artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О перспективах обмена

В последнее время прокремлёвская пропаганда устроила массированный вброс о том, что будто бы достигнуто соглашение об обмене двух российских спецназовцев, Ерофеева и Александрова, на украинских пленных.

Что характерно, многие люди в России, даже отнюдь не ватники, сочли это сообщение вполне правдоподобным.

Приходилось их разубеждать: «Не, если б у украинцев было намерение их менять, как делалось раньше с «овечками заблудшими» — то и делали бы, как раньше. По-тихому, не особо засвечивая факт участия в боевых действиях на территории Украины, не заводя уголовных дел. Как с теми десантниками прошлым летом. Но сейчас цель у Киева немножко другая. Во-первых, доказать участие российских военных в донбасском конфликте уже официально, в судебном порядке, а во-вторых — показать, что всё, игры кончились. Ясно дать понять всем кандидатам на «командировку», что всё серьёзно, ребят. Если попадётесь — вас осудят как террористов, с неиллюзорной перспективой провести остаток дней в украинской тюрьме. И на такую позицию — в украинском обществе запрос даже больше, чем на возвращение пленных любой ценой. Поскольку в плену остаётся несколько сотен украинских бойцов, из них именно в России — считанные десятки, и их-то по-любому рано или поздно освободят, поскольку удерживаются они заведомо незаконно, а России рано или поздно придётся «латать имидж». Но российские спецназовцы, раз уж они официально засвечены и запущен юридический процесс — это совсем другое дело. Не являюсь экспертом в украинском законодательстве, но не уверен, что и сам Порошенко может вот так запросто вытащить из камеры арестанта, обвиняемого в особо тяжком преступлении, и сказать: «Этого я забираю и отпускаю». Во всяком случае, не уверен, что это будет так уж восторжено принято украинской общественностью, которая теперь, порядком озверев, хочет некоторого наказания тем, кто приезжает из соседней страны погулять-пострелять».

Ну и практически сразу украинская сторона подтвердила верность моего прогноза, заявив, что по крайней мере этих двух «туристов» отдавать не намерена, что в сентябре будет суд (полагаю, что потом, через год-другой всё равно их как-нибудь передадут, но когда и Россия будет другой, и в Украине страсти поулягутся).

Мои же знакомцы возражали: «Но всё-таки на такую фигуру, как Савченко, их могли бы махнуть! Это уж точно было бы позитивно воспринято украинской общественностью».
















Что ж, общественностью — возможно. Однако, а каков в этом интерес Порошенко и иже с ним?

Я не говорю, что все олигархи и политики — упыри, но всё-таки это довольно прагматичные люди.

Разумеется, если бы Савченко уморили в российской тюрьме как Алексаняна или Магнитского — это был бы тяжкий удар не только по российской репутации (там-то терять уже нечего, как и пробы ставить негде), но и по имиджу Порошенко.

Однако, российская сторона показала, что вовсе не собирается ликвидировать Савченко, и более того — не позволит и ей самой уморить себя голодом.

А когда так, когда нет угрозы непосредственно жизни — Савченко, думаю, наилучшим образом устраивает Киевскую властную элиту, когда сидит себе в российской тюрьме и продолжает работать национальной героиней.

Конечно, вопрос о её освобождение постоянно поднимается, конечно, этого требуют, с надлежащим гневом и пафосом, но вот надо ли оно на самом деле Порошенко?

Причём, речь не идёт даже о том, что он опасается Савченко как серьёзного конкурента в борьбе за власть. Будем считать, что он озабочен вопросами национальной стабильности и безопасности.

Однако, представим: вот Савченко торжественно возвращается домой, в ореоле «Орлеанской Девы». По своей харизме — она сейчас неспопоставима ни с каким украинским политиком. Даже близко никого нет. Все бравые командиры добробатов, ушедшие в политику, имеют сейчас изрядно подмоченную репутацию, во взаимных разборках да причастности к некоторым сомнительным делам. То же и многие волонтёры, ушедшие в политику. Не говоря уж о старых политических фигурах, приспособившихся «жити по-новому».

А Савченко — она чиста и незапятнана, покамест. Она добросовестно исполняла свой патриотический долг в первые месяцы заварушки — а весь этот «цирк с конями», все эти не очень красивые разборки в кулуарах Рады и вокруг, пересидела в московитских застенках. Поэтому её-то слова, её-то критика — будут отзываться в обществе весьма громко. Благо, она ещё и неплохой оратор, а не тупой солдафон.

Но всё-таки она — не политик. В смысле, не имеет большого опыта в политических интригах. Поэтому со стороны Порошенко резоннно ожидать, что такую «ферзёвую» фигуру, как Савченко, «приватизирует» партия, которая, собственно, и выдвинула её в Раду, первым местом в списке.

А уж Юлия Владимировна, возглающая Батькивщину — она... как бы сказать? Скажем мягко: она как раз имеет изрядный опыт в политических интригах.

И сейчас-то её влияние весьма пожухло, о ней уж и редко слышно, но это не значит, что она вот так вот взяла и отказалась от своих немаленьких амбиций. Просто, чувствует, что время ещё не настало. Однако ж, заполучив такое оружие, как Савченко — думается, Юлия Владимировна не преминёт им воспользоваться, пусть даже самой оставаясь за «портьерой».

Во всяком случае, этого резонно может опасаться Пётр Алексеич. И пусть не ради личного властолюбия, но ради сохранения хоть какой-то стабильности и догороспособности в украинской политике — вряд ли он этого хочет.

Поэтому, совершенно не в его интересах, чтобы Савченко вернули прямо сейчас, да ещё и ценой российских спецназовцев, которых начали раскручивать вполне официально.

Более того, если Савченко вернётся, да сразу на Олимп украинской политики — нынешней правящей элите, пожалуй, придётся вбрасывать версию о том, что её, возможно, всё-таки перевербовало ФСБ. Что будет хреново пахнуть для всех, такое опошление легенды.

И есть ещё один момент. Вероятно, когда Савченко только захватили — у «ополченцев» и их кураторов действительно была мысль, что неплохо было бы её обработать и перевербовать на свою сторону, чтобы она говорила всякие нужные слова про то, как она разочаровалась в Майдане, как её использовали, и как нужно дружить с Россией.

Основания у них для этого имелись. Им удавалось в некоторых случаях склонить к такому сотрудничеству некоторые заметные на Майдане фигуры, попадавшие к ним в лапы (и не думаю, что посредством утюгов и паяльников — просто там действительно есть профессионалы).

Но с Савченко — вышел конкретный облом. Она действительно офицер, каким ему положено быть, и хотя может говорить довольно нелестные слова в адрес Киева, но однозначно отказалась предавать свою страну и зачитывать что-то по бумажке, в угоду агрессору.

С тех пор Савченко для России — это не столько «ценный приз», сколько — кость в горле. На неё уже успели много чего повесить, но на самом деле российской общественности в целом похуй, чего там случилось с корреспондентами ВГТРК на Луганщине год назад. То есть, тролли-то и отдельные маньяки могут разоряться в Сети, но опроси на улице сотню человек, как звали «убитых» Савченко журналистов — дай бог пяток вспомнят хотя бы Корнелюка.

Но при этом раз обвинение выдвинуто — отбросить его затруднительно. «Мы передумали, мы теперь считаем, что наших корреспондентов вполне даже можно отстреливать». И доказать обвинение так, чтобы это хоть немножко походило на правосудие — тоже затруднительно. Потому что для этого нужно доказать, что Савченко не просто координировала огонь по блокпосту, где были российские корреспонденты, а действовала с прямым умыслом на убийство ИМЕННО их. То есть, нужен по крайней мере радиоперехват, где бы она кричала в эфир что-то вроде: «О, нарисовались кацапские журналюги — давайте, мочите их, не упускайте случай».

Если б такая запись у следствия была — ну какой смысл скрывать её в течение всего этого времени?

Когда же её нет — обвинение в убийстве заведомо превращается в фарс. И повлечёт весьма хреновые последствия для всех участников процесса с российской стороны, если Савченко на самом деле осудят, и если они рискнут когда-нибудь сунуть нос заграницу. А через пару лет — на них и в России отыграются. Вот до всех сервильных сволочей в системе следствия и суда не дотянутся — но самых одиозных, получивших такую известность, «распнут».

Таким образом, дело Савченко — это большой геморрой прежде всего для России. Тупик, в который эти долбоёбы загнали сами себя — и все выходы «заминированы».

Поэтому не исключено, что от Савченко постараются избавиться, устроив ей «побег». Для чего и перевели поближе к Украине. Такая версия уже выдвигалась неоднократно (вариант «ликвидация при побеге» - менее вероятна, поскольку и любой начальник СИЗО будет понимать, что его жизнь в этом случае может оказаться не очень приятной и даже не очень долгой).

Анекдот, однако, будет, если Савченко откажется бежать. Мол, судите меня, коль уж взялись. Это, в общем-то, в её характере, думается.

Ну а для украинской властной верхушки Савченко сейчас — это примерно как Крым. Можно сколько угодно настаивать на возвращении, но на самом деле им гораздо выгоднее, чтобы и та, и другая «кость» подольше торчали в горле у Кремля.

Это довольно цинично, но политика — порою бывает циничной штукой, где учитываются прежде всего прагматические интересы, а не возвышенные эмоции.

Сказанное, впрочем, не относится к Кремлёвской политике, где не учитываются ни прагматические интересы, ни сколько-нибудь возвышенные эмоции, а будто бы намеренно ставится цель обстряпать всё, с одной стороны, с наивысшим ущербом для национальных интересов, а с другой — максимально грязным, нарочито гнусным образом. Они будто бы отыгрывают некое пари, где поспорили, сколько можно продержаться у власти, если вести себя и как вредители, и как моральные уроды, причём выставляя напоказ и то, и другое.
































































Tags: Россия, Украина, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments