artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Нервозность как высшая и последняя стадия ледовитости

Я не смотрел финальный матч чемпионата по хоккею, но когда мне сообщили, что сборная России покинула лёд, не дожидаясь гимна Канады, я решил, что это был какой-то демарш. Что они были возмущены, скажем, предвзятым судейством, неспортивной игрой соперников, всякое прочее подобное, и таким образом выразили своё «фэ». Развернулись и ушли, все как один, с гордо поднятой головой. Каковая пиар-акция могла быть и отрепетирована на случай поражения.

Реальность оказалась не такой пафосной и более нелепой. Нет, это не было демаршем. Это был разброд и шатания прифигевших после часа напряжённой игры ребят, которые просто не знали, что им делать. Кто-то остался стоять, как и положено, кто-то ломанулся на выход, нестройными рядами, кто-то – метался промежду. Смотрелось это, конечно, жалко.

То есть, очевидно, просто не нашлось организатора, который бы объяснил им, как себя вести в соответствии с протоколом (если прежде не знали) и который бы проследил за соблюдением приличия. В самом элементарном виде. «Смотрим на меня, и с поля укатывать можно – когда отмашку дам».

Кроме шуток, но хоккеисты-то эти реально так выкладываются, что сами хрен чего соображают. Поэтому и управление ими должно быть самым простым, но действенным. А его не было.

Вместо этого, наверное, их только накачивали на предмет того, что «А с поля уедете – только когда отыграет гимн России». Подразумевая, что он будет играть последним – ведь как иначе, после 4-0 против амеров?

Ну и вот в этой безобразной картинке, лунатично и неурочно разбредающихся с поля хоккеистов – в общем-то, вся суть новейшей России.

Ведь главная проблема путинского режима не в том, что он жёсткий, авторитарный, непримиримый. Его проблема в том, что он сам не знает, какой он, и более того – каким ему ХОТЕТЬ быть. Оттого – максимальная бестолковщина во всём, зашкаливающий градус патетической трескотни, даже не претендующей на осмысленность, и общее впечатление быковатого алкаша, который набрался до того, что сам не понимает, что у него на уме: то ли облобызать других посетителей таверны, то ли устроить драку. Но, сука, ты меня уважаешь? Я ведь вас всех, сука, люблю! Козлы! :-)

И сейчас этот режим, по закономерной логике своего развития, деградировал до того, что не только в реальных мероприятиях не может преуспеть, но и в пиарщине, в лакировании печальной действительности, в создании выгодного образа, который бы скрывал его истинную некомпетентность. Хотя, казалось бы, умение пускать пыль в глаза и делать хорошую мину при плохой игре – всегда было сильной стороной русского вообще и советского в особенности чиновного характера.

Вот мыслимо ли, чтобы такая накладка с разбредающимися хоккеистами случилась при товарище Сталине? Совершенно немыслимо – и не только потому, что хоккей тогда не был так популярен в СССР. А потому, что если уж затевается какое-то дело национального масштаба, вроде крупного спортивного мероприятия – то все участники должны иметь чёткое представление о том, какой пропагандистский эффект от них ожидается.

Если демарш и пощёчина врагам Отечества – то уж демарш и пощёчина. А если демонстрация дружбы и уважения, то такая, чтобы сам Черчилль прослезился от умиления. Но устроить мероприятие так, чтобы мир гадал, чо это вообще было? То ли детсадовская спонтанная обидка за проигрыш в матче, то ли просто «затупили»?

Нет, такого товарищ Сталин не допустил бы. Даже товарищ Горбачёв такого не допустил бы. Вернее, и без участия первых лиц, рулили спортивно-зрелищной системой люди, которые понимали: скандалов желательно не допускать. Тем более, нелепых и позорных. Желательно, прилагать хоть какие-то усилия, чтобы предотвращать такие казусы и предпосылки для них. Ну, например, убедиться, что хоккеисты не покинут поле раньше времени, раньше, чем будет дана отмашка.

Понимают это и «буржуинские» менеджеры. Ибо тоже заботятся об имидже, о репутации. Их, конечно, не расстреляют за подобный косяк – но работу потерять можно. И лицо.

Но вот конкретно новейшая российская система – она устроена так, что просто всем всё похуй. Преданно заглядывать в глаза (в эти добрые рыбкины глазки), издавать положенный речекряк про «поднимаемся с колен» - и нихера не делать, ни за что не отвечать.

Казалось бы, вот где хоккей – а где космодром «Восточный»? А суть-то – одна. В обоих случаях – предприятия, имеющие большое пропагандистское, «коленоподъёмное» значение. Космодром – ещё, в некотором смысле, и военно-техническое значение имеет.

И вот возникает какая-то задолженность по зарплатам – и работяги доходят до того, что рисуют свой «крик души» на крышах, так, чтоб из космоса видно было. Скандальчик нешуточный.

Вопрос: какой мудак курировал строительство, что довёл до этого? Он что, не понимал, что это категорически недопустимо, что он не только по своей репутации бьёт?

Когда на кону так много – с людьми можно договориться. Их можно ублажить. А для этого – интересоваться всё-таки, например, тем, вовремя ли им платят жалование.

Людей можно прессануть. Дать понять, что возникающие проблемы – решаются в рабочем порядке и приватно, но если кто будет сор из избы выносить – позавидует мёртвым. Собственно, даже такой либерал и гуманист, как слуга ваш покорный, когда «Партия» отрядила меня рулить металлообрабатывающим заводиком на Урале, первым делом очень доходчиво донёс до коллектива эту простую мысль. Что если чем-то недовольны, ребят, то вот есть я, есть мои замы, но сливать в прессу каких-то наши частные дела… «Нет, мы никого не будем увольнять. Даже на доске почёта фотка останется». – коллектив дополнил с ухмылкой: «С чёрной полоской» - «Ну, не я сказал». И мы прекрасно друг друга поняли, и всё было славно. А мне тогда было двадцать два года, и это были так называемые «лихие девяностые», когда, казалось бы, сплошной бардак. Правда, мы хорошо платили работягам, по тогдашним меркам.

Сейчас же, после всех лет стабильности и порядка, вдруг на самом что ни на есть стратегическом объекте работяг доводят до того, что они пытаются разжалобить, очевидно, марсиан, когда на Земле правды нигде не нашли. Главное – им не объяснили, что так делать нельзя. Вообще не заморочились этим.

Говорят, лицо новейшей России – Путин? Теперь, скорее, Димочка Рогозин. Десять тонн фанфаронства, мильон децибел пустозвонства – и ни малейшего чувства ответственности, ни малейшей способности вникать в дела и решать проблемы. Даже в тех случаях, когда скандал, казалось бы, смерти должен быть подобен. Ибо – не подобен. Всё – божья роса, как с гуся вода.

И вы спросите, есть ли у России будущее? Есть. Надеюсь. Отличие этих придурков от Павла Первого – в том, что их, возможно, и не придётся душить шарфом. Ещё немного деградации – и сами удавятся галстуком, при попытке соорудить некий особо фасонистый узел. Ну а после них – да, у России есть будущее.

Конечно, они изрядно подгадили стране тем, что не только проваливают любые затеи внутри неё, но ещё умудрились, в агонии, развязать самую позорную и идиотскую войну в истории, посраться со всем миром и выставить всех русских (а не только себя) больными патологически лживыми ублюдками. Это придётся разгребать десятилетиями.

Но зато у следующего правительства России будет тем меньше печали, что оно сможет с лёгкой душой посылать нахер всех нынешних хуйловских прихлебателей и «крымняшек» вообще, а не врать им, будто бы спит и видит, как бы даровать им счастливую безбедную жизнь. Вся эта публика – предатели России, пособники бандитов и террористов, а потому пусть будут рады, когда не проданы в рабство (многих, впрочем, придётся продать – и туда дорога).

Европейцам в этом отношении сложнее: им пока приходится заигрывать со своей чернью и почёсывать ей за ушком, раздувая «социальную заботу» до непосильных и совершенно растлительных пределов. Мы же, когда окончательно сгниёт и рухнет эта путинская «гильотина из папье-маше», сможем быстрее европейцев и американцев вернуть право частного рабовладения и таким образом приблизиться к восстановлению социально-политического уклада Цивилизации до античного уровня. А частное рабовладение – это conditia sine qua non стабильной либеральной демократии. Без этого, без убирания безответственных кретинов в рабское состояние (в результате их личностного банкротства) – демократия быстро вырождается в социалистическую деспотию, союз тирана и черни, где слой деятельных и ответственных индивидуалистов попросту размазывается и закисает.

Поэтому, даже хорошо, что сейчас Россия получает последнюю, уже «гомеопатическую» дозу такой деспотии, которая, к тому же, настолько убога и никчёмна, что не вызывает ничего, кроме брезгливой усмешки. Ну и никчёмность сия – проявляется, конечно, во всём.

А, ну да! Олимпиаду они всё-таки не разворовали целиком, но соорудили и провели.

Честно, двадцать лет назад было трудно представить на планете Земля режим, который бы гордился тем, что не завалил Олимпиаду.

Но выдрессировать своих хоккеистов так, чтобы не бежали с поля вразброд, как двоечники со школьной линейки в буфет, - это, конечно, уже непосильная задача.

На самом же деле, путинский режим, с его претензией на гиперэтатизм, смотрится, конечно, особенно гротескно и карикатурно, однако выражает общую тенденцию – отмирание территориальной государственности как таковой. Просто, он выражает её наиболее рельефно. Но по сути, все государства сейчас – клоунада на фоне эффективных частных корпораций.

Преимущество России в том, что мы раньше можем переболеть вот этим вот совсем уж неприличным, шутовским, ни на что не годным этатизмом – и раньше придём к практической реализации параллельных, клановых юрисдикций на одной территории. Да, ну и частное рабовладение, конечно. Некоторые говорят, что я уделяю этому слишком большое внимание, но что поделать: я просто люблю людей. А приятнее всего любить их, когда они всё-таки находятся в надёжных заботливых руках, а не шляются по избирательным участкам, чтобы проголосовать за бандосов, обещающих «правильный грабёж в пользу бедных».

Tags: Россия, грядущее, филосопельки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments