artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Как быть с Россией?

Многие украинцы (и не только) сейчас могут сказать: «А зачем нам быть с Россией и зачем ей самой вообще как-то быть, после всего, что она натворила?»

Не могу отрицать наличие у меня самого некоторого сентиментализма по отношению к этой действительно непростой стране, в которой я родился и живу, но это субъективщина, а если быть объективным — то никто сейчас не может предсказать, что произойдёт с планетой, если Россию постигнет полномасштабный коллапс, если она распадётся и будет поглощена некими третьими силами, которые могут оказаться ничуть не более «комфортными» для человечества, нежели Россия даже в нынешнем её виде.

Здесь можно провести аналогию с Царской Империей, которая имела множество отвратительных черт, печально славилась своей косностью, ретроградностью, «держимордостью», агрессивностью, но всё это совершенно поблекло на фоне той невообразимо отмороженной дряни, которая угнездилась здесь после резкого обрушения российской государственности.

Вновь этого допустить нельзя. Разумеется, на российскую государственность нужно воздействовать, её нужно «лечить», но всё же стараться не допускать неконтролируемого распада, в результате которого здесь может появиться «Очень Большой ИГИЛ» со всем комплексом ядерного и иного оружия.

Тем не менее, и развитие здесь «православного шариата» или Союза 2.0 — тоже, конечно, недопустимо.

Что было бы оптимально и к чему следует стремиться — к такому образу взаимодействия с Россией, при котором её связи со внешним миром не только бы не сворачивались, но всемерно развивались. Единственно что — минуя государственные российские институты и вопреки их стараниям эти связи сократить.


















Насколько понимаю, «умная дипломатия» администрации Обамы сейчас мыслит примерно так. «Мы поставили нашего друга Саакашвили на Одессу, он сделает из неё конфетку, при нём будет перспективный молодой российский политик Маша Гайдар, и когда в России народ поймёт, что Путинский режим его обманывал, то возропщет, и Маша Гайдар въедет в Россию на белом коне и образует, вместе с друзьями, такую властную элиту, которая гарантирует дружелюбность России по отношению к Цивилизации».

Я, конечно, несколько упрощаю — но примерно так.

И это, разумеется, полная чушь. Поскольку обамовская дипломатия «умная» - по сравнению разве что с «лавровской» (которая и не пытается быть умной, а пытается быть просто хамской, и тем вполне довольна).

Так же обамовская администрация — это всё же, если называть вещи своими именами, сборище закоренелых леваков, которые никогда не понимали, какими мощными козырями обладает общество свободной предпринимательской инициативы (свободного рынка, если угодно) по сравнению с тем, где экономические процессы подмяты и зажаты государством.

Я это понимаю немножко лучше, поскольку был пытливым свидетелем, а в некотором роде и участником обрушения Советской Власти в СССР.

И вот при всё уважении к моральной позиции западных правительств и к идеализму диссидентов-правозащитников, рискну утверждать, что главную роль в усмирении, а потом и в уничтожении этого монстра, советского большевизма, сыграли всё-таки не они.

Порицание кремлёвской политики внешним миром да демарши «пятой колонны» - это вещи, которые не только что не смущают тоталитарный режим, но и весьма полезны для его наилучшего самочувствия внутри страны. Поскольку ему весьма даже удобно иметь признаки «кольца врагов, желающих нас поработить» и «вражьих наймитов-вредителей, которые во всё виноваты».

Между тем, для начала нужно понимать, что именно позволяет тоталитарному режиму быть тоталитарным (понятно, что в чистом, «антиутопическом» виде таковых не существует даже в КНДР, и всё относительно, но мы говорим о преобладании «паттернов»).

Многие политические деятели современного Запада упорно не хотят понимать, что именно позволяет режиму стать тоталитарным, поскольку эта истина может быть неудобна и им самим, в силу некоторых причин (ведь они и сами - «государственники»).

Однако истина очень проста: властный режим получает возможность монопольного контроля над обществом лишь тогда, когда ему удаётся подмять под себя и заглушить экономическую(!) частную инициативу. Когда же он отчаивается это делать с достаточной эффективностью — он рушится так быстро, что сторонние наблюдатели не могут понять, что произошло и хлопают глазами в удивлении.

