artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Литература как залог национального успеха

Перед Новым Годом заезжал к одному бывшему сокурснику по филфаку. Он последние лет пятнадцать работает редактором в одном издательстве. Преимущественно — по художественной литературе. И он высказал небезынтересную мысль.

«Знаешь, - говорит, - почему финны так успешны? Ну, совсем недавно считались совсем дремучим народом, этакая глухая провинция сначала Швеции, потом России, а в двадцатом веке расправили, можно сказать, крылья. Нокиа, там, строительство, передовые технологии. Да просто приятная очень страна. И я вот только недавно понял, почему так».

Что ж, как по мне, в Финляндии многовато социализма, но его нынче по всей Европе дофига. А в целом трудно не согласиться — за последние сто лет финны здорово поднялись. Предполагаю:

«Вряд ли ты скажешь, что причина — в якобы имеющемся там сухом законе».

Подтверждает:

«Не скажу. Я думаю, причина — в их литературе. В смысле, в том, что её практически нет, некой великой литературы на финском языке. И уже по этой причине они избавлены хотя бы от мегаломанских понтов. Да и дети в школах могут больше тратить времени на что-то действительно полезное».

Да, это интересная мысль. Конечно, я мог бы вспомнить кое-что из финской литературы. Ну там, «Калевала» - очень миленький эпос. Туве Янсон, про мумитроллей. Тоже эпос, можно сказать. Правда, она на шведском писала. А вот чтобы по-фински да не народный героический-космогонический фольклор, а как бы литература в собственном смысле? Навскидку только Мартти Ларни всплывает, но не думаю, что это имя гремит на весь мир.

И ведь как-то живут без того, чтобы иметь собственную, национальную литературу на своём языке. Это, конечно, не значит, что они вообще ничего не читают. Но они просто не приучены, наверное, понтоваться именно национальной несравненной культурой (за приполярной скудостью таковой). А потому больше открыты для других культур и не смотрят свысока на людей из стран, где, возможно, тоже нет великих литературей. Меньше поводов меряться перьями.

При этом, я, конечно, не враг словесности. Будь врагом — наверное, на филфак бы в своё время не стал поступать. Но в моём разумении художественная литература — это просто хобби. И для читателя, и для автора. Ну ладно, для автора это может быть ещё своего рода мания, этакий зуд, требующий почесать руки об бумагу, а также способ зашибания бабла или иного повышения социального статуса.

И тот культ, в который принято возводить это дело, - нездоровая на самом деле фигня. «Ах, это необходимо для патриотического воспитания!»

Ага. Чтобы школяр научался надувать щёки от дурацкой гордости за то, что творили на его языке совсем другие люди, без малейших на то оснований чувствовать свою(!) какую-то к этому сопричастность и топырить свои кургузые пальцовки, типа, «да ваш Байрон щенок против нашенского Бальмонта» (или наоборот).

«А ещё это необходимо для духовно-нравственного развития личности».

Ну, тут сложный вопрос. Вообще-то, речь всего лишь о чьих-то фантазиях. О фантазиях человека, обычно имеющего кое-какой интеллект (да, с ай-кью меньше пятидесяти сложно выбиться в успешные писатели, и даже у Донцовой на самом деле больше, как ни маскируется), но обычно крайне мало причин считать этого человека каким-то нравственным гуру, учителем жизни. Нет, обычно гениальные ребята — те ещё сволочи. Они психопаты, большей частью. В том смысле, что они зациклены на своём творчестве и чихать хотели на всё остальное. Они порождают персонажей, выпестывают их — лишь чтобы подвергнуть всяческим страданиям и, зачастую, прибить. Во всяком случае, так принято у авторов, считающихся истинно духовными. И таким-то маньякам вы готовы доверить нравственное воспитание своих детей? Хуже может быть только приобщение их к похабным древнееврейским анекдотам.

К тому же, эти ребята, гениальные литераторы, сплошь и рядом берутся писать о том, чего на самом деле нихрена не знают. Но, имея талант (и нечеловеческую наглость), — делают это с большой убедительностью. Вводя юные умы в заблуждение.

«Но литература в любом случае заставляет задуматься о многих вещах».

Ага, sort of. Но всё же в гораздо меньшей степени, чем, скажем, уголовная хроника.

«Это в любом случае очень важно для всякого современного человека, постигать литературу».

Вот серьёзно, сколько людей погибает от того, что не сподобились раскрыть образ Наташи Ростовой? А сколько — от того, что, выезжая на перекрёсток, не сподобились глянуть по сторонам, чтобы раскрыть образ Камаза без тормозов, летящего наперерез? Так что важнее, всё-таки, в современном мире? Ей-богу, с практической точки зрения было бы гораздо полезнее урезать в школах литературу в пользу вождения. Но там, правда, учителю не получится отмазаться тем, что он, де, добросовестно, не щадя себя и не жалея сил, пытался вложить в детские умы культуру вождения, а что они после десяти лет учёбы газ с тормозом путают — так не его вина. Нет, в таких делах всем похер, щадил он себя или не щадил, но он должен научить водить.

«Литература полезна уже тем, что даёт образчики хорошего стиля, хорошего владения языком».

Да, это теплее. Но тут можно было бы проявлять несколько бОльшую гибкость в подборе материала, нежели чем нагружать школяров мегатоннами печатных знаков, которые надо схавать в обязательном порядке, и это вызывает лишь рвотный рефлекс на всё, что в дальнейшем может ассоциироваться с литературным стилем.

Вообще, это крайне сомнительная затея, втюхивать, принудительно, малолеткам всякие гениальные многогранные и многомудрые шняги, которые вовсе не писались для детской и отроческой аудитории. Которые подразумевают всё-таки наличие некоторого жизненного опыта, хотя бы в житейских делах, самых элементарных для взрослых, но зачастую непостижимых для малолеток.

Нет, я не хочу сказать, будто бы от детишек нужно прятать какие-то книжки, типа, рано тебе это читать. Если хочется — пусть себе пробует. Но ключевое слово - «хочется». А вот навязывать детям через силу вещи, созданные для развлечения(!) взрослых всё же читателей, - ну это даже не маразм, это какой-то садомазохизм в худшем виде.

Однако ж, вот чем «толще» и «величЕе» какая-то национальная литературь — тем с большим усердием она впихивается школой в юные умы. Ну как же: это ведь НАШЕ достояние! Мы все должны им причаститься, мы все должны проникнуться сознанием его превосходства над всякими прочими недокультурами.

И я не имею в виду только наш случай, где уж сколько поколений школяров заёбано «образами лишних людей в русской литературе». Но вот и немцы, и французы — тоже этим грешат, форсированием именно своей словесной кухни в школьном образовании, с явным намёком на противопоставление прочим.

Англосаксы — в меньшей степени педалируют превосходство своей культуры... ну просто потому, что оно и так совершенно очевидно, как и их объективно лидирующая роль в последнем столетии, по крайней мере.

Но вот, действительно, ещё в лучшем положении оказываются нации, где, напротив, совершенно очевидно, что иховая сугубо национальная культура никоим образом не может бросать вызов лидирующим. Где заранее ясно, что пупок развяжется - а потому и хрен бы с ним, гекзаметром с Гомером меряться, сонетами с Шекспиром.

Да, та же Финляндия. Не знаю, честно, чего там юные турмалайчики изучают в школах как образчики хорошего финского стиля, но явно их там не накручивают на «импортозамещение» культур-мультурного продукта.

Или, скажем, Голландия. Вот много вы знаете великих литературей, созданных на фламандском языке? Да я, если честно, не уверен, что Эразм Роттердамский писал на нём, а не на латыни. И он всё же мозгоёб был, сиречь философ, а вот чтоб именно великая художественная литература голландская? Да ладно, куда важнее, что они, не парясь вопросами былого культурного величия, первыми в современном мире анашу легализовали. И Филипс — тоже ничо так брэнд.

Дания? Ну да, Андерсен Ганс Христиан. Это был феерический успех. И всем плевать ведь, что изначально сказки его написаны на датском: они переведены на все языки мира, на них выросли сотни миллионов карапузов, и у всех запечатлён позитивный образ Дании, до такой степени, что сейчас она остаётся единственной колониальной сверхдержавой, но никто даже не отдаёт себе в этом отчёт. Потому что благодаря Андерсену Дания воспринимается исключительно как очень укромная, милая, «сказочная» страна. И уж его-то сказки не навязываются — они просто органически воспринимаются мелкими.

Но с таким успехом, какого датский империализм получил в лице Андерсена, как-то вовсе излишне было дальше продвигать свою литературу. Поэтому Дания и не претендует на то, чтобы иметь литературу сверх Андерсена. И чувствует себя превосходно.

Ну и то было несколько примеров стран, которые пользуются своим национальным языком (поэтому не поминается Швейцария, скажем, или Бельгия, или Люксембург), но не пытаются как-то превозносить литературу, созданную на этом языке, не пытаются «клизмировать» ею школяров на предмет национальной гордости. И, может, действительно, их успехи в какой-то степени обусловлены именно этим. Тем, что они избавлены от необходимости тратиться на понты, а потому больше могут сосредоточиться на актуальных всяких задачах.

И ещё раз: я не призываю к тому, чтобы «отречься» от имеющейся национальной культуры, в частности русской. Но я бы предпочёл, чтобы этот вопрос, приобщения к культурному наследию, не форсировался государством. Особенно, в том, что касается великих литературей и школяров. А то ведь оно как получается?

Разбирают в школе, насколько хорошо описаны ощущения студента, грохнувшего старуху ради поживы и самоутверждения. Это интересно, конечно. Но тут следует помнить, что написана вещь человеком, который не грохнул ни одной старухи ради поживы и самоутверждения. Хотя написано талантливо. Так, что хочется верить. И вот это обсуждают в классе, пишут сочинения, и особо пытливый школяр берёт топор, идёт рубит им бабок (и бабки), и всё ждёт, когда его накроет покаяние и просветление (которого, вообще-то, в тексте и близко нет, но критики и учителя где-то его там углядели).

Его не накрывает это дело, просветление и прочий всякий катарсис, и вот он продолжает мочить старух и всё иное, что под топор подвернётся, а потом едет на Донбасс защищать Русский Мир.

Виноват ли в этом Фёдор Михалыч? Да нет, наверное. Он же не предполагал, что его мрачноватую шнягу будут впаривать пятнадцатилеткам. Да ещё и впаривать с тех позиций, что вот, мол, это наше нравственное просветление, им, гагарам, недоступное.

Поэтому, ещё раз, я не стал бы ограждать детей (способных так или иначе дотянуться до верхней полки книжного шкафа или искать вещи в Инете) от любого культурного продукта, но предпочёл бы соблюдать большую разборчивость в том, что можно им навязывать. И тут нельзя руководствоваться лишь тем, что «это наша планетарного значения шняга, от неё все маньяки мира тащатся, потому и детям нашим обязательно надо её употребить и обсосать косточки».





Tags: литература, национализм, педагогика
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments