artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Почему надо дружить с англосаксами?

В одном из недавних своих постов я обмолвился, что главный императив внешней политики на планете Земля последние веков несколько (пять, я думаю) — это “Don't fuck with anglo-saxons!” И обещал объяснить, почему так.

Объясняю.

Видите ли, англосаксы имеют очень трогательные веснушки, а ещё у них есть Вильям наш Шекспир, и поэтому они лапочки, с которыми надо дружить...

Неубедительно?

Согласен.

Тогда попробуем немножко по-другому, но придётся начать издалека.

Вот хорошо известно, что Советский Союз развалился, потому что предатели-либерасты, эта гадкая пятая колонна низкопоклонцев перед Западом, продала завоевания социализма за джинсы и кока-колу.




















И хотя факт хорошо известен, «поцреоты» редко доходят до того, чтобы осмыслить его по-настоящему, для чего понадобится задать ряд вполне очевидных вопросов.








    1. Каким образом горстка отщепенцев, низкопреклонившихся перед загнивающим Западом, сумела обрести такое влияние в могучей Советской стране, чтобы взять и развалить её?


    2. Почему так вышло, что Советская Власть, со всеми её чудесными достижениями, была продана за джинсы и кока-колу, а не наоборот — чтобы американцы похерили свой проклятый капитализм за лимонад «Буратино» и штаны от фабрики «Большевичка»? Неужели кока-кола настолько вкуснее «Буратино»? Да глупость какая! И ведь были же, в конце концов, в Союзе аж с начала восьмидесятых, лицензионные пепси-кола и фанта. Чем они-то, блин, хуже кока-колы? Родное правительство, понимаешь, на валюту потратилось, лицензию закупило, оборудование, и наделало пепси-колы хоть залейся, но вот нет: этим уродам либерастным-диссидентским вынь да положь именно кока-колу! Ну что за люди?

      Впрочем на это говорится, что американцы и их марионетки тратили большие средства на подрывную идеологическую деятельность в среде советских людей, чтобы их развратить и сбить с пути истинного.

      Но разве Советский Союз совсем не тратился на идеологическую перевербовку населения наиболее вероятного противника? Было бы глупо, когда так. Нет, тратился, конечно. И пропагандистскую машину имел — будь здоров. Благо, несмотря на весь «кровавый маккартизм», всё-таки гораздо проще было втюхивать коммунистические идеи в США, нежели капиталистические в СССР. Ну да, у нас не бывало процессов и расследований, где бы ведущих деятелей государства, СМИ и киноискусства изобличали в членстве в «капиталистической партии СССР», руководимой из Вашингтона. Когда в Штатах был Маккартизм — у нас за гораздо меньшее к стенке ставили.

      Тем не менее, факт остаётся фактом: несмотря на гораздо большее удобство просоветской пропаганды в Штатах, нежели наоборот (и гораздо бОльшую её интенсивность, гораздо бОльшую государственную поддержку), к концу восьмидесятых сложилась такая ситуация, что число «отщепенцев», готовых послать нахер все достижения социализма ради «глотка свободы» (и пресловутой кока-колы) - примерно сравнялось с населением Советского Союза. Во всяком случае, туда входили чуть ли не все социально и политически активные люди, чьё мнение чего-то значит. И уж поголовно — весь молодняк советских элит.

      Я знаю, о чём говорю, я сам «мажор» по социальному происхождению, сынок профессора ЛГУ, сильно «выездного», и круг общения — соответствующий. Детишки партхозноменклатуры, чекистов, дипломатов. И если в этой среде кто-то во второй половине восьмидесятых начал бы, даже очень осторожно, выступать адвокатом советского образа жизни и коммунистических идеалов, на него бы посмотрели, как на больного.

      В «рабоче-крестьянских» кругах, с которыми я имел возможность общаться, скажем, на даче — умонастроения были примерно такие же. Даже — более гипертрофированные в своём «низкопоклонстве перед Западом». По причине «эхообразной» искажённости информации, доступной через вторые-третьи руки.

      «Да там в каждом магазинчике — триста сортов колбасы!»