Могут быть сотни отчаянных и идейных борцов с режимом, использующих формы от самосожжения на площади до терактов, но правящий режим это очень мало уязвляет. В крайнем случае, он может просто замалчивать их деятельность, когда властвует над СМИ.

С чем ему гораздо труднее бороться — так это с таким положением вещей, когда некие люди, не совершая ни терактов, ни пафосных демаршей, просто вырывают из-под контроля государства экономические отношения, строят их сами в обход государства, в тени, и со временем неизбежно так коррумпируют его служащих, что те уже работают не на режим, а на своих «бизнес-партнёров», и, вуаля, неумолимая воля маньяков во власти начинает саботироваться на всех уровнях, а вскоре — над ними просто начинают глумиться не в диссидентских кружках, а в самых широких народных массах. Ну и диктатору (единоличному или коллективному) сложно сохранять свою грозную ауру, когда его воспринимают как посмешище свои же «сатрапы».

Я видел, как это происходил в СССР, стране, изначально созданной идейными маньяками-сектантами, имевшими обширный управленческий корпус из пламенных борцов, преданных делу Революции, колоссальный аппарат пропаганды, сызмальства прививавшей светлые коммунистические идеалы, и где значительная часть населения имела искреннюю идиосинкразию против «мещанства» как стремления к материальному комфорту.

Правда, чем дальше — тем всё менее значительная часть. По мере «перегорания» идеалами Революции и светлого коммунистического будущего. И со временем получилось так, что реальную власть получал не тот, кого Партия поставила, а тот, кто может обеспечивать обывателей хлопчатобумажными штанами наиболее вероятного противника. В обход Партии, правительства и подконтрольного им распределительного механизма.

Он получал от обывателей неплохие деньги, его деятельность оказывалась не только общественно полезной, но и выгодной персонально для него, он обретал независимый от государства экономический ресурс (как раз то, с чем большевики боролись целенаправленно и намеренно, а прочие патерналистские режимы — вынуждены делать постольку-поскольку), этот ресурс вступал в конкуренцию с государственным в борьбе за лояльность госслужащих, призванных бороться с частниками — и побеждал.

Таким образом, при всём уважении к академику Сахарову, Людмиле Алексеевой и прочим достойным людям, победили Совок не они. Победили его — фарцовщики и цеховики. Которые могли быть порою не столь высоких и светлых моральных качеств, как самоотверженные идеалисты-диссиденты, но, работая на свой частный интерес с полнейшим презрением к интересам правящего режима, они расшатывали и убивали его гораздо вернее и надёжней, реально лишая того, что было жизненно необходимо для его существования — контроля над экономическими ресурсами и процессами.

Хотя новейший российский режим нельзя считать реставрацией Совка в полном смысле, тем не менее его мнимое всевластие строится на том же фундамента. На контроле над экономикой и подавлении всякой частной предпринимательской инициативы, когда она становится неугодна режиму (например, если предприниматель пытается законным образом конвертировать своё экономический ресурс в политический).

Думаю, все люди, не страдающие склерозом, помнят, как это происходило. Захват крупнейших медийных компаний, захват нефтегазовых активов, находившихся в частной собственности (напрямую, как в случае с ЮКОСом, или через запугивание и повышенное налогообложение, как с Лукойлом и рядом прочих), ну а прибрав к рукам нефтянку, которую объективно легко контролировать, расставив своих людей на трубопроводы, государство могло уже и не стремиться к полной экспроприации всех прочих частных активов на большевистский манер. Зачем? Главное — не допускать появления каких-то бизнесов, отличных от нефтегаза, которые могли бы давать ресурсы, способные конкурировать с подконтрольными Кремлю.

Поэтому нынешний режим не стремится национализировать каждую лавочку (достаточно держать её в полуобморочном состоянии, угрожая регуляциями и штрафами) — но, разумеется, совершенно не заинтересован, чтобы в российской юрисдикции появился какой-нибудь Билл Гейтс или Илон Маск, которые хотя бы теоретически могли бы лоббировать свои интересы во внутренней политике, нарушая кремлёвскую монополию.

