artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Размышляя о минойских мифах

Как известно, Икар поплатился за самонадеянность. Пренебрегши советом своего папы, знатного изобретателя и рационализатора Дедала, он взлетел слишком высоко, устремившись к солнцу, и лучи сего неумолимого светила расплавили воск, которым крепились перья на его крыльях, и незадачливый воздухоплаватель брякнулся в море.

Правда, с раннего детства, когда я только услышал эту историю, мне показалось странным одно обстоятельство. А именно — выбор материала для своей конструкции таким безусловно грамотным в инженерном деле человеком, как Дедал. Ведь воск — он как бы и в твёрдом состоянии не то чтобы очень прочное вещество. И понятно, что на Крите минойской эпохи у Дедала под рукой не было графеновых нанотрубок. Но всё-таки, если для его махолёта важны были перья и нужно было их как-то закрепить — то неужели не нашлось чего-то более подходящего, чем воск? Да любой нитью привязать. Тонкими кожаными ремешками. Проволокой медной (она использовалась, скажем, в ювелирных изделиях и гораздо раньше). Да чем угодно — но только не воском.

И кто-то скажет, конечно, что это всего лишь миф, и даже аллегорическая притча, чем смысл-то, собственно, именно в том, чтобы Икар брякнулся через свою гордыню и чрезмерное любопытство — а потому там могли сделать из Дедала идиота.

Но жизнь учит нас, что когда в каком-то мифе присутствуют конкретные технические детали — за этим может стоять что-то реальное.

Про Архимеда тоже много-много веков думали, что человек-то, он, конечно, великий, но вот история про сожжённый зеркалами римский флот — это уж явно байка, позднейший омаж его величию. Пока с возрождением оптики уже в Новое время не стало ясно, что вполне даже возможно воспламенять дерево, фокусируя на нём солнечный свет от отражающих поверхностей. Что на самом деле, совершенно не очевидная мысль — что при «сужении» солнечного зайчика там будет пропорционально возрастать тепловое воздействие. Скорее, такой эффект проще было получить изначально случайным образом, нежели дотумкать до него теоретически. И если кто в древности писал, что Архимед своими зеркалами сжигал корабли — логичнее предположить, что он видел воочию, как кто-то что-то поджигал зеркалами, нежели что высосал это из пальца (ибо тогда он слишком уж, невероятно удачно попал тем пальцем в небо).

Конечно, практические возможности применения фокусирующих зеркал против вражеского флота в реальных боевых условиях — это очень такой дискуссионный вопрос. Там много есть проблем, главная из которых в том, что такое оружие — в любом случае не «гиперболоид инженера Гарина», действующий мгновенно, потребуется довольно изрядное время, чтобы «раздухарить» корабельное дерево, и добиться успеха будет возможно, если противник настолько тупой, что не противодействует этому вообще никак, ни манёвром, ни поливанием забортной водой.

Поэтому, вероятно, метод и не прижился — вследствие своей сомнительной практичности. Но что какие-то опыты(!) с концентрацией солнечной энергии при помощи медных зеркал Архимед проводил и чего-то даже поджигал — это безусловно. Потому что выдумать это с нуля, не имея теоретической базы в физике — ну просто невозможно. А вот дальше, скорее всего, действительно преувеличена оказалась в легенде реальная боевая эффективность этого перспективного вундерваффе. Это бывает. Сколько сейчас, скажем, гуляет баек про чудодейственные «генераторы паники», работающие на инфразвуке. И ведь разработки такие реально велись, и даже какие-то(!) результаты они дают — но бесконечно далёкие от того, чтобы их можно было успешно применять на практике.

Или, взять иерихонскую трубу. Да, конечно, если б реально существовало в библейские времена такое оружие, которое бы шутя обрушивало крепостные стены — евреи бы уже давно захватили мировое господство не только в конспирологических фантазиях. Но некоторая научная основа под этой байкой — имеется однозначно. Вероятно, люди наблюдали такой эффект, когда достаточно мощный звук (даже человеческий голос) внезапно «лопает» глиняные кувшины или стеклянные бокалы, когда попадает в резонанс. Ну и предположили, что вот ещё чуть-чуть — и каменные стены тоже могут рушиться от звука. Небольшое преувеличение — имеющее всё-таки реальную подоплёку.

Поэтому, когда в каких-то мифах присутствуют технические детали, - есть повод задуматься, что чего-то такое могло быть. Нет, понятно, что потом-то безбожно переврали — но вот какая-то основа могла быть.

И возвращаясь к мифу про Дедала и Икара, конечно же, приходится признать, что там речь идёт о безумно глубокой древности, что мы знаем этот миф по эллинским источникам середины первого тысячелетия до н.э., в пересказе далёких потомков тех дорийцев, которые вообще никакого отношения не имели к минойской культуре. Они даже к более-менее родственным ахейцам, ранее контактировавшим с Критом, имели очень опосредованное отношение. Ибо был Коллапс Бронзового Века, когда многие выдающиеся культуры от Греции до Инда поникли необратимо или вовсе перестали существовать, и на их земли хлынули всякие уёбища лесные (и дорийцы в Греции, и арии в Индии), и были Тёмные Века чуть ли не хлеще, чем те, что воспоследовали за падением Рима, и конечно, всё, что относилось к тем очень далёким временам — невероятно извращено в легендах и мифах уже совсем других народов, на момент крушения былых цивилизаций — совершенно диких.

Но вот некоторые детали, именно что технические — могут иметь под собой какую-то почву. Потому что варвары, осев на руинах прежних великих цивилизаций и натешившись эйфорией своего завоевательства (на это порой уходит несколько веков), начинают зачастую проявлять очень большой интерес к тем, кто жил здесь до них — интерес искренний и дотошный. Собирают по крупицам сведения и хранят их очень бережно в своих легендах — даже если не понимают, о чём вообще речь.

Скажем, в том же мифе про Дедала, тогдашнего «Леонардо», бежавшего от критского царя Миноса, есть такой пассаж. Дедал, потеряв при перелёте сына, получил в конце концов политическое убежище на Сицилии у местного царя Кокала. Минос вычислил пристанище Дедала (там интересная история с коварным конкурсом на продевание нити через лабиринт ракушки), заявился на Сицилию и потребовал у Кокала экстрадиции беглеца. А тот — наотрез не хотел расставаться с талантливым и очень полезным изобретателем. Но и прямо конфликтовать с Критом, тогдашним центром всей Средиземноморской торговли, талассократической сверхдержавой — тоже было не с руки.

Поэтому дочери Кокала устроили Миносу «несчастный случай». Устроив ему ванну по обычаям гостеприимства — подали туда кипяток, и гость сварился. После чего извинились перед критянами за досадное происшествие, выдали тело царя для надлежащего погребения, заверили в своей вечной и нерушимой дружбе. То есть, это было очень важно — что не просто грохнули, а будто бы случайно так вышло. Ну, сам краники спутал.

И вот греки времён Гомера и Гесиода, да и более поздних, - они, воспроизводя этот миф со всею дотошностью, при этом оговаривались в комментариях, что это уж явно несуразная какая-то байка, ибо как это вообще возможно? В их мире — просто не было таких технических устройств, чтобы понятен мог быть смысл этой истории.

Но в римских термах, спустя ещё несколько веков — уже вполне была довольно продуманная система раздельной подачи воды разных температур в термы. И римлянам уже понятно было бы (как и нам), что, при некоторой изобретательности, можно устроить такую диверсию. Когда человек открывает кран будто бы холодной воды — а его ошпаривает кипятком, и он, в шоке, не может выбраться из мраморной ванны, и происходит «несчастный случай». Не очень по-доброму, конечно, но — результативно для целей спецоперации.

И хотя от дворцовых комплексов минойской эпохи сохранилось не так много, как от гораздо более поздних римских сооружений, - но вот есть детали, намекающие, что у них был не только водопровод, но и раздельная подача холодной и горячей воды для оптимального регулирования. Пусть технически не совсем современного вида там сантехника была — но идейно всё то же самое.

Это я к тому, что когда речь идёт о технических деталях — задумавшиеся варвары на пути к просветлению обычно старались их не искажать в своих легендах, даже если наглухо не понимали, что к чему.

И вот я подумал, при каких бы условиях и для каких целей некий действительно талантливый изобретатель минойской поры мог бы использовать воск в конструкции некоего летательного аппарата.

Ну, о махолёте, пригодном для «пилотируемого» применения — речи, вероятно, не идёт. Да, сейчас энтузиасты создают летательные аппараты, приводимые в действие мускульной силой человека, но, естественно, там довольно сложные схемы преобразования движений разных групп мышц (ножных, прежде всего), физически реализуемые только на современной технологической базе, а не просто крылышки, цепляемые на руки. Нет, люди не летают, как птицы. Немножко другая конституция. Поэтому не будем всерьёз размышлять, мог ли Дедал летать сам со своим сынком. Сильно маловероятно — так скажем. Как ни качайся — ну не будут у тебя дельты работать с той же удельной мощностью, что килевые мышцы птиц.

Но речь могла идти о каком-то летательном средстве наподобие воздушного змея. Да, это вполне реализуемо было. Для чего? Для сообщения с материковой Грецией, откуда Дедал, кажется, был родом. А Минос, критский царь, держал его будто бы в «золотой клетке», как ценного сотрудника советской «шаражки». А тот, возможно, хотел сбежать — и с этой целью наладил переписку.

В чуть более поздние времена, уже классической античности, - известно о применении для этих целей почтовых голубей. Но про минойский период — нет данных, что они применялись. Возможно, тогда ещё люди не дошли до этого, до понимания привязанности голубя к дому и как это можно использовать. А Дедалу некогда ждать, пока человечество приручит голубей и научится использовать их навигационные своейства.

Так как ему, используя подручные средства, сварганить некий летательный аппарат, который бы можно было незаметно запустить со своей башенки на Крите — и который мог бы быть принят в континентальной Греции?

Возможно, так. Сделать воздушного змея на каркасе из чего угодно (проволока, прутики), а собственно несущая поверхность — птичьи перья, уложенные ровным слоем, и всё это закатано воском. Ты мог бы, конечно, сделать эту плоскость из папируса или ткани или тонкой кожи, что было бы надёжней — но не в этом твоя цель. Тебе нужно — чтобы эта конструкция, наоборот, развалилась по прошествии более-менее предсказуемого времени.

И вот ты запускаешь этот девайс под утро, он устремляется на север вместе с сирокко, а как припекает утреннее солнышко — воск размякает на чёрных перьях и эта штука, теряя «летабельную» силу, валится за землю уже за проливом. Где её ждут, конечно, высматривают в небе. Ну, не очень точный БПЛА — но реализуемый.

И если Дедал реально делал нечто подобное — конечно же, это могло дать почву для мифа о крыльях из воска с перьями, которые растаяли на солнце, когда самонадеянный Икар вознёсся, и бла-бла-бла. Но вот в основе — могло быть нечто такое вполне разумное.

Другой же миф, тоже связанный с минойским Критом, о котором я в своё время задумался — про Тесея, записавшегося в партию греческих юношей и девушек, которых в качестве дани отправлял Эгей на Крит на предмет пожирания в лабиринте Минотавром.

Тут нет, конечно, технических каких-то деталей — но я думаю, что сейчас, в наши времена, это настолько узнаваемо, что нет никаких причин считать ту греческую историю «мифом».

Да разумеется, минойский Крит просто обречён был требовать «дани» в виде каких-то лучших, знатнейших юношей и девушек от континентальной Греции. И речь не идёт даже об «аманатах», заложниках. Речь немножко о другом.

Вот что был Крит в период рассвета минойской культуры? Это было самое цивилизованное место тогдашней Европы. И это была процветающая такая олигархическая торговая республика. Ну, по части конкретных деталей госустройства, конечно, сведения очень отрывочные — но что безусловно, Крит процветал именно за счёт того, что на нём сходились морские торговые пути из разных мест.

А торговля — это, собственно, и есть Цивилизация. Альфа и омега. Торговля — как система добровольно заключаемых контрактных обязательств, где разные люди предлагают другим людям то, что есть у них, в обмен на то, чего у них нет. И торгаши - это всегда самая приличная публика из всех прочих страт, что есть на данный момент в данном социуме. Просто потому, что у торгашей нет ничего святого.

Вот если вас угораздит попасть в прошлое (что нынче очень модно в литературе), мой совет — держитесь поближе к торгашам. Ибо великие воины прошлого легко разрубят вас пополам, просто чтобы проверить остроту своего нового меча, великие духовные деятели — просто принесут вас в жертву. И только торговцы могут захотеть иметь с вами дело, если это дело может обернуться прибыльным. Ради этого — они даже воздержатся от того, чтобы демонстрировать на вас остроту мечей на рынке или ублажать вашей жертвой какие-то духовные скрепы — если в живом виде вы покажетесь им интересней чисто коммерчески. Да, торговля — это начало гуманизма и цивилизации.

Ну и вот минойская цивилизация — она была торговая в основе своей. А потому люди, стоявшие у её руля, не заинтересованы были во всяких там священных войнах — а заинтересованы были в плодотворном сотрудничестве. Типа, ты мне — я тебе.

Но для этого, конечно, желательно было подготовить себе «причалы» на чужих берегах. Ну, чтоб там тоже были достаточно надёжные люди, которые бы тоже ценили продуктивное рациональное сотрудничество, а не создавали рисков торговле, впадая в какую-то блажь. Поэтому минойцы заинтересованы были в том, чтобы воспитывать и окультуривать всяких выползших из леса уёбищ, каковыми тогда были и греки-ахейцы.

Как этого добиться лучше всего? Конечно же, брать к себе на воспитание всякий знатный молодняк у местных. С тем, чтобы немножко так приобщить к своим ценностям — а потом вернуть в изначальную стаю, чтобы там уже проводили нужную политику.

И все высокие цивилизации — конечно же, истребовали молодняк к себе на обучение у всяких варваров, если вовсе имели в виду дальнейшее сотрудничество с этими варварами (бывали варианты, что их считалось предпочтительней просто размазать тонким слоем, но это не минойский случай в отношении континентальной Греции).

Между тем, когда ты взял очередную партию юношей и девушек, от племенной знати своих пока ещё дремучих контрагентов, - как их заставить реально чему-то учиться? Ну, они гордые сыны своего дикого народа, они великие воины (даже барышни), они на охоте в одиночку могут пардуса трахнуть (даже барышни) — и их-то за школьные парты сажать по студенческому обмену? Да они только плюнут презрительно, мол, нафиг нам вааще ваши енти знания! Ну или пороть их? Но они приучены терпеть боль, они ж воины и воительницы.

Нужна красивая легенда. Типа того, что им не одолжение делают, позволяя приобщиться к миру знаний, а злобно притесняют, уволакивая на чужбину. А на Крите — их запустят в лабиринт с быкозавром-минотавром. Но их жертва — нужна их народу. Уже поэтому они могут чувствовать себя героями. И народ может ими гордиться, что они принесли себя в жертву ради его счастья.

Потом, на Крите, выясняется, что в лабиринт их запустят, лишь когда они выучатся читать знаки на стенах, которые позволят им найти минотавра и сразиться с ним, и победив — снять проклятье со своего народа. Поэтому надо учиться читать знаки. Добровольно и с песней. С осознанием конечной и величественной цели своей миссии.

А через несколько лет — им уже похер их варварские понты, они уже цивилизованные образованные ребята. Но при этом — способные, вернувшись на Родину, объяснять новым партиям молодняка, отправляемым на Крит: «Да-да, если ты зарежешь Минотавра, то станешь героем на все времена. Вся Эллада смотрит на тебя. Я сам? Ну вот почти, почти его зарезал. Умчался он от меня вглубь лабиринта вымя латать. Но ты, сынок, преуспеешь больше, удачи... Так, чего у нас там по позиции пурпур франко Аргос, и почему до сих пор не отгружено оливковое масло на Сицилию? Неустойку кто платить будет, в случае чего — Минотавр, что ли?... А, сынок, ты здесь ещё? Хочешь напутствие получить, на битву с Минотавром? Ну я тебе так скажу: а бей ему прям промеж рогов! Вот аккурат там - у него голова. Но сначала — выучи знаки, чтобы найти Минотавра».

Ну, как-то так, видимо, выглядела эта история с отсылкой ахейского молодняка на Крит. Как потом сипайские юноши учились в Оксфорде, как наша российская элита ссылает своих отпрысков в британские школы. Они, конечно, сейчас не говорят, что это необходимая жертва Джону Буллу — но скоро, возможно, и так станут обосновывать. Мол, ничего не поделаешь: англичанка сильна и требует жертв — так мы своих(!) детей в жертву приносим, чтобы ваши спокойно в Вологде жили :-)

Tags: история, мифы, педагогика, политика, технологии
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments