artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Либералы и аборты

Отвлекшись от дел планетарных, почитал последнее выступление Латыниной. Я вообще люблю читать Латынину. Иногда это занятно. Она, в конце концов, общается со многими толковыми людьми, из самых разных «лагерей», а потому вольно-невольно служит индикатором и ретранслятором их умонастроений.

Позабавило, как они сцепились с Нестеренко по поводу абортов. Мизулина предложила их запретить (в смысле серьёзно ограничить), Латынина поддержала, Нестеренко гневно набросился, получил отповедь.

Ну, с Мизулиной-то всё давно понятно. Там аборт делать поздно (а жаль!) Но эти двое – они как бы рьяные либералы, чуть ли не либертарианцы. По многим идеям, которые высказывают. Но вот всё-таки, видимо, советское воспитание – это очень трудно искренимая штука. Поэтому едва ли не каждый наш, российский (да и украинский) записной либерал, стоит его чуть-чуть поскрести – всё равно «совок» на поверку выходит. И это выражается не в том, что он ностальгирует по Союзу, превозносит Сталина, и всё такое. Боже упаси! Уж не в случае с этими двумя – точно.

Но – у них всё равно, сцуко, «государственное мышление». У обоих. То есть, они могут говорить очень красивые слова про примат частных интересов над государственными, про «нет налогов без представительства» (и vice versa), цитировать Хайека, Мизеса, Айн Рэнд, но всё равно в глубине души сидит в каждом них этакий «самодержец всея Руси»(или всея планеты), оченна такой прогрессивный, конечно, монарх-реформатор, который уверен, что ЗНАЕТ, КАК ПРАВИЛЬНО. То есть, знает, как нужно устроить жизнь других людей на свой вкус, что им нужно предписывать, что запрещать, как воспитывать.

Ну и понятно, что, как писал Аверченко про некоторых представителей столь же «либеральной» антибольшевистской оппозиции, «ясно, что дорвавшись до власти, будет такой человек сугубым Нероном, только что без его умения играть на цитре».

Не, они хорошие ребята, талантливые. И Латынина (только не понимаю, чего она на Стилихона наезжает: что за антивандальский расизм?), и Нестеренко (несмотря на свои антисексуальные заёбы), но они хорошие – пока просто публицисты. Ну, вещают свои идеи в массы – в своём праве. Кое-какие идеи даже и симпатичными представляются. Но вот сам подход – он всё равно глубоко «совковый». Или – «этатистский», в более широком смысле. Выраженный в том, что государство – это инструмент для воплощения каких-то благих пожеланий правителя в жизни подданных, которую, разумеется, правитель должен всемерно контролировать.

При этом – эти ребята никогда ничем не руководили, никогда не прогибали других людей под себя, они понятия не имеют, насколько это сложно, добиться, чтобы люди следовали твоей воле, но с лёгкостью необычайной рассуждают, как они бы ввели такой-то закон, такой-то запрет, и наступило бы сплошное благоухания. Даже не осознавая при этом, что вещи, которые они выдают за «насущную необходимость» - на самом деле просто Их Персональная Прихоть (каковые иметь не запретишь, конечно).

Вот Латынина говорит: Менделеев предсказывал, что к концу двадцатого века в России будет шестьсот миллионов населения, но большевики засрали всю малину, утопили страну в крови, поэтому хоть сейчас нужно запретить аборты, чтобы всё-таки хоть к концу двадцать первого века в России таки было шестьсот миллионов человек, и похуй, какого качества, но они всё-таки носители русского языка и культуры, и они нужны, чтоб было кому читать Пушкина.

Что ж, Менделеев предсказывал также, что главной проблемой двадцатого века будет уборка конского навоза. Поскольку экономика растёт, перевозки растут, поголовье лошадей растёт геометрически. Однако технический прогресс (к которому был причастен и Менделеев) распорядился немножко по-другому.

А один товарищ, тоже любитель футуристических прогнозов, тоже любил помечтать, как его нация, расправив крылья, достигнет со временем именно такой численности, шестьсот миллионов, благодаря чему станет подлинно великой, образует самую совершенную, самодостаточную цивилизацию. Правда, для этого нужно добыть жизненное пространство для расселения и размножения. Но в процессе его добывания нация как-то потеряла пятнадцать процентов от той численности, какую имела, и сейчас немцев примерно столько же, сколько было до Войны. Но они почему-то не жужжат, не комплексуют от своей «малочисленности» и «цивилизационной маргинальности».

А теперь, значит, по мнению Латыниной, России нужно кровь из носу нарастить поголовье. Любой ценой.

Один вопрос: а нахера? Что, реально так скучно и одиноко жить, и некому лапу подать, и некому Пушкина прочесть? Да как по мне, это чуть ли не лучшее, что есть в России – малолюдность. Когда запросто можно найти место, откуда до ближайших людей три часа вертолётом (не, так-то я люблю людей… наверное… но не перманентно).

Более того, есть подозрение, что вот где-то полтораста лямов населения конкретно для России и для русских – это предел взаимокомфортного проживания. Стоит перебрать – русские начинают звереть от скученности и мочить друг друга. И большевики-то – не из космоса прилетели. А пришли на волне народной осатанелости, которая, не в последнюю очередь, вызвана была взрывным ростом населения в предшествовавшие десятилетия и жутким демографическим перегревом.

Поэтому, как по мне, все эти «кролиководческие» фантазии – довольно стрёмные. Это ничем хорошим не кончается, форсированная забота правительства о количестве народонаселения. Обычно – кончается войной. Это даже закономерность в России: если правительство поощряет деторождение – жди большой войны.

Но самое главное, вот можно как угодно презрительно относиться к простонародью (заслуженно, в общем-то), однако нужно понимать (хотя бы людям, претендующим на «либеральность»): это – НЕ твои рабы. Это – НЕ твоя собственность. Это – даже не твои дети или друзья.

Это взрослые люди (если взрослые), которые полагаются свободными и самостоятельными. Они могут быть дураками, они могут спускать свою жизнь в унитаз, но если они тебя не трогают – какое тебе дело до того, как они живут? Ну, если ты реально либерал, а не патерналист, который тешит себя иллюзиями, будто способен устроить жизнь других людей лучше, чем они сами?

Хотя сейчас «либералами» называют себя кто угодно, включая махровых социалистов, но главный принцип либерализма был сформулирован Локком. И в оригинале он звучал, если не ошибаюсь, как «каждый дрочит, как он хочет». А государство – просто ночной сторож. А вовсе не радетель за всеобщее счастье и не строитель идеального общества.

И эта концепция – не на ровном месте возникла. А была следствием объективного осмысления такого усложнения и диверсификации социального уклада, где оказывалось просто немыслимо причесать всех под одну гребёнку, под некое единое «так правильно». Слишком сильное сопротивление индивидуалистических, частных интересов, подкреплённых частным ресурсом, поэтому проще было махнуть рукой и сказать: «А, живите, кто как знает, главное – друг друга не кусать по беспределу».

Хотя так-то, конечно, любой правитель (и любой философ, мнящий себя Аристотелем при Александре) горазд помечтать о том, как бы он наставлял простой народ, предписывал им да запрещал, а они б ему в рот смотрели, великому гуру. Но вот в Англии семнадцатого века – это уже немножко затруднительно оказалось. По факту. Оказалось, что лучше признать частные права и свободы, чем каждые десять лет иметь гражданскую войну.

Ну и вот что забавно в вопросе об абортах, и сторонники легализации, и противники (пролайферы) – в либеральной традиции аппелируют к её базовым ценностям. Одни – к праву тётки распоряжаться своим телом и его содержимым, вторые – к праву живого человеческого существа на жизнь, которую никто не может отнять против его воли (и без вины с его стороны).

Камень преткновения – вопрос о том, считать ли эмбриона живым человеческим существом, чьи права надо бы уважать.

То есть, хотя сам я считаю, что это чушь, наделение зародышей правами человека, но должен признать, что некоторая логика у пролайферов есть. Они (те, которые вменяемые, а не конченые религиозные психопаты) спрашивают: «Вот почему новорожденного, сделавшего первый вздох, убить уже нельзя, а за пару-тройку месяцев до этого – можно? Где грань, когда бы он вдруг становился личностью, имеющей права?»

Однако ж, оправдание запретов на аборты тем, что «Райху нужны солдаты» или «Нам нужна великая и многочисленная нация» - это уже совсем из другой оперы. Это чисто этатистский, патерналистский дискурс.

Поэтому понятно, почему на Латынину вызверились как бы либералы, включая Нестеренко. Но на самом деле, когда читаешь его отповедь, понимаешь, что недалеко ушёл, на самом-то деле.

Вот тоже – всё с позиций «общего блага» и «правильного устройства».

«Нам нужно сделать то-то, нам нужно сделать сё-то…» В частности, нужно субсидировать «правильные» семьи, которые рожают понемногу и уделяют внимание воспитанию ребёнка.

Извините, а за чей счёт их субсидировать? Если за счёт волонтёров-благотворителей, которые считают, что это им нужно – ради бога, никто не запрещает. Если им действительно нужно, чтобы этот «правильный ребёнок из правильной семьи, достойный места под солнцем» получил за их счёт три гуманитарных образования и до старости строчил диссертации на тему «Корпоративный капитализм как гуманитарная катастрофа».

Но если за бюджетный счёт – то, меня, по правде, удивляет, с какой лёгкостью ребята, философы и публицисты, мнящие себя чуть ли не либертарианцами, готовы распоряжаться этими средствами в своих фантазиях.

Ребят, а вы понимаете, вообще-то, что это – не ваши деньги? Это деньги налогоплательщиков, аккумулированные государством принудительно, под дулом пистолета (потому что государство – имеет такую легальную монопольную возможность, принудительно собирать с людей дань).

Ну и в классическом либеральном дискурсе как-то принято считать, что к распоряжению бюджетными средствами, собранными принудительно – нужно относиться очень осторожно. Что их допустимо тратить не на свои какие-то сколь угодно филантропические прихоти, а на то, что реально необходимо для функционирования государства (и в тех пределах, в каких реально необходимо, незаменимо его функционирование как очень специфического социального института).

То же самое касается и вопроса о законодательных предписаниях и запретах. Не, понятно, что патерналисты, дай им волю, готовы расписать чужую частную жизнь так, что Ким Чен Ин обзавидуется. Но либералы, если они истинные либералы, - признают, что нужно десять раз подумать, прежде чем кому-то чего-то запрещать или предписывать. И если уж выдвигаешь такую инициативу – ты должен ОЧЕНЬ внятно обосновать, каким, блин, образом поведение другого человека (которое ты хочешь откорректировать) образует посягательство на ТЕБЯ. То есть, каким вообще он образом тебя «трогает».

Иначе – это будет беспредел. Это будет позиция «Я, императрица Екатерина Великая, повелеваю людям то-то и то-то, потому что я лично считаю, что так правильно».

Ну и Екатерина-то реально императрица была. Притом – невредная, на самом деле, тётка. Но главное – у неё была самодержавная власть, которую она сумела захватить и удержать. Это означает, что у неё были некоторые дипломатические и административные таланты. По крайней мере, она умела мотивировать подчинённых, чтобы они претворяли в жизнь её волю.

Но вот все эти «кабинетные» философы и публицисты, в спектре от «явно фашистского», вроде Кунгурова или Максима Калашникова, до как бы либеральных, вроде Латыниной и Нестеренко – это просто смешно, как они рассуждают, что надо принять такой-то закон, такой-то запрет, и будет счастье (в их, конечно, разумении, в каждом случае – специфическом).

Они ж реально не имеют никакого опыта по части управления людьми, по части их «прогибания» под себя. Они серьёзно надеются, что достаточно принять нужные им законы, направить руку полицейского, держащую пистолет, а дальше всё будет исполняться автоматически? С Луны свалились?

Да чего добились подобные доброхоты за последние сто лет, вводя всё новые и новые регуляции да запреты (всеблажайшие, конечно, из благороднейших побуждений) – абсолютной коррумпированности государственного аппарата, включая прежде всего силовую его часть, полицию. Абсолютной моральной дезориентации. Когда любой нормальный полицейский вполне обоснованно начинает считать, что лучше брать взятки за саботирование идиотских законов, чем «добросовестно» их соблюдать. И это не только российская проблема – в Европе и Штатах всё то же самое. Это видимость, будто коррупции и саботажа в их правоохранительной системе меньше. Просто – давать надо уметь.

Ну и это неизбежное следствие того положения, когда люди, вместо того, чтобы внятно обосновать свою законодательную инициативу о некоем запрете или предписании СВОИМ личным интересом, на который совершается агрессивное посягательство, начинают чего-то лепетать про «не о себе думаю, но о благе нации, человечества, космоса».

Да всегда все о себе думают. Всегда все проецируют свои личные(!) представления о гармонии мироздания на понятие «общего блага». А оно-то, может, истинно достижимым будет, когда всех под капельницу с опиатами уложить – то-то притащатся. Или – в Северной Корее тоже очень счастливые люди, на всю голову.

Но нужно честно признаваться хотя бы самому себе: да не хочу я, чтобы другие, чужие мне люди были счастливы. Я хочу, чтобы они были такими, чтобы счастлив был я, на них глядючи :-)

Это – первый шаг. Признание своего неизбежного, основополагающего эгоцентризма (солипсизма даже, если угодно).

Дальше – признание того, что другие люди могут иметь иные представления о том, какими им быть, и с этим приходится считаться. Потому что человек – животное разумное, а потому опасное. По-настоящему опасное. Ты ему начнёшь вещать, каким ему быть, чтобы радовать твой взор – а он тебя зарежет нахер, когда прильёшь ты его своим базаром козлиным.

Значит, приходится как-то вертеться в пространстве «своих свобод и чужих границ», чтобы не было всеобщей бойни, метафорической гоббсовой «войны всех против всех».

Ну и тут наши российские либералы, в большинстве своём, огорчают именно коренным непониманием того, что понимают, в общем-то, и вменяемые урки на зоне. Ты – не можешь чего-то требовать от другого человека, если не обоснуешь, зачем тебе это нужно и почему ты вообще берёшь на себя такую наглость, чего-то требовать от другого человека.

Требование «Не пили, пожалуйста, этот столб, а то на нас на всех крыша рухнет и мы умрём» - это нормальное, обоснованное требование. Продиктованное самозащитой от объективной угрозы.

Требование «Не смей позволять своей шмаре делать аборт, потому что мне нужна многочисленная империя» - вызывает закономерный встречный вопрос: «Ты чего, ебанулся, Наполеончик? Ты кем себя возомнил? Я тебе раб, что ли? Или мои дети – твои рабы?»

Требование «Ты должен скинуться баблом на поддержание моего сына, которому нужно оплатить учёбу в Гарварде, потому что он правильной голубой крови пацан, не то, что ты, чурка черножопая» - встретит такое же недоумение: «Ты ебанулся? Твой сын, тебе надо – ты и оплачивай. С хера ли нам какое-то дело?»

Ей-богу, у зеков больше бывает «либерализма», в истинном понимании, нежели у записных кабинетных наших (и не только наших) либералов.

И это не случайно. Зеки – люди, которые сами по себе довольно опасны, довольно инициативны, довольно-таки себе на уме – и вынуждены уживаться друг с другом. А это вынуждает уважать частные права тех, кто может в ином случае полоснуть бритвой по горлу и не «совать свой нос в чужой вопрос» без крайней необходимости, которую ты должен обосновать, а не просто «я так считаю правильным».

Да, сидел ли я сам на турьме? Сидел. Давно было, но четыре почти месяца я провёл на Бутырке. Надо было прикрыть одного паренька, сына нашего подкрышного банкира, которого обвиняли в износе (фуфлыжно), и вот пришлось побыть там с ним на хате. Это был довольно забавный и познавательный экспириенс. И честно, те вменяемые арестанты, которые там верховодили (а были, конечно, и дебилы, и отморозки, но при себе свою отмороженность держали) – они реально в большей степени «либералы», нежели многие эховские публицисты. Они реально понимают, ПОЧЕМУ нельзя, без крайней нужды, указывать людям, что делать.

Вообще говоря, то, что мы называем «моралью» - имеет один единственный корень. А именно – осознание нашей взаимной опасности, как разумных существ, а соответственно – осознание необходимости уживаться друг с другом на неких началах, которые бы наиболее устраивали «высокие договаривающиеся стороны». Ибо иначе – бритвой по горлу.

И не случайно все наиболее либеральные сообщества в истории, от древнегреческих полисов до США, создавались, во многом, из довольно таких отвязных головорезов, довольно криминальных волков по отношению к овцам, но между собой – пришлось договариваться, уважая частные права друг друга, а государство терпеть – ну лишь постольку, поскольку это вообще неизбежно. Ну потому что если не будет государственных, скажем, судебных приставов, взыскивающих долги, то будут ребята с утюгами и паяльниками, и они тогда будут государством, но это порождает большую неразбериху, когда всё так непрозрачно и «динамично», поэтому – хер с ней, пусть будет Конституция и некая прозрачная система власти.

Наши либералы – они органически выращены в этатистской парадигме, они, кажется, просто не могут понять, что государство может быть не «законодателем мод» и силовым проводником их фантазий по принуждению других людей к угодному ИМ образу жизни, а просто «охранным агентством», которое люди согласились содержать потому, что «какая-то охрана неизбежна и даже нужна, но не более того».

Отсюда – и все проблемы с восприятием либерализма в России.

Да электорат здешний, на самом деле, гораздо более либерален, нежели многие публицисты, провозглашающие себя либералами.

Многим людям из «лохтората» - на самом деле органически понятна мысль, что не надо лезть в жизнь соседа и указывать ему, чо делать, если он не создаёт каких-то проблем тебе, если он не заливает тебя, не постреливает в твою сторону из пулемёта, не пристаёт к твоей жене. Когда этого нет – да похуй, в общем-то, как он живёт и чем дышит. Не мои проблемы.

А эти мечтатели – всё примеряют на себя «бороду Маркса», или тиару Понтифика. И всё пытаются поиграть в игру «кабы я была царица». Что очень смешно выглядит, если принимать во внимание их реальный властный ресурс (нулевой, в общем-то).

Но, повторю, мне интересно бывает читать и Латынину, и Нестеренко. Да, у них есть свои припизди, свои заёбы – но есть и проблески здравомыслия. Иногда, правда, они просто рассуждают о том, с чем никогда не имели дела. Принуждение других людей к исполнению запретов и предписаний – ровно тот случай.

Как бы я сам решал вопрос с абортами, «кабы я была царица»?

Да никак. Отдал бы на самотёк полностью, что, в общем-то, и рекомендуется сделать государству по большинству вопросов, которые оно почему-то прибрало к своим функциям.

Пусть рулит общественная инициатива.

Хочешь поддержать деторождение? Пожалуйста, создавай фонд, который бы обращался к мамашам, потенциальным клиенткам абортмахеров: «Мамаши! Вы можете сейчас заплатить за избавление от нежеланного плода, с большим риском для здоровья, а можете – родить, и мы выкупим вашего ребёночка за хорошие деньги, и отдадим в хорошие руки».

Хочешь пресечь расплод нежелательного элемента? Пожалуйста, создавай фонд, который бы предлагал и аборт бесплатно, и даже перевязку труб за премию от этого фонда. «Если ты залетела по пьяни в четырнадцать лет – ну, может, тебе лучше иметь Форд Фокус, а не продолжение рода?»

Главное – всё за частные деньги. Кто кому хочет – тому и жертвует. Государство – вообще не должно в это вмешиваться (кроме как для пресечения произвола и насилия).

Как быть с правами зародышей, которые тоже человеки, с точки зрения пролайферов?

Да знаете, скажу шокирующую правду, но на самом деле у человека нет никих долбанных прав, данных от Бога.

Признание частных прав человека – это всего лишь следствие понимания, что иначе, в случае их непризнания, он будет опасен. Он сам или те, кто за ним стоит.

За свиньями – мы не признаём прав личности. Мы их разводим и жрём. Ибо – а чо они нам сделают? На них – мораль не распространяется. По очень простой причине: они – НЕ опасны. Они не могут нанести ответный удар.

То же самое со всякими зайчиками и олешками в лесах. Да, в последнее время мы их охраняем от полного истребления, но не потому, что уважаем их права, а потому, что они любезны нашему взору.

Нужно смотреть правде в глаза: права личности признаются только в том случае, если невыгодно их не признавать. Либо тебе эта личность полезна, в качестве контрагента, либо опасна, если её ущемлять. Tercium non datur.

А эмбрионы? Они что, способны объединиться и нанести ответный удар за аборты? Нет.

Или – они кому-то настолько нужны живыми, чтобы с этим считаться? Ну тогда у этого кого-то есть очень хороший вариант, помимо буйства и беспорядков. Взять и выкупить их. За свои деньги. Вот прямо вести пропаганду у абортариев: «Девочка, а если ты родишь – я куплю твоего ребёночка за десять штук баксов».

Нет? Ну, до свидания, значит. Умерла – так умерла. Значит, на самом деле эмбрионы в чреве клиенток абортариев никому нахер не нужны (не до такой степени, чтобы кто-то тратил на них свои собственные бабки), а весь кипиш – просто дешёвое псевдонравственное самоутверждение. И попытка заставить других людей платить за свои капризы.



Tags: Россия, либерализм
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…