      «Прямо уж в каждом? Как ты себе это представляешь, на одном-то прилавке?»

      «А вот так! Потому что — умеют! А ты не знаешь — вот и не говори!»



«Да там в Штатах медсестра получает три штуки баксов в месяц! Это ж каждый месяц тачку менять можно! Вот бы нам так!»

«Ты — американская медсестра?»

«Нет, я, типа, механизатор. Но они ж там тоже получают — мама не горюй! Эксплуатация, блин, человека человеком! Дайте мне этого человека, который бы меня так эксплуатировал! А то ж, блин, никакой эксплуатации — одна токма сплошаная забота о человеке! Ёбаный Совок!»

Про себя думалось: «Конкретно тебя — там бы кто-то взял на себя труд эксплуатировать века полтора назад, когда за проёбанный по пьяни трактор с тебя можно было бы спустить шкуру, в буквальном смысле. Но тогда не было у негров тракторов, а сейчас нет такой возможности. Поэтому, боюсь, ты и там не найдёшь человека, который бы взялся тебя эксплуатировать».

Ну и в целом — это было общее место, что «Совок говно», а «Запад — круто».

И как же коварные англосаксы достигли такого растления умов советского народа? Они вкрадчивыми своими «голосами» по радио эту мысль навевали, рассказывая про «молочные реки да кисельные берега да колбасные залежи» у себя? Нет, смею заверить, никакое явное противопоставление советского образа жизни западному — теми голосами не выпячивалось. Они были гораздо изощрённее. Они просто говорили о тех делах, которые их волнуют — но из этого делался вывод, что их не волнует «дефицит колбасы», уж точно.

Однако ж, не в материальном даже неравенстве было дело. По хорошему счёту, и в Союзе можно было жить относительно неплохо. Ну вот я с двенадцати лет тусил с фарцовщиками, помогал им преодолевать языковой барьер с буржуйскими туристами, устраивал экскурсии по Питеру мимо «Интуриста», по тем местам, которые официальные гиды не покажут, иногда делал одолжения своим приятелям, перемещая валюту с точки на точку (им — суровая статья, а мне, как малолетке, в общем-то по барабану спецура, даже если прихватит). Естественно, получал с этого.

Потом, когда уже пошли всякие легальные совместные с иностранцами проекты — Батя подкидывал мне переводы от своих контрагентов с оплатой в валюте. Для меня и в четырнадцать лет нормально было заработать баксов двести-триста за месяц (совершенно огромные деньги для пацана в Союзе по тем временам, при реальном курсе червонец за бакс, и забудьте про канонические «шестьдесят три копейки», это шутка юмора такая была, а не реальный курс).

Но вот чтобы отоваривать эти баксы в «Берёзке» - приходилось либо изображать из себя иностранца, либо подыскивать людей, которые могли бы объяснить наличие у них валюты. И это было не то что неудобно (все проблемы — решаемы), а просто чертовски унизительно. Вот сам факт, что в твоей стране «победившего чего-то там» хорошие вещи продаются только за валюту и только тем, кто имеет право ею обладать. Поскольку обычный гражданин этой «великой» страны — ею обладать права не имеет. И в магазины такие заходить не может, будучи на родной земле существом даже не второго, а третьего сорта (поскольку первый сорт — это иностранцы, а второй — граждане, милостиво допущенные до права иметь валюту, работавшие за бугром).

Понимаю, что скотам не объяснить, но вот Людям — одно это было крайне унизительно, сам по себе такой порядок вещей. Поэтому «Совок» и воспринимался, как позорная скотобаза. Главная проблема которой не в том даже, что она нищая (хотя нищая), а в том — что скотобаза.

Как удалось англосаксам (западникам вообще) добиться такого результата? А никак! Они просто жили, как нравилось им, а прочим — предоставляли возможность подглядывать на то, как живут они, англосаксы, и сравнивать со своей жизнью.

В чём же секрет того, что образ жизни англосаксов неизбежно оказывался притягательным для всех, кто сначала фанатично сопротивлялся их ценностям, а потом втягивался в их «орбиту», когда подрастала молодёжь, которая говорила: «Да пошли вы нахер, со своими исконно-посконно-духовными «заветами предков»!»?

