artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Минстецю на заметку

Как сообщают СМИ, в Краматорске этой ночью снесли очередной памятник Ленину.

Не то, чтобы у меня сердце кровью обливалось при этом известии (хотя лучше бы эти памятники использовать для тематического парка) – но, полагаю, скоро запас сносимых памятников Ленину иссякнет. И что ломать тогда?

Предпочтительней, наверное, не ломать, а строить. И если возводить монументы, особенно, на Востоке Украины – то каким-то персонажам, которые бы не вызывали ярой неприязни ни у какой части населения, а всем могли бы оказаться близки и понятны.

Идеально, конечно, Люк Скайуокер или учитель Йода. Или Винни-Пух. Или, скажем, Одиссей удаляет бревном соринку из глаза Полифема. Но если уж говорить об исторических деятелях и национальных героях, то подумалось вот что.


Степан Бандера и Роман Шухевич, возможно, не будут восприняты как желанные кумиры даже проукраинскими жителями Востока. Это слишком далеко, да и слишком неоднозначно.

Гетман Сагайдачный, конечно, был очень яркой исторической фигурой, но тоже вряд ли «свой» для жителей Донбасса и Слобожанщины.

Поэт Шевченко – безусловно, великий украинский поэт, но его культ и без того таков, что создаётся впечатление, будто единственный. Хотя как по мне, Олесь Скрыпка не хуже :-)

Между тем, Востоку Украины нужен некий герой, который был бы а) свой; б) в целом симпатичный; в) антиимперский, но не утрированно украинский.

Что ж, насчёт «в целом симпатичный» - это не проблема. Есть, конечно, в истории люди, которых сложно сделать «в целом симпатичными». Гай Калигула, Влад Цепеш, Мария Тюдор, Жиль де Ре, Елизавета Батори, Иоанн Грозный, Филипп Второй испанский. Эти-то – просто «няшки», ни у кого язык не повернётся назвать их всего лишь «в целом симпатичными». И на каждого не то что памятник можно воздвигнуть – «диснейленд» отгрохать.

Большинство остальных персонажей, оставивших след в истории, легко можно изобразить, оперируя лишь доказанными фактами, без левых инсинуаций, как циничными злодеями, так и благородными героями (как правило, они бывали и тем, и другим).

Ну и вот в данном случае нас интересует такой конкретный персонаж, как Кондратий Булавин.

В советских школьных учебниках он подавался, если не ошибаюсь, как донской казак, но если сказать точнее, он был предводителем Бахмутского войска, а Бахмут – это нынешний Артёмовск (где танковое «лежбище»).

Тогда это действительно были земли Войска Донского, но сразу к северу – казаки уже были не донские, а слободские, а западнее – сечевые.

На Дон и на Слобожанщину бежали угнетённые селяне с Московии, в Сечь – из Речи Посполитой. Хотя перемешивались, конечно. И всё это в целом называлось уже тогда «Украина», что в переводе на буржуйский – «Фронтир». То же, что «Дикий Запад» в Новом Свете, только что вместо прерий – степь, а вместо индейцев – татары. И крымские, и ногайские, и всякие.

Собственно, там и могли существовать только две формы жизни. Лютые татары – и свирепые казаки. Любые мирные земледельцы, имей неосторожность там оказаться – естественно, тут же делались лёгкой добычей тех или других.

Ну и вот в начале восемнадцатого века Пёрт Великий обнаружил, что чересчур уж поиздержалась его империя-новостройка на людишек. И войны, и строительство Питера на костях, а которые живые оставались – всё норовили на Дон и Донец свинтить. Вот и послал Пётр воеводу Головина, чтобы беглых возвратил.

А казаки немножко не поняли. Как так? С Дону выдачи нет, а с Донбасса – тем паче. Ну и понеслась. Кондрат Булавин так этих царских эмиссаров прессанул, что ясно стало: кого достигнет – тех участь весьма определённая. С тех пор и пошло выражение: «Кондрашка хватил».

Это не шутка. Это основная этимологическая версия. И вот подумайте: много ли вы знаете исторических людей (а не мифологических персонажей), чьё бы имя вошло в идиомы широкого употребления на три века?

Восстание полыхнуло аж до Волги – и по всей Левобережной Украине.

Причём, сечевые запорожцы в основном поддерживали Булавина, а Мазепа – последний год пестовал в себе лояльность Кремлю. Вскоре картина поменялась диаметрально. Ну да Украина – это всегда плюрализм мнений и калейдоскоп альянсов (поэтому, собственно, там фашизм вряд ли возможен в обозримом будущем).

Булавина в конце концов грохнули, но политическое и культурное наследие он оставил. Да-да, он был культурный человек. Писать умел. И во все концы слал «прелестные» письма, где обосновывал, почему Пётр козёл и слушать его не надобно. Весьма, я бы сказал, дипломатически грамотные такие мессаги.

В общем, он за свободу и человеческое достоинство боролся? Боролся. И в принципе правильно. Если уж приютили холопов беглых – грех выдавать. А что сбёгли – так знать барин дурак, коли бегут от него. От умных – не сбегают.

Против московитского деспотизма имперского бился? Не без того.

И при этом – именно восточноукраинского региона фигура, коренная (даже если с севера пришёл, о чём доподлинно неизвестно). Не какой-нибудь Олекса Довбуш, которого, конечно, чтут гуцулы, но от Северского Донца это ещё дальше Бандеры. А Кондратий Булавин – он как бы может быть в доску свой. И русский, и украинец. И казак, и команданте-герильеро, и политический лидер.

Не то, что культ из него лепить непременно надо – но там достаточно интересного материала, чтобы и фильмов наснимать (сериалов даже), и памятников навставлять всё-таки можно. Без лишнего пафоса – а вот как-нибудь так душевненько оформить.

Если б я писал сценарий фильма про Булавина – я бы ни в коем случае не демонизировал московитов (благо, Пётр интересная всё же личность была), но постарался бы провести ту линию, что Булавин был Петру ровня, как политик. Это не Емелька Пугачёв, который хоть и отчаянный, и незаурядный, а всё ж дремучий, но Булавин - государственного мышления муж, притом прогрессивного. Потенциал имел такой, что мог бы объединить весь казачий этот «фронтир», «Большую Украину» от Сана до Волги, и с Речью Посполитой договориться (насчёт от Днепра до Сана), и с Московией (насчёт демаркационной линии Царицын-Белгород). Кабы не убили его вероломно, предательски.

Вернее, я б, пожалуй, сценарий написал альтернативно-исторический. Где созданная Булавиным «Большая Украина» и становится добрым соседом как для Речи Посполитой, кою защищает от Туречины и Московии, и для означенных двух, коих защищает друг от друга. Во имя мира в Восточной Европе и всяческого процветания.

А Карл Двенадцатый Шведский, поняв бесперспективность продолжения Северной Войны, когда не будет иметь поддержки со стороны Украины, дарит Петру не только Прибалтику, но и Шпицберген (вообще он тогда, Грумант, ничейный был, и архангельские поморы им так же пользовались, как и норвежцы, но Рогозину было бы приятно, когда б ещё три века назад его России отписали).

Tags: Россия, Украина, история, пропаганда
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments