artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

... и покоренья Крыма

В украинских политических кругах снова муссируется тема того, можно ли было удержать Крым и кто его «слил»: то ли беспринципные политики, то ли трусливые генералы.

Я же сказал бы так. Пусть киевские политики были бы принципиальными до синих соплей, а вояки в Крыму – отчаянно храбрыми и боевитыми, но главная проблема конкретно тогда, в феврале-марте прошлого года, заключалась в том, что они просто не имели возможности договориться о сколько-нибудь решительных совместных действиях.

Ну вот представьте: побеждает Майдан. Кто конкретно пришёл к власти – ещё не совсем понятно. Вроде бы, старые всё лица, Яценюк да Турчинов, но за ними маячат ребята вроде Яроша, которые, по слухам, и составляют сейчас реальную власть в Киеве.

Сказать, что вояки и вообще силовики не в восторге от такой ситуации – это очень мягко сказать. Даже те из них, кто не был замазан в коррупционных схемах, не прислуживал Януковичу в наиболее тёмных его делишках, не был завербован российскими спецслужбами – всё равно по большей части очень скептически относились и к Майдану, и к новой власти, пришедшей на его волне. Совершенно не знали, насколько эта власть прочна и долговечна, не вернётся ли завтра Янукович, и не окажутся ли они крайними, если подпишутся выполнять сколько-нибудь резкие приказы этой власти.

Почему она и не давала сколько-нибудь резких приказов? Ну потому, что понимала: в этом случае очень дохрена вояк и спецслужбистов пожмут плечами и скажут: «Да, правду говорит Киселёв, тут в Киеве к власти пришли какие-то натуральные фашисты, а я не поверну оружие против народа». Во всяком случае, этого можно было ожидать, и верить не мог никто и никому. Это, собственно, частая ситуация при революциях. Они ведь и успех обретают прежде всего благодаря тому, что силовой корпус, по причине своей растленности и пофигизма, проявляет пассивность в защите прежней власти – но и очень сложно ждать от него мгновенной и решительной активности в защите новой власти, которая для него вообще никто.

Военные перевороты – дело другое, но на Украине была именно социальная революция, а не coup detat. Вся военщина оказалась в жуткой фрустрации (не поминая уж то, что эта армия и прежде не собиралась ни с кем воевать и совершенно не готовилась к активным боевым действиям по-любому).

Ну и вот тогда, прошлой весной, отыгрывая ситуацию за Киев, теоретически я предполагал: ситуацию с Крымом можно было бы спасти, если б найти хоть один верный и боеспособный батальон, который бы бросился на Симферополь сразу, как только здание Крымской Рады было захвачено зелёными человечками.

При этом, такой батальон должен быть готов не просто блокировать захваченное здание и нейтрализовать этих неопознанных «сквотеров». Это – конечная цель маршрута.

Для начала же – он должен был элементарно доехать. Что на самом деле могло стать вовсе не таким уж элементарным путешествием.

Кремлёвские, конечно, маньяки, что в принципе устроили всю эту катавасию и стратегически угробили Россию, но в тактическом отношении – они не идиоты. И разумеется они просчитывали реакцию Киева на свои действия, равно как и прорабатывали варианты противодействия.

Поэтому безусловно были наготове бригады бабушек, жаждущих умереть в СССР, обученные перегораживанию трасс и обволакиванию войсковых колонн под жалостливые причитания и горькие упрёки. Этот сценарий впоследствие реально затруднял перемещения ВСУ на Донбассе, а уж в Крыму было гораздо больше материала для его реализации.

Соответственно, от военщины требовался некоторый опыт в разруливании подобных ситуаций. Хотя бы – умение сказать достаточно убедительно: «Пожалуйста, не сравнивайте нас с немецкими фашистами. Немцы – народ сентиментальный. А мы – траки в речке от вашей кровищи отмоем, и дальше поедем».

Надо ли говорить, что ВСУ тогда не имела ни такой жёсткости, ни репутации, позволявшей её заподозрить?

Далее путь колонне вполне могли перегородить и российские военные. И в этом случае от украинского командира требовалось сказать опять же достаточно убедительно: «Братва, мы не хотим стрелять, но если не свалите нахер – всех замочим» - - «Да мы ж с тобой в Афгане были! Неужто не признаёшь брата Колю?» - - «Признаю. Но у нас сейчас не вечер встречи ДМБ-89. У меня есть работа, у меня есть боевая задача, и я её выполню любой ценой».

Я уж не говорю о таких моментах, что командир должен быть абсолютно уверен в лояльности своих людей и исправности матчасти. Чего, конечно, не гарантировалось даже в самых элитных украинских частях, дислоцированных в Крыму.

Надо ли объяснять, как легко может личный состав саботировать выдвижение, когда не хочет никуда выдвигаться, а техника дышит на ладан, и все это знают?

Любая реальная попытка бросить даже самую верную и боеспособную украинскую часть на защиту Крымской Рады – легко могла быть превращена как в клоунаду, когда б там половина машин по дороге заглохла, так и в трагедию.

Вот представьте: перегораживают им дорогу гражданские (мечтающие умереть в СССР и ненавидящие всё украинское подлинно крымской, зоологической ненавистью). Военные ребята, предположим, очень мотивированные, очень лояльные, они по какой-то причине даже готовы подчиняться малоизвестному им господину Турчинову, который попросил их прибыть в Симферополь и освободить захваченные здания.

Но – у них совершенно нет опыта в разруливании подобных ситуаций. Они нервничают, кто-то, психанув, даёт очередь из крупнокалиберного пулемёта по скопищу этих омерзительных, наглых совковых харь (когда их наблюдаешь даже на видео – искушение велико) – и кровавый фаршмак. Десять-двадцать-тридцать обезображенных трупешников. Сплошь – невинные овечки, безоружные женщины и старики.

Тут бы визг похлеще стоял, чем из-за пресловутой этой «Одесской Хатыни». Как же: не уличные активисты, а кровавая украинская военщина напала на мирных жителей! Да и потом: Одесса была уже после аннексии Крыма, после всех колорадских провокаций и откровенного начала военных действий на Донбассе. А если такой эксцесс, пока российские и пророссийские силы ещё не пролили крови? Это был кошмар для Киева, и не меньший – для расслабленных, изнеженных украинских вояк в Крыму.

Когда они сейчас говорят, что готовы были выполнить любой приказ для защиты полуострова – лукавят, мягко говоря. Приказы, ставящие под угрозу жизнь гражданских – тогда никто не согласен был ни выполнять, ни отдавать.

Что, в общем-то, взаимосвязано. Армия – не выполнит приказ, чреватый потерями среди цивилитиков, поскольку совершенно не уверена, что её не подставят, не сделают крайней. Политики – не отдадут такой приказ, поскольку совершенно не уверены, что он не будет использован вояками как уважительный предлог для дезертирства («Нет, уж извините, воевать против народа – я не подписывался»).

А даже если и были военные, готовые довериться новому правительству и пойти на резкие действия – правительство не могло быть уверено, что это они всерьёз.

Так и сложилась ситуация, когда только и оставалось, что не делать резких движений – и это устраивало всех, кто в принципе мог бы их делать.

Поэтому, когда в начале прошлого марта я говорил, что в создавшейся ситуации Россия может не только Крым отхапать, но и до Львова дойти как штык через масло – это была не фигура речи. Поскольку в украинском военно-политическом механизме тогда не было главного: хоть какого-то взаимного доверия между военной и политической его компонентами. А когда так – совершенно не имеет значения количество танчиков, самолётиков, снарядов.

И вот в течение этого года наблюдался очень мучительный, очень муторный процесс установления этого самого доверия. Которое, конечно, далеко ещё не полное (мягко говоря), но всё-таки появилась некоторая убеждённость, что тот же Турчинов не свинтит в Штаты с последним баблом, наворованным из бюджета, а ВСУ не будет переходить на сторону противника целыми бригадами. Украина стала другой. Она реально стала серьёзной военной силой, а не бутафорской.

Но тогда, в самом начале всей этой путинской авантюры, я не думаю, что сумел бы, оказавшись на месте Турчинова, погасить крымский кризис в зародыше. Поскольку де факто – у меня не было бы ни одной воинской части, в которой я мог бы быть уверен.

Мне могли докладывать, что вояки преданы душой и телом, и роют землю копытом, готовые к любым боевым задачам – но у меня не было бы возможности знать, насколько это соответствует действительности. И насколько они реально способны решать такие задачи, как продвижение по территории, где дохера враждебных цивилитиков, и на любом ровном месте может образоваться такое кровавое дерьмо, что потом хрен подчистишь.

Я вот считаю себя довольно решительным парнем (а злые языки называют меня даже «отморозком»), но не думаю, что на месте Турчинова отдал бы приказ о выдвижении вроде бы лояльных и вроде бы боеспособных воинских частей на Симферополь и зачистку захваченного правительственного комплекса.

Ну потому что ключевое слово – «вроде бы». А как у них на самом деле что с боеспособностью, что с лояльностью – да хрен их знает! Тут командующий украинским ЧФ только что Москве перекинулся, а уж какая может быть агентура на уровнях пониже, как там кого обрабатывали, чем соблазняли, и какие пакости они могут устроить, какие провокации – никакой полёт фантазии не будет слишком вольным. Всё может быть – я просто не знаю этих людей, не знаю реального состояния дел там, и не знаю, на чьи сведения можно опираться, принимая решения.

Поэтому решение о довольно пассивном «сливе» Крыма, когда украинские военные просто сидели по своим базам, позволив заблокировать себя, а украинские дипломаты заламывали руки в ООН с понтом «Мы являем невиданные чудеса пацифизма, но доколе терпеть?» - оно было, вероятно, оптимальным.

Вернее, просто не было возможности принимать сколько-нибудь более активные решения. Любое из них могло привести к морально-политической катастрофе для Киева. На что, возможно, и рассчитывали Кремлёвские. Так же им пришлось схарчить этот Крым, раз уж начали заглатывать и не встретили сопротивления, и спровоцировать необратимые процессы, которые приведут к гибели Московии (слава богу!) и реставрации «Новгородчины» (хотя Кремлёвские вряд ли рассчитывали именно на такой эффект – они ушлые крысы, но близорукие).

Для Украины же «покорная» сдача Крыма (при действительной невозможности оказать слаженное сопротивление) породила важный мессадж: Путин вовсе не желает мира и добра, он реально напал на нашу страну, отхапывает территории, развязывает бойню даже при том, что мы всеми силами старались её избежать.

Тут уж, как бы вояки ни относились к Майдану и его выдвиженцам (да плохо, разумеется), им пришлось понимать, что работать на Москву – это вообще всё похерить. Ибо связываться с такими уродами, как показали себя Кремлёвские, - вовек не отмыться по-любому, и никакие бабки не помогут. И нигде потом Родины не будет. Поэтому Украина и стала другой.

Tags: Крым, Россия, Украина, кризис
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…