Но то интерес — врагов России и человечества, какими убедительно показали себя Кремлёвские.

Интерес тех, кто хочет их обуздать — должен быть ровно в противоположном. Не в поддержке даже политической оппозиции как таковой, а в развитии экономических отношений, которые бы не были подконтрольны Кремлю и, более того, оказывались бы сами в состоянии контролировать его агентов. То есть, говоря прозрачно - в развитии теневой экономики и коррупции.

Да-да, принято считать, что теневой бизнес и коррупция — это плохо, но не в данном случае. Когда приходится выбирать между «мафией» и «сектой» - разумные люди должны ставить на мафию. Особенно, если речь идёт не о монолитном мафиозном клане, а о разных субъектах теневой экономики, которые не смогут установить свою монопольную политическую власть, пребывая в конкурентной борьбе и между собой, но тем не менее лишают свихнувшееся государство экономической базы под его чудачества.

Делать для этого внешнему миру придётся немногое. В принципе — достаточно просто не мешать. Скажем, отказаться от реального сотрудничества с российским полицейским аппаратом по вопросам экстрадиции за экономические преступления. Да, от ответственности уйдёт много реальных мошенников — ну да и хрен бы с ним, когда российский бизнесмен будет знать, что у него всегда есть путь отступления туда, где родная власть его не достанет.

Что было бы идеально — поддержка со своей стороны контрабанды на территорию России, негласная, но эффективная. Ей-богу, порой думается, что если бы на заре правления большевиков корабли Антанты подходили к советским портам не для демонстрации флага (и своей озабоченности), а для тайной торговли с внутренними незаконными предпринимателями (под покровом ночи, из нейтральных вод) — советский режим мог бы рухнуть гораздо быстрее.

Тут ведь как устроена власть в России?

Вот есть первый секретарь Обкома, верный большевик старой закалки (сейчас истовых убеждённых путинцев найти сложнее, но допустим, что они есть). А у этого первого секретаря — есть референт. Который тоже на хорошем счету, но в душе — карьерист и оппортунист.

А у референта есть любовница, которая вообще аполитичная мещанка, но любит кокетливые импортные кружевные трусики.

В сложившейся системе, когда вся внешняя торговля подконтрольна государству, этот референт-карьерист вынужден добросовестно впахивать на это государство, рассчитывая получить загранкомандировку, где он сможет купить кружевные трусики своей кукле. Это — единственный способ. И, соответственно, хороший стимул к лояльности.

Но что, если кружевные трусики можно купить у дяди Вани (или Гоги, или Арсена, или Абрама), который имеет поставки из-за бугра безо всяких командировок?

Тогда - этому референту достаточно подружиться с дядей Ваней. И работать он будет, в конце концов, не на Партию и Правительство, а на дядю Ваню и его буржуазный компрадорский класс, используя свои возможности референта Первого Секретаря.

Это всё кажется «низменно» и «мелочно»? Возможно. Но я реалист и оцениваю людей такими, каковы они есть. И прекрасно знаю, на что способен влюблённый референт, чтобы порадовать свою пассию модной шмоткой.

Собственно, в этом ключ к успеху любого предприятия — не пытаться «перевоспитать» людей под свои собственные представления о «высоком и должном», а просто использовать то, что есть ко своей выгоде. Работать с данностями.

Поэтому наивно рассчитывать, что народ России вдруг прозреет и ужаснётся содеянным от его имени гнусностям. Нет, он, конечно, будет привычно лепетать о том, как его обманывали — но лишь тогда, когда поймёт, что его на самом деле кинули и снова оставили у разбитого корыта. А главное — когда убедится, что эта власть нихера не контролирует, что «у них даже патронов уже нет», как значилось в советском анекдоте.

Для этого — нужно просто приближать ситуацию, когда «у них нет патронов». Вернее, создавать такую ситуацию, чтобы любой мент предпочёл толкнуть свои патроны на сторону, знакомым криминал-буржуа, нежели использовал для отстрела врагов Путина, который этому менту уже вообще никто.

То есть, одновременно душить государственный бюджет (что делается, и неплохо), но, что не менее важно, - способствовать росту влияния частников, теневиков.

Что бы я сделал на месте Запада в первую очередь? Скажем, оснастил бы некоторые военные корабли оборудованием для быстрой погрузки контейнеров с контрабандой на моторки-казанки, подходящие с берега. При некоторой сноровке перегрузку можно проводить так быстро и незаметно, что никакими усилиями российские погранцы не сумеют это дело пресечь (особенно, если будут иметь долю).

Кремлёвские объявили войну российскому продовольственному рынку и давят сыры гусеницами, чтобы целиком контролировать рынок жратвы, вызывая при этом изрядное раздражение даже самой лояльной публики? Отлично! Эти кретины лучше и придумать не могли! Остаётся — просто восполнять создаваемый ими дефицит так, чтобы они уж точно не могли контролировать эти потоки и не получали ни копейки денег от них. Но чтобы прибыль теневиков шла на укрепление их экономического ресурса, который в определённый момент начинает конвертироваться в политический хотя бы путём подкупа чиновников.

Что же могла бы сделать конкретно Украина, и что я давно предлагал — не тормозить на границе маниакально всех россиян, как потенциальных диверсантов, а, напротив, организовать для граждан соседней страны своеобразный туризм. Оружейный туризм. То есть, официально (или практически официально) создать такой сервис, при котором россияне могли бы приехать в Украину, купить боевой ствол и выехать обратно с максимальным удобством, минуя таможню. Это было бы несложно организовать, поскольку граница по-прежнему довольно дырявая с обеих сторон.

Помимо хорошего дохода для Украины это будет иметь и такое положительное следствие, как восстановление права на частную вооружённость в РФ. И здешнее правительство вынуждено будет хоть иногда советоваться с головой, принимая то или иное решение, когда будет знать, что с Украины идёт неучитываемый, но массовый поток оружия, и в любой момент у тебя могут оказаться на площади не просто сто тысяч недовольных граждан, а сто тысяч недовольных граждан с боевым короткостволом, если не с автоматами.

Разумеется, все подобные меры, если будут приняты в официальном или «полуофициальном» порядке, повлекут большое недовольство со стороны российского МИДа, который будет заламывать руки и надрывать глотку, уличая в «недоброжелательной политике».

Все эти вопли, по-моему, давно следует игнорировать. Более недоброжелательно, чем Кремлёвские, по отношению к миру не вёл себя никто века так с тринадцатого. Поэтому — чести много прислушиваться к их предсмертным завываниям. Надо просто делать всё возможное, чтобы приближать их кончину, но при этом не разрывать связи с Россией, а всемерно развивать их на частном уровне, выпестывая новую экономическую, а в перспективе политическую элиту, которая поднялась благодаря своим завязкам с Цивилизацией, в виде взаимовыгодной торговли, и умеет это ценить.

Конечно, это будет довольно криминальная, мафиозная элита — но всё же не настолько безумная, одиозная и деструктивная, как нынешний режим или некие ещё более отмороженные, сектантские движения, которые могут его сменить, если бросить дело на самотёк и позволить разразиться неуправляемому хаосу в России.




























































































Tags: Россия, грядущее, политика, экономика
Subscribe

  • Физкультурные лайфхаки

    Я рассказывал, что сейчас много занимаюсь оздоровлением Матушки после Ковида. Ну и заодно — стараемся обуздать гипертензию и диабет. Делаем…

  • Решение кабацкого вопроса

    Виконт Алексей Артёмович намедни вернулся с Форментеры. Договорился с приятелями потусить в 16 Тоннах — а там куаркод требуют. Он объясняет,…

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Физкультурные лайфхаки

    Я рассказывал, что сейчас много занимаюсь оздоровлением Матушки после Ковида. Ну и заодно — стараемся обуздать гипертензию и диабет. Делаем…

  • Решение кабацкого вопроса

    Виконт Алексей Артёмович намедни вернулся с Форментеры. Договорился с приятелями потусить в 16 Тоннах — а там куаркод требуют. Он объясняет,…

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…