О, это долгая история.

Началась она, видимо, с того, что Англия — остров. И довольно большой. Который трудно атаковать за просто так, трудно устроить массированное туда вторжение, поэтому англичане, после Нормандского завоевания, получили возможность устраивать межклановые всякие феодальные разборки без оглядки на то, что нахлынут вражьи орды и поработят их, пользуясь разобщённостью.

В этих феодальных разборках несколько быстрее, чем у прочих, была «десакрализирована» власть короля, и ему, самому жалкому и даже «безземельному» Иоанну II, серьёзные пацаны-бароны предъявили ультиматум: или подписываешь Великую Хартию Вольностей, где обозначается, что ты не пуп земли, что с людями советоваться должен, или...

Второе «или» ему не понравилось — и он подписал. Потом — отрёкся от подписи. Потом — были еще более ожесточённые разборки, вроде «Войны Роз». И это то, что Англия могла себе позволить, будучи островом.

И в недрах этой перманентной мясорубки — вызревала мысль: «Ребят, а давайте всё-таки сорганизуемся как-то так, чтобы никому не могла принадлежать полная власть, чтобы всякий человечишко имел какие-то там права и свободы, нерушимые, типа, и чтобы серьёзные пацаны друг друга контролировали, с привлечением общественности и с уважением к частным интересам человеков, которых у нас мало осталось, и каждый налогоплательщик, каждый йомен — ценен?»

Это, конечно, непростой, неблизкий и непрямой путь был. Но вектор был задан: ограничение произвола через систему сдержек и противовесов властных ребят и уважение к правам простых граждан, который сейчас, может, полное чмо перед тобой, феодалом пышнопёрым, а ну как завтра с аркебузы в брюхо засадит, если доведёшь ты его своим хамством?

Ну вот так создались предпосылки к возникновению идеологии, которую принято называть «либерализмом». Чья суть — максимальная свобода каждого человека во всём, что не образует прямой агрессии против других человеков или их заведомого обмана, персональная ответственность за свои действия, и невмешательство государства во всех случаях, кроме совершения кем-то прямой агрессии или злонамеренного обмана.

Не сказать, что это прямо уж революционное истинно английское было открытие, идеология либерализма. Да нет, Античный мир Греции и Рима во многом по тем же понятиям строился. И Новгород наш — тоже.

Но вот Новгород не выстоял против московитской экспансии, а Англия, будучи островом, сумела выстоять достаточно долго, чтобы уразуметь: свободу нужно защищать. И защищала вполне успешно.

А потом английские (и все прочие европейские) поселенцы, которые хотели ещё большей свободы, залудили США, уникальное государство, которое основано не на кровно-племенной какой-то базе, а на осознанной идеологической доктрине, совершенно, «рафинированно» либеральной. «Все имеют право на стремление(sic!) к счастью», но государство вовсе не провозглашает себя гарантом счастья для всех и каждого.

Такой подход, защита частных прав человеков делать что угодно, кроме явных агрессии и обмана, вылился в то, что человеки начали заниматься частным предпринимательством, торговлей, и очень сильно преуспели (можно назвать это «капитализмом», но можно просто называть это «свободой», как она есть). Это потянуло ввысь технологическое развитие. Так-то в любой популяции могут рождаться потенциально гениальные всякие учёные, но вот есть разница: то ли их сожгут на костре приверженцы духовных скреп — то ли возьмут в оборот циничные дельцы-торгаши, которые видят в инновациях возможность извлекать прибыль, sweet money.

Куда стремятся лучшие умы в этом случае? Куда перемещается центр технологического и культурного развития Цивилизации? Естественно, туда, где имеются лучшие возможности для самореализации.

В сколько-нибудь долгой гонке — это обеспечивает абсолютное экономическое превосходство тех, кто принял «англосаксонскую» модель над теми, кто отринул её, как безнравственную и недостаточно духовную.

И «конец-то истории» по Фукуяме не наступил ещё, но мир выраженно разделился на тех, кто воспринял «торгашескую идеологию» англосаксов, влился в Цивилизацию — и тех, кто сидит в полной жопе и дрочит на своё невзъебенное духовное превосходство.

Думаете, что-то новое глаголят те наши «апостолы», что пророчат скорый конец вырожденческой англосаксонской модели общественных отношений, поскольку растленная она, и слабая, и гнилая?

Я уж не говорю о советской пропаганде, которая всё своё существование твердила о том, как Америка вот-вот рухнет.

Но в истории бывало много систем, которые уповали на скорый конец Англии (впоследствии Америки), которая размякла, обрюзгла, да они ж торгаши, а не воины, куда им против нас!

Испания так думала в своё время. Франция. Германия. Япония.

Они — жёстко обломились в своих воззрениях на реальность. Всякий раз оказывалось, что эти «обмякшие торгаши» - ещё как способны давать и чисто военный укорот тем придуркам, которые вздумали на них тявкать и покусывать. Имея и технологическое превосходство, и экономическое, и — людей, которые конкретно знают, за что воюют. За своё право быть мягкотелыми торгашами и легкомысленными гедонистами. А за это — они глотки реально рвут тем, кто пытается им помешать.

Чего не понимают многие, в «торгашеской» психологии англосаксов — их сила, а не слабость. Да, они не любят воевать, поскольку война, как бы ни утверждали иное марксистские маразматики — помеха торговле и обогащению.

Но именно рассматривая войну как досадную помеху бизнесу, они не склонны бесконечно меряться доблестью и пиками и «пинусами» на ристалищах-дристалищах. Их не очень интересует сам процесс — их интересует результат. Именно — чтобы угроза была устранена, mission accomplished. И ради этого — они могут быть абсолютно безжалостными. Вернее - «выверенно сострадательными». Калькулятивно, как торгаши. «Если мы будем здесь бодаться десять лет, то уложим миллион своих солдат и десять миллионов местных цивилитиков. А если сбросим на них пару таких бомбочек, которых у них нет, то угробим при этом двести тысяч их цивилитиков, но они, возможно, окажутся в таком шоке, что согласятся проявить здравомыслие, и больше не делать нам гадостей вроде Пёрл-Харбора, а делать Сони Плейстейшн, себе и нам на радость».

«Поцреоты»-совкодрочеры часто задают вопрос «либерастам»: «Вы что, вот так сектантски верите в то, что Запад несёт добро?»

За всех «либерастов» не отвечу, но за себя, как истинный либерал старой школы, отвечу так:

«Нет, я не очень верю в то, что Запад несёт добро, если подразумевать под этим благотворительность. Я считаю, что это даже отступление от его принципов, безосновательная благотворительность. Но я не верю, а знаю, что с Западом можно плодотворно сотрудничать, на взаимовыгодных началах, а во что я верю — так это в то, что он может накидать неслабых пачек тем, кто пытается ему поднасрать. Вернее, это тоже вопрос не веры, а знания. Поэтому с вами, пидарасы конченные, которые сейчас предают Россию, мешая ей подружиться с Западом, - я надеюсь разобраться и без помощи Запада. И так мягко, как в 91-м, с вами не будет. Ну, тогда мы не могли притеснять наших бабушек и дедушек, правоверных коммунистов, воспитанных в замкнутой системе, с младых ногтей. Мы, конечно, пели песенку «Пароход плывёт мимо пристани — будем рыбу кормить коммунистами», но это был стёб, это было примерно то же, как львовские студентики скандируют «москаляку на гиляку». На самом деле — мы не хотели развесить старшее поколение по фонарям и не делали этого. Что до вас, вновь нарисовавшиеся дрочеры «особого пути России», которая якобы должна противостоять Западу, - не обещаю, что с вами мы обойдёмся так же гуманно. Вы — имели всю полноту информации, в отличие от тех упёртых коммунистических бабушек и дедушек в конце восьмидесятых. Вы — имели возможность оценивать, что бывает с теми, кто бросает вызов Западу. И если вы решили, кровь из носу, обособить Россию от Запада, поссорить её с ним — в наших глазах вы предатели национальных интересов России, готовые погубить страну ради каких-то своих мелочных шкурных интересов, вроде установления своей кратковременной и зыбкой власти на оседающих руинах той России, которая лично мне всё-таки дорога».

Ну а что я и мне подобные - «предатели» интересов России в ваших глазах, то мне плевать на мнение тараканов, вновь решивших, что они — хозяева кухни.

Кто были вы в девяностые, чмошники? Вот когда за вами не было господдержки? Так, слякоть, «кошки насрали». Этим — вы всегда и будете, ибо такова ваша сучность.

А таким, как я — никогда не нужна господдержка, чтобы щемить чмошников. Мне от государства (любого) только и надо, чтобы его было как можно меньше, чтобы оно редуцировалось до локковского «ночного сторожа», но если этот сторож ночью дрыхнет беспробудно — то мне оно и лучше.

Тем не менее, говоря о том, что мы не будем так гуманны к предателям России, как были в девяносто первом, я не имею в виду, что мы всех на кол посадим. Зачем?

Мы, торгаши и стяжатели, по определению против бессмысленной растраты хоть какого-то ресурса, который может приносить доход.

Нет, я лично — за обращение в рабство тех, кто предал Россию, способствуя её конфликту с Западом. Предъявление обвинения в соучастии в предательской политике Кремля — и на выбор: либо пожизненное, за госизмену, развязывание агрессивной войны, пособничество терроризму — либо пяток лет отработки на частного хозяина, который тебя выкупит.

К слову, я далеко не идеализирую Запад, и понимаю, что при всей общей либеральности его парадигмы, там всегда была масса патерналистских косяков. Запрет на частное рабовладение — один из таких косяков. Ибо — свобода не может быть полной, если не подразумевает права иметь рабов.

В России — мы это исправим. Но при этом, если уж говорить об ответственности правительства за судьбу хоть каких-то своих граждан, хоть самых заблудших и опустившихся — я согласен, что необходимо принять закон о гуманности обращения с рабами как в государственных, так и частных владениях. Не больше полусотни плетей или двух сотен розог в месяц — и это я могу обосновать, почему возьму на себя такую смелость, вмешиваться таким образом в частные отношения хозяина и его собственности.

Но более — ничего утешительного не могу обещать ни видным «поцреотам» путинского разлива, ни стайкам «гупий-крымняшек». Вы провинились, вы подставили Россию, поссорив её с Западом, вы должны ответить за ущерб Людям от своих действий, вы будете проданы в рабство, если не сумеете откупиться, поскольку за ваши косяки — вполне правомерно расплачиваться именно вами, а не вешать груз вашей вины на всех граждан и их потомство.

И всё же, не покидает мысль: вот кем нужно быть, чтобы иметь доступ к историческим материалам, чтобы иметь возможность представить себе, что такое «англосаксонский мир», чтобы оценить судьбу всех тех, кто бросал ему вызов, уповая на свою силу и его «слабость», - и броситься в ту же стену той же головой по-новой?

Кто они, как не предатели России?

Ну а про меня — вы, судари любезные, можете думать то же самое, со своей стороны, вот только, ещё раз, не могу обещать, что когда мы победим (не «если», а «когда») в очередной раз — с вами обойдутся так же гуманно, как с советскими закоренелыми коммунистами, которые были наши бабушки-дедушки, и которых мы пальцем не тронули.

Вы — мне не родня, извините. Вы — обсосы, которые не смогли встроиться в капиталистический мир возможностей, свободы и ответственности; вы доигрались до того, что мне, как при Совке Позорном, приходится ввозить в Россию контрабандой пармезаны и хамоны; вы добились того, что вне России мне приходится говорить «я русский, но не чмошный ублюдок, поддерживающий Хуйло», хотя прежде, с девяностых начиная, само по себе «я русский» звучало достаточно гордо, как «я гражданин, который строит страну, которой хочу гордиться».

За это — вам не будет прощения. Но будет искупление. При соблюдении гуманизма. Не более полусотни плетей или двухсот розог в месяц :-)



















































































































    Tags: Россия, геополитика, история
    Subscribe

    • Украина, Россия и Чехов

      Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

    • Амадей мой, Амадей

      Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

    • Байден, Зеленский, Путин

      Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

    • 9 comments