artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

2. Джаред, Еськов, "советский автопром"

Продолжение. Начало - предыдущая запись.

Несколько большей способностью к инновациям обладали менее заорганизованные, менее гармонизированные сообщества. Сиречь, варвары.

Да, у них тоже, конечно, был страх перед гневом духов и прочий всякий шаманизм, но всё-таки из десятка варварских племён, пребывающих в битве не на жизнь, а на смерть, ведущих борьбу за выживание, мог сыскаться один какой-нибудь вожачок-богохульник, который бы заявил: «Нахер гнев духов, но эти стрелы, дающие плюс пятнадцать к точности – я возьму!»

Это когда ему в явном виде предлагают очевидно полезную инновацию. Скажем, новое эффективное оружие. Но фундаментальные исследования вроде «если мы оседлаем лося, то в перспективе будем иметь непобедимую сохатую армаду»?

Боюсь, это слишком сложно для самого продвинутого и свободомыслящего вождя. Его первая мысль будет: «А ты, мил человек, меня не разводишь?» Вторая же: «Нет уж, если во что вкладывать ресурсы – так это в жертвоприношение. Мой дедуля, вон, принёс великую жертву – и победил в битве. Значит, способ эмпирически проверенный».

Поэтому многие действительно судьбоносные открытия – совершались в те времена исключительно случайно. Когда сами шли в руки.

Поэтому Джаред и прав, что набор МАКСИМАЛЬНО пригодных для доместикации животных и растений – играл очень большую роль. То есть, не таких растений и животных, которые в принципе можно одомашнить усилиями ВАСХНИЛа, Ветакадемии и Московского Цирка, а таких, которые сами напрашивались и кричали «не проходите мимо!»

То же касается и не биологических, а минеральных, скажем, открытий.

Ну вот каким больным на голову фантазёром нужно было быть первобытному парню, чтобы целенаправленно обжигать в костре разные камешки, выясняя, а не получится ли из них металл, пригодный для ковки? Да соплеменники могли бы грохнуть такого просто на всякий случай, от греха подальше.

Но когда костёр случайно(!) оказался разведён на выходе медного колчедана, и когда случайно(!) кто-то поднял получившийся оплавленный ошмёток и сделал из него скребок, удивившись пластичности материала и лёгкости заточки – вот тогда уже мог появиться интерес к более-менее научным экспериментам с обжариванием разных камешков, с выявлением новых металлов, с их сплавлением. А мог – и не появиться. Шаман сказал, что всё это провокация, искушение и морок – поэтому лучше обжарить экспериментатора, а не камешки. От греха подальше.

Между тем, обработка металлов – это был такой же ключевой технологический прорыв, как и появление колёсных упряжек на конской и воловьей силе.

Медь. Потом бронза. До технологии выплавки железа – прошли тысячелетия бесплодных экспериментов, уже получивших, однако, определённый вектор: берёшь всё, что ни есть на земле и в недрах её – да обжариваешь по-всякому.

И когда научились получать железо, распространённое повсеместно, в отличие от олова, нужного для бронзы, - это, конечно, была революция. Для многих – печальная. Кризис Бронзового Века. Когда дикие варвары (очевидно, именно в их среде впервые и научились выделывать железо) получили оружие, не уступающее или даже превосходящее таковое у развитых осёдлых цивилизаций. А главное – резко уменьшилась значимость контроля над торговыми путями, по которым поставлялось олово из тех редких мест, где оно было доступно. Зато – резко увеличились возможности производить оружие и орудия вне зависимости от доступности олова.

Но первый шаг в этой цепочке, открытие выплавки меди – он определённо был чистой случайностью. Которая, однако, подчиняется некоторым закономерностям.

Итак, имеем континент А и континент Б. На континенте А гомосапы начали расселяться сто тысяч лет назад, и расселились до того, что при малейшем потеплении шуганулись через Чукотку в Аляску, и далее расселились по Америкам. Что произошло десять тысяч лет назад.

