное обнищание народа на себя.

Поэтому покамест мы придерживаемся концепции малых дел.

Ну вот что-то, предназначенное для Донбасса, не доходит туда, потому что мы перекупили.

Ну вот какие-то «витязи русского мира» - кончают неудачливо.

Опять же, здесь важен точечный подход.

Вот приехал с Донбасса такой вояка — так к нему подкатывают ребята, типа, тоже желающие туда отправиться.

И бывает, он им говорит: «Знаете, нас просто развели. Нихуя там нет никакого фашизма на Украине, и вояки их такие же нормальные парни, как и мы, и я вообще чувствую себя так, будто в бочку с дерьмом нырнул».

Этому — психологическая помощь в виде содействия в обустройстве фермерского хозяйства или ремесленной какой-то мастерской.

А бывает, говорят: «Да, я этих укропских сук давил и давить буду, но главная война предстоит в России, и там-то уж мы себя покажем!»

Ему говорят: «Это вряд ли...» И — либо имитация несчастного случая, либо - «И никто не узнает, и никто не придёт, только ра-анней весно-ою соловей пропоёт».

Стратегия малых дел.

А вот так, чтобы выйти на площадь и потребовать отставки Путина — извините, и я не выйду. Не сейчас.

И это не потому, что русские трусы и рабы. А потому, что, не беря в расчёт ватный скот, разумные и деятельные люди у нас — они довольно прагматичны и рациональны, на самом-то деле. Требуют того, что возможно, и тогда, когда не требовать уже нельзя.

А в целом, как обычно, всё неожиданно к херам собачьим полетит, так, что голова укружится следить за обломками.

Но вот новая Россия — будет строиться на рациональности и прагматичности (что в нашем мире подразумевает ещё и доброжелательность, дружелюбивость к соседям).

И готов спорить, вы, украинские критики «русского раболепия», забудете все свои горькие слова, когда у нас «начнётся».














































































































































































Tags: Россия, политика, психология
Subscribe

  • Что мы будем делать после нас?

    Наткнулся у Митрича на занятный мысленный эксперимент. В двух словах — вводная такая. Некая развитая цивилизация решила угробить…

  • Памятка воину

    Отрадно идти в бой, зная, что се есть решительная битва в великой войне, от исхода коей зависят судьбы мира и героев коей потомки будут помнить и…

  • Наивселеннейшее ободрение

    В фильме Вуди Аллена «Энни Холл» (кстати, неплохой фильм) есть такой эпизод. В детстве главный герой узнаёт, что Вселенная расширяется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • Что мы будем делать после нас?

    Наткнулся у Митрича на занятный мысленный эксперимент. В двух словах — вводная такая. Некая развитая цивилизация решила угробить…

  • Памятка воину

    Отрадно идти в бой, зная, что се есть решительная битва в великой войне, от исхода коей зависят судьбы мира и героев коей потомки будут помнить и…

  • Наивселеннейшее ободрение

    В фильме Вуди Аллена «Энни Холл» (кстати, неплохой фильм) есть такой эпизод. В детстве главный герой узнаёт, что Вселенная расширяется…