В то время – технологиями выплавки меди не владели люди ни в Старом(А), ни в Новом(Б) Свете.

Можно ли считать, что по этой причине они пребывали в равных стартовых условиях?

Нет, конечно.

На континенте А – они имели гораздо более высокую плотность (не очень высокую по современным понятиям, но достаточную, чтобы часть населения отроилась и ушла через Чукотку на Аляску – чего от хорошей жизни вряд ли сделаешь). И вот эти отроившиеся – только десять тысяч лет назад в принципе появились в Америке. Ещё пара тысячелетий – на продвижение и заселение Нового Света. На выравнивание плотности с тем, что было в Евразии.

При этом, обе Америки вместе взятые – они меньше Евразии (фактически же, нужно приплюсовать и Северную Африку, которая тоже была связана с Евразией). И даже если считать, что в Новом и Старом Свете одинаковая плотность доступных месторождений меди, и отбросить тот факт, что без лошади люди в Новом Свете не могли перемещаться по прерии – сам по себе размер площадей имеет значение.

Представьте: вот две рощицы. Одна шестьдесят га, другая – сорок. В обеих есть грибы, с равной плотностью. В одну вы запускаете шестьсот грибников в семь утра, в другую четыреста – и в полдень.

В какой рощице будет найден первый гриб?

Думаю, ответ очевиден.

Вполне закономерно, что в Евразии люди натолкнулись (случайно) на расплавленную медь на несколько тысячелетий раньше, чем в Америке.

Хотя там – тоже натолкнулись. Ольмеки, тольтеки, ацтеки – обходились обсидиановыми топорами. Но тараски, очередные варвары, пришедшие с севера, владели технологией обработки меди. Поэтому ацтеки, несмотря на своё могущество, пасовали перед медными топорами тарасков.

И к гадалке не ходи, эти очередные варвары с севера – смели бы ацтекскую цивилизацию к чёртовой матери. Как раньше это сделали сами ацтеки. А до них – ещё десять раз случалось подобное. И каждый раз то была катастрофа, и каждый раз – возрождение, прибавлявшее нечто новое.

Тараскам не повезло, однако. Как раз когда они готовы были в полной мере познакомить ацтеков с превосходными качествами меди – с другой стороны явились другие ребята, которые имели в своей коллективной цивилизационной истории не десять, а сто десять сеансов разрушения и обновления великих культур.

Медь для них – выглядела не очень впечатляюще. Они прошли это примерно семь тысяч лет назад. Пять тысяч лет назад – бронзу. А сейчас – заявились на галеонах с пушками.

Но это произошло не потому, что европейцы юбер аллес какие креативные и башковитые, а индейцы – тупые. Нет. Это была вполне математическая предопределённость. Чем больше площадь для изыскания – тем раньше на ней свершится изыскание. В частности, встреча людей и меди, пригодной для ковки. Откуда уже пошёл целенаправленный интерес к металлообработке, со всеми вытекающими.

Даже если считать Евразию и Америку абсолютно равными по доле пригодных для человека ареалов обитания в общей площади и доступности природных ресурсов, как биологических, так и минеральных – всё равно чисто по математической вероятности в Новом Свете цивилизация обречена была развиваться с задержкой. Ничтожной по палеонтологическим меркам (ну что такое пара-тройка тысяч лет?), но критической – по археологическим.

Просто потому, что Евразия – больше, и представляла собой связное пространство. Не политически – но фактически. Такое, где люди могли интенсивнее обмениваться знаниями, пусть и в форме «мой топор круче, заруби себе на носу… вернее, я сам это сделаю».

Критические для цивилизации открытия (а они таковы, что их никто намеренно не искал на том этапе) – в Евразии осуществлялись с большей вероятностью, а значит – раньше. На несколько тысяч лет, и это предопределило, кто к кому приплыл в гости первым (и с каким арсеналом).

Индейцы же, оказавшись в изоляции от Старого Света (да, в своё время они переправились через Берингов пролив, когда море отступало, но кто попрётся обратно на этот чёртов север, чтобы узнать, чо и как там в Евразии?) – ничего не знали о достижениях китайцев и европейцев, даже не подозревали.

Требовать от них, чтобы они прилагали какие-то немереные усилия для получения тех открытий, которые евразийцам сами собой пришли в руки – ну примерно как требовать от наших правительств, чтобы они обеспечили переселение в подводные города, потому что завтра прилетят инопланетяне и выжгут нахер лазерами всю нашу военную и индустриальную инфраструктуру, и наши ракеты будут столь же бессильны против их лазеров, как стрелы ацтеков против испанских панцирей и пушек.

Пессимисты скажут вам, что инопланетной цивилизации, способной преодолеть миллионы парсеков открытого космоса и расфигачить нас лазерами с орбиты – в общем-то пофиг, насколько глубоко мы уйдём под воду. Захотят – достанут и там.

Оптимисты скажут, что инопланетной цивилизации, способной преодолеть миллионы парсеков и расфигачить нас лазерами с орбиты – нафиг не впёрлось это делать. Скорее, они пришлют к нам этнографов и туристов, как мы сами в последнее время обходимся с аборигенами Океании (с теми, кого не замочили чуть раньше, в смысле).

Реалисты скажут, что инопланетной цивилизации как таковой, может, и не впёрлось нас расфигачивать, но это может сделать какой-нибудь их злобный ребёнок, угнавший папин звёздный катер. Его семью потом оштрафуют, его самого лишат сладкого, но Землю это не воскресит. И хрен мы чего поделаем, потому что в принципе не знаем, что именно надо делать, чтобы сровняться с настолько превосходящей цивилизацией. При всём нашем научном мышлении и вере в научно-технический прогресс (а не в гневливых богов и духов).

В таком положении были и индейцы, даже самые развитые их сообщества. Они примерно представляли себе те вызовы, которые были рядом (главный из которых – демографический перегрев и возможная безработица с последующими волнениями), но совершенно не могли предвидеть, с чем столкнутся в лице превосходящей цивилизации, проделавшей гораздо более долгий и интенсивный путь за то же время. Даже если б предвидели – с их стороны было бы невероятно готовиться к этой встрече с той позиции, что «у них может быть конница, а значит, нам надо, кровь из носу, приспособить каких-нибудь тварей для верховой езды».

Ну и насколько в принципе сопротивляется традиционное общество инновациям – я уже говорил (не только я).

Мы их меряем своей меркой, с позиции привычных игроков в «Цивилизацию» Сида Мейера – но ведь на самом деле и наше общество сопротивляется инновациям, несмотря на все прогрессистские слоганы.

Простой пример. Вот давно уже существует возможность оснастить гражданские авиалайнеры такой автоматикой, которая бы исключала ошибки «человеческого фактора» (что является наиболее частой причиной катастроф). То есть, перехватывала бы управление в случае, когда пилот совершает откровенно суицидальные действия (что бывает и намеренно, бывает и по глупости).

Частные компании – в принципе готовы ко внедрению таких систем. Но при этом все понимают: случись сбой – таких рационализаторов-первопроходцев станут рвать в клочья. И плевать, что у других компаний за то же время упало десять самолётов по вине алкоголиков-шизофреников-террористов. Внимание будет приковано к той, кто ввёл инновацию, автоматическое исправление критических ошибок пилота, – и облажался хотя бы раз. Ибо инициатива, инновация – она наказуема и в нашем мире. Который вроде бы и приветствует свободный рынок, свободную частную конкуренцию – но во многих вопросах руководствуется чисто социалистическим опасением «кабы чего не вышло» (хотя бы – забастовки лётных профсоюзов, которым, конечно, не улыбается, чтобы командир воздушного судна превратился в нечто вроде гостиничного лифтёра).

А вы хотите, чтобы ацтеки или инки форсированно внедряли верховых лосей или тягловых тапиров. А нахрена это им нужно было бы, проводить инновации, ломающие весь их жизненный уклад, с совершенно неясными перспективами?

В Евразии всё было проще. Варвары на краю степи споймали лошадку, приручили – и неожиданно получили хороший транспорт, чтобы заглубляться в степь.

Скорее всего, это вообще происходило непреднамеренно. Молодёжь какая-нибудь, самоутверждаясь, выделываясь перед соплеменниками и особенно соплеменницами, подкрадывалась к диким табунам, чтоб изловить жеребёнка – а выяснилось, что он приручается. И буйвол – тоже приручается.

А где-то рядом – были первые гордые аграрные поселения. Которые растили злаки и чувствовали себя охуительно самодостаточными. Им нафиг не нужны были эти варварские экзерсисы с дикими животными. До тех пор, пока к ним не прикатывала по степи орда на повозках и колесницах, и если не захватывала сразу – то методично разоряла поля и поселения. А как выдвигается на неё пешая дружина, сколь угодно многочисленная, – уходила обратно в степь.

И тут уж было два варианта. Либо эта гордая аграрная цивилизация перенимает опыт обращения с волами, лошадками и колёсными повозками – либо… она уже никому не поведает о мотивах, почему этого не сделала.

Но как правило – по-любому варвары из степи ушатывали осёдлую цивилизацию. И сами оседали на её землях, принимая её достижения и привнося свои. До следующих варваров со следующими инновациями.

Ну и вот в Евразии – это процесс начался раньше, чем в Америке (просто потому, что заселение Америки началось позже), и был гораздо интенсивней, и вероятность встречи незамутнённых варваров что с лошадью, что с медью – была гораздо выше.

По хорошему счёту, если подходить чисто математически, то приходится удивляться, как при таком неравенстве исходных данных индейцы в принципе умудрились создать такие занятные цивилизации, как ацтекская и инкская, когда у европейцев, находившихся в гораздо лучшей стартовой позиции, были всего лишь деревянные галеоны с чугунными пушками (индейцам, правда, и этого хватило, вкупе с неведомыми им микробами).

Тут можно задаться вопросом к европейцам (и китайцам) вроде: «Ребят, ну вот если вы, пройдя путь от меди до железа уже где-то к концу второго тысячелетия до нашей эры, а к Р.Х. технологии выплавки железа и выковки стали были повсеместно распространены в Евразии, и особенно в Риме – вы совсем тупые, что ли, чтобы не догадаться чуточку форсировать свои печи, усугубить кислородный надув, заюзать каменный уголь, повысить градус – и добиться плавления уже стали, а не железа?»

Но – нет. Этого – европейская цивилизация достигла только в девятнадцатом веке, таких температур, при которых плавится сталь. И это, конечно, было революцией, сравнимой с добычей железа четыре тысячи лет назад. Потому что теперь очень прочные детали с заданными легированием свойствами можно было выплавлять в произвольной конфигурации, а не выковывать дамаск самых примитивных форм.

Более того, достижение таких температур в печах – позволило и полноценный цемент делать. Который, конечно, был известен и римлянам – но то был вулканический цемент, пуццолана, естественным образом поставляемый Везувием, Этной, и прочими поставщиками, никак не гарантировавшими регулярности поставок и сохранности сырья (от воды цемент портится).

Это на самом деле «уму не растяжимо», мимо скольких совершенно очевидных инноваций проскользнула античная средиземноморская цивилизация, в целом прекрасная (то же самое, чую, будут говорить о нас лет через тысячу).

Иметь технологии выплавки железа – но не додуматься до поддува и выплавки стали, когда в принципе-то она получалась?

Иметь технологии выплавки стекла, но не додуматься до линз?

Иметь всеобщую грамотность, всеобщую потребность в чтении, вокалический алфавит, но не додуматься до печатного пресса с набором из литер?

При этом, Рим – моя любовь (греко-римская культура, из которой мы все по-любому выросли). Мне очень импонирует их светскость, их рациональность. Когда их читаешь – думаешь, что с этими ребятами очень легко нашёл бы общий язык.

Эти ребята – в принципе созрели для того, чтобы намеренно развивать и приветствовать инновации (в отличие от сакральных, духовно-скрепленных всяких социалистических деспотий, которые чихнуть боялись, только б не порушить застойную гармонию всеобщего блага).

Но и они – пролетели мимо стольких полезных инноваций, лежавших на самой поверхности, что просто диву даёшься, КАК они могли это не ухватить.

Так если римляне и греки, эти умницы и прогрессоры, не сподобились сделать наборный шрифт или стремена для лошадей или наддув в печах для лучшего плавления железа, что было совершенно в их досягаемости, – как можно требовать от ацтеков или иных индейцев, чтобы они вдруг бросились в проект приручения лосей и тапиров, в порядке «советского автопрома»?

Это товарищу Сталину хорошо было советский автопром развивать, когда он точно знал, что грузовики народу нужны. Даже больше нужны, чем молитвы, жертвоприношения и новые курительные смеси для трубки мира.

То есть, конечно, и над молитвами духоподъёмными для народа трудились, и жертвы священные приносили, и Герцоговину-Флор в трубку крошили, но в целом было ясно: нет грузовиков – нет индустрии и армии. А значит – порвут к чёртовой матери те, у кого есть индустрия и современная армия. Никакие молитвы и священные жертвы не помогут – чисто технологиями задавят.

Но товарищ Сталин – знал этот расклад. Понимал его. В конце концов, даже не смотря на большевистскую Революцию и последующие события, Россия не так сильно отстала от прочей Европы, не так утратила связь с реальностью европейской цивилизации.

Индейцы Америки – просто нихера не знали, что творится в Старом Свете. Они даже не осознавали его наличия (память первобытных предков, вышедших оттуда по Берингову проливу – ну какая она могла быть?)

Удивительно, на самом деле, как быстро они всё-таки сориентировались в изменившейся обстановке, и как заставили себя уважать, как заставили белых колонизаторов заигрывать с коренными американцами, а белых детей - играть в индейцев.

Мне доводилось общаться и с индейцами из резерваций, и с неграми из Субэкваториальной Африки, и с папуасами. Не во имя политкорректности (коя мне омерзительна, как любое этическое «клизмирование мозга»), а во имя правды – они реально не тупые. В смысле, есть разные – но есть и не тупые. Просто, все играют на тех картах, какие имеют.

В чём безусловно прав Джаред, Евразии по-любому выпала гораздо лучшая колода, с гораздо лучшими комбинациями. Просто потому, что она – больше. Это, в общем-то, могло бы быть достаточным объяснением того, почему евразийский «ноосферный массив» развивался быстрее любого прочего, до поры изолированного.

Сейчас, правда, все мы в одной лодке, никто не изолирован, никто не может об этом мечтать, никто не может этого страшиться :-)

Tags: глобальность, история
Subscribe

  • До свиданья, Ковид!

    Самопрожарка под фенобарбиталом подействовала как нельзя лучше. На следующий день как проснулся — сразу понял, что перевалил через кризис.…

  • Здравствуй, Ковид!

    Удалось таки инсталлировать себе Ковид. Вот год назад — три раза пытался, и облом. Как об стену горох. А сейчас получилось. Ну, правда, и доза…

  • О развлекательной ходьбе

    Хотел, отвлекшись от политики, написать статью о том, как правильно ходить. А то на днях учил этому одного приятеля, подкрышного коммерса, который,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • До свиданья, Ковид!

    Самопрожарка под фенобарбиталом подействовала как нельзя лучше. На следующий день как проснулся — сразу понял, что перевалил через кризис.…

  • Здравствуй, Ковид!

    Удалось таки инсталлировать себе Ковид. Вот год назад — три раза пытался, и облом. Как об стену горох. А сейчас получилось. Ну, правда, и доза…

  • О развлекательной ходьбе

    Хотел, отвлекшись от политики, написать статью о том, как правильно ходить. А то на днях учил этому одного приятеля, подкрышного коммерса